Форум | belpotter.by

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Рассказы » Легенда о рейнджере (фантастика)


Легенда о рейнджере (фантастика)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Глава I.
Встреча с другом.
   Уже трое суток прошло с того времени, как я вылетел с планеты Марс системы Земля – время по меркам космоса незначительное, но уже трое суток я не видел ни одного человека, ни одного фэянина, ни одного малока, да, вообще, ни одного гуманоида. Скучно, хотя сейчас всё ещё можно пообщаться по видеофону, но скоро и эта связь пропадёт. Уже третий день я лечу по заданию правительства Марса в другую космическую систему. От меня требуется за пятьдесят дней доставить на планету Дуэдэ системы Краа контейнер с важными для гаальцев исследованиями. Я не знаю, что хранится в этом контейнере, но мне и не интересно. Главное в том, что мне заплатят сумму 5.000 кредитов, если я успею к сроку, для меня очень важно получить эти средства. Галактика в опасности, доминаторы наступают, а Галактический союз не может выделить денег на каких-то пятьдесят космических рейнджеров. Вот незадача, приходится добывать галактические кредиты самому, получая их от того же Галактического союза в качестве награды или проданных подороже товаров. Вот есди бы было у меня 35.000 кредитов, залетел бы я на планету Венера и прикупил бы там чудесный трекинговый дроид. Его только недавно разработали гаальцы, а специалисты с Венеры сделали его очень компактным и лёгким, как раз в мой небольшой кораблик. Хорошо, хоть в свой стандартный корпус я встроил отличную музыкальную систему. Слушаю целыми днями гипер-рок группы, особенно мне нравится популярная в последнее время малокская хард-рок группа “Чугуника”.
   Вокруг космос – миллиарды звёзд, миллиарды планет, миллиарды комет и астероидов, кстати, вон один из таких астероидов пролетел. Интересно, куда он движется, и откуда. А вон какой-то космический мусор.
- Элана, просканируй вон тот мусор.
- Обнаружены минералы, - из динамика послышался голос компьютера, - также обнаружен промышленный лазер.
- Вот это уже хорошо! Активировать захват, что у нас там за лазер? – Послышался звук работающего захвата и космический сор потянулся к открывающемуся грузовому отсеку. - Ах, ну да, малокский. Вот незадача.
   Малокские товары лучше сразу же продавать. На собственном опыте убедился, что краснокожие гиганты делают очень некачественные вещи. Летел я как-то раз в систему Бетлгейзе с конденсатным топливным баком малокского производства и не дотянул до планеты Астрон всего дня полёта, этот самый бак выгорел изнутри. Если бы не “добрый” пират Лякуша Ацатка, который продал мне какой-то непобъятный бак за огромные деньги, так бы и висел бы в космосе. А вот, кажется, на меня летит астроид.
- Элана, просканируй астероид, - попросил я свой бортовой компьютер.
- Астероид номер 437, скорость 731, масса 88.
- Активировать ручное управление, сейчас мы его поджарим. Вот, наконец, хоть постреляю.
   Загудели открывающиеся отсеки оружия. Я навёл прицел на астероид, надо только дождаться когда он приблизится на достаточное расстояние. При нажатии на спусковой крючок, раздался глухой треск – это выстрелило моё осколочное орудие (оно всегда с таким звуком стреляет). А астероид тем временем разорвало.
- Активировать захват, собрать осколки.
   Послышался звук прячущихся пушек и звук работы активаторного захвата фэянского производства. Как люблю я эти звуки. Вот кстати и руды добыл, будет что продать на первой же остановке. Не люблю я торговаться, вот и продаю всякую космическую дрянь сразу, как появляется возможность. Некоторые рейнджеры забыли, зачем им дали рейнджерский билет. Доминаторы скоро захватят пол галактики, а они только и знают, что наживаются. Денег полные банковские счета, на счету убитых доминаторов стоит чёткий ноль. Вот бы мне хотя бы половину кредитов такого барыги. Купил бы тогда себе и новенький потоковый двигатель гаальского производства и новинку военной мысли – волновой фазер. Пришлось как-то раз видеть это оружие в действии: программируемая компьютером энергетическая волна распределяется сразу на несколько противников. Доминаторы в своих электрических кошмарах видят на моём борту три отличнейших волновых фазера, уничтожающих их целыми группами. Да…мечты. Вот так в космосе полетаешь и начинаешь разговаривать сам с собой. Зато времена в космической академии  были самыми лучшими в моей жизни. Как мы с ребятами только не беспределили. Да-а-а…вот это были времена.
   Тем временем радар засёк какое-то движение. Так, подлетим поближе. Уже через три часа полёта, я узнаю в неизвестной точке на радаре фэянское торговое судно. Объём 700 единиц. Вот это да. Что же он такое там везёт? Завтра и посмотрим. Передав управление под полный контроль Эланы, я заснул.
   Так проходят недели. Ты летишь по какому-то курсу, выполняешь задание по перевозке чего-либо, по пути расстреливаешь астероиды, собираешь всякую мелочь. Надоедает всё это. Хочется действовать. Но как же действовать, если у доминаторов все корабли оснащены новейшим оборудованием, а пушки у них намного мощнее коалиционных. Вот и приходится скучным трудом зарабатывать кредиты на лучшее оборудование, которое может предложить Коалиция. Доминаторов можно взять и хитростью. Они же роботы, да и интеллект у них не такой уж и революционный, как о нём отзываются на научных базах.
   Вот, наконец, можно совершить и гиперпрыжок в другую космическую систему.
   - Активировать двигатель на полную мощность, приготовиться к гиперпрыжку. Элана, не забудь разбудить меня, когда мы выйдем из гиперпрыжка!
   - Элана никогда ничего не забывает, - сказал приятный женский голос, синтезируемый компьютером.
   Я нажал на кнопку. Активировался гиперпрыжковый механизм. Корабль понесло в систему Краа. Через минуту я засну. Гиперпрыжок длится несколько дней, вот почему лётчики вынуждены засыпать на время прыжка, тем более, невозможно спокойно переносить гиперперемщение в бодрствующем состоянии. Раньше, когда только создавались первые двигатели с механизмом скоростного перелёта в другую систему, лётчики не засыпали, и от огромнейшей скорости многие не выдерживали и сходили с ума. Уже намного позже учёные поняли, что если спать во время скачка, тогда с сознанием ничего не происходит. Тогда создали механизм, который усыпляет пилота в момент включения гиперпрыжка.
   Проснулся я от рёва музыки из колонок, которые у меня были размещены по всему кокпиту.
   - Спасибо, Элана! – сказал я, протирая глаза и поворачиваясь к “столовой”, так я называл приборчик, на который Элана выставляла подогретую пищу. Я взял горячий кофе и принялся жадно его пить. Приборы показывали, что за время гиперпрыжка прошло семь дней, и я действительно нахожусь в системе Краа.
   - Элана, проложи курс на планету Дуэдэ и отправляйся туда на автопилоте.
   - Курс проложен, автопилот включён! – проскандировал компьютерный голос. – Внимание, возможно столкновение с астероидом 438. Время до столкновения: два дня, четыре часа, пятнадцать минут.
   - Напомнишь через два дня!
   Когда-то давно не было таких разумных компьютеров. Всё приходилось делать самому, а на борту должно было находится не менее двух человек. Требовался постоянный контроль над ситуацией. Сейчас же пилот только задаёт компьютеру команду, а сам отдыхает. Это, конечно же, хорошо, но этот прогресс привёл к появлению доминаторов – роботов с превосходным искусственным интеллектом, которые пытаются уничтожить все цивилизации Галактического Союза.
   Через два дня я расстрелял астероид, на ближайшей планете Гаалдок заметили это и перечислили на мой счёт две сотни кредитов. Гаальцы классная раса, они всегда борются за безопасность в космосе и дают деньги всем, кто уничтожает потенциально опасные астероиды. Да и за пиратов они дают солидные суммы. Что бы делала Коалиция без гаальцев, ведь они двигатель науки. Фэяне, конечно, тоже очень умные, но всё же гаальцы всегда на шаг впереди.
   Уже через пять дней я прибуду на планету Дуэдэ и опережу крайний срок прибытия на десять дней. Можно даже рассчитывать на подарок от гаальского правительства. Эти ребята любят, когда работу выполняют вовремя, а тем более на десять дней быстрее. У них будет больше времени на изучение того, что находится в контейнере, который я везу.
   Через пять дней я прибыл на планету Дуэдэ. Всё было отлично, я заработал свои деньги, да ещё в подарок мне дали микромодуль первого уровня “Громодрын”. Мне он совсем ни к чему, но в Центре рейнджеров его можно обменять на пополнение нод-счёта. Этот микромодуль можно установить только в малокский или пеленгский дроид, а таких дроидов я точно покупать не буду.
   Чудесные эти гаальские города, таких высоких зданий я не видел ни у одной из других рас. Повсюду учтивые гаальцы. Можно на день и остаться на планете, только надо сходить на свой корабль и заблокировать на всякий случай все двери, хоть планета-то гаальская, но в космопорте всегда полно бандитов.
- Эй, рейнджер, послышался пеленгский голос, только пеленгов мне здесь не хватало, - далеко собрался?
   Я обернулся, потому что показалось что-то знакомое в этом голосе. Передо мной стоял среднего роста пеленг, с большой головой, на глазах стильные очки.
- Кацак, дружище, - заорал я, и мы обнялись, - ты здесь как появился?
- Да, по делу. Нужно перевезти на одну планетку какую-то инфу, - отвечал радостный Кацак. – Ты-то как? Смотрю уже звание “Пилот” получил.
- У меня всё потихоньку. Вот только недавно прилетел по правительственному заданию. Кредитов подзаработал.
   Мы с Кацаком учились в Академии Рейнджеров в одно время, мы были лучшими друзьями. Только война раскидала нас по разным уголкам вселенной. Я хоть и не люблю пеленгов, но этот случай особый. Кацак не такой как большинство представителей его расы. Он не вороватый, не жульничает, справедлив и честен. Не раз мы спасали друг-друга от вылета из Академии.
- Слушай, Кронус, а тебе случайно не по пути в систему Растабан? – спросил пеленг.  - Может, составишь мне компанию, заодно расскажем друг-другу свои подвиги.
- А что, неплохая идея, - подтвердил я. – Когда вылетаем?
- Придётся сейчас, у меня ведь заказ, надо успеть.
- Жалко, я хотел ещё посидеть тут по барам, как ты говоришь – оттянуться, - хотя, говоря это, я уже перестал жалеть, потому что в космосе я себя чувствую спокойнее. – Ладно, полетели.
   Вылетели с планеты мы без происшествий. Всю дорогу Кацак рассказывал мне как он обманул одного кремниевого болвана. Доминатору пришлось перезагружаться из-за того, что его датчики улавливали два одинаковых объекта с именем Рейнджер Кацак. Оказывается, пеленгские учёные создали некий прибор, который при выпуске в космос делает голограмму любого судна, а также испускает опознавательные сигналы этого судна. Кацака всё ещё было звание “Кадет”, но он по этому поводу не волновался, сказал, что ещё успеет настрелять “домиков”, так он называл доминаторов. Да и корабль у меня был более быстрый, чем у пеленга, поэтому приходилось всё время притормаживать. Зато, у него была отличнейшая система поиска, мои радар и сканер не шли ни в какое сравнение с его. Так тянулись день за днём. Вскоре нам снова придётся расстаться, но как же всё-таки приятно встретить друга студенчества.

0

2

Глава II.
Захват.
   На планету Тантак Тампарт системы Растабан мы приземлялись через гравитационную трубу. Такого приземления я ещё не видел - приземлялись только одни мы. В это время взлетали десятки судов, казалось, что все покидают планету. Все: военные, государственные, торговые корабли поднимались в космос.
- Слушай, Кацак, ты случайно не знаешь, что происходит? – спросил я пеленга.
- Может, это нас так встречают, - попытался он пошутить, я догадался он сам не прочь быстрее отсюда убраться.
   Да и вообще какие-то странности творились в космосе. Я ещё никогда не видел столько кораблей возле малокской планеты. Может, на планете военный переворот или революция, да нет, тогда бы видны были взрывы. Но что-то тут не чисто, надо подстраховаться.
- Как ты смотришь на то, чтобы приземлиться вон в том небольшом лесочке, спросил я Кацака, когда до земли оставалось уже совсем немного.
- Очень неплохая идея, - ответил мне друг. Я и сам подумывал, может спрятать корабли, пока я буду передавать посылку в правительство, если это самое правительство ещё есть на этой планете.
   Приземление прошло успешно – я завалил всего одно дерево и попал на поляну, Кацак же приземлялся вторым и ничего не завалил. Мы включили маскировочные режимы своих кораблей, чтобы их не засекли радары и направились в город. Лес большая редкость в наше время. На малокских планетах лесов почти не осталось. Если бы не гаальцы, то вообще в галактике не осталось ни одного дерева. Они всегда выступают в поддержку природы, даже, смогли убедить большинство систем прекратить вырубки. Раньше лес производил кислород, а теперь кислород производится искусственно, и лес никому не нужен, поэтому его постепенно вырубали на военные нужды, но это было до великой резолюции гаальцев о сохранении природы.
   Между тем, лес закончился. Я готов взять свои слова обратно, что здесь не происходит никаких взрывов. Вдали мы увидели город, который был охвачен огнём. Корабли уже не взлетали.
- Что там, водолаз побери, происходит? – по глазам Кацака я заметил понимание того, что он теряет много денег.
- Наверно, смена власти. Скорей всего, малок, который оказался здоровее нынешнего правителя, решил сам стать императором этой планеты. Они ж такие эти малоки – сила есть, ума не надо. Всё решается войной, - “успокоил” я пеленга.
- Может, всё-таки тот малок, который был прошлым императором, оказался-таки сильнее нового, - с надеждой предположил Кацак.
- Бластеры у нас с собой, можно и проверить, - согласился я.
   Мы двинулись к пылающему городу. Я не заметил какого-либо движения в космос или из космоса. Улетели они все что ли? Хотя, в городе появлялись всё новые и новые взрывы. Через полчаса до нас начали доходить и звуки. Взрывы сменялись пальбой. Мы нашли дорогу, и идти стало намного легче и быстрее. Кацак всю дорогу возмущался тем, что у него могут отобрать 10.000 кредитов. Хоть и был он правильным рейнджером, но всё же кровь в нём текла пеленгская, не может он без прибыли. Ещё через час мы подошли к стенам города. Малоки очень часто огораживают свои города огромной стеной, будто бы этот город неприступная крепость. Ворота оказались вывернутыми, и мы спокойно вошли. Вокруг ни души, многие дома разрушены, где-то раздаются звуки боя. Мы решили идти напрямую к зданию правительства. Но не успели мы пройти и ста метров, как на нас из-за угла вывалился запыхавшийся малок.
- Бежим быстрее, - завопил он, тяня нас за собой, - быстрее, харт, харт.
- Да, что тут происходит? - спросил я, уже начиная двигаться за малоком.
- В чём дело? – крикнул Кацак.
- Машины, они сейчас уже будут здесь, - вопил малок. Они убьют нас, быстрее бежим.
   Вдруг из-за того самого угла появился огромный робот, стволы его оружия направились на нас. Реакция меня не подвела, я успел отпрыгнуть. Кацак тоже отпрыгнул, но упал на землю. А малок оказался слишком большой целью, я заметил, что его слегка задело в руку. Больше ждать мы себя не заставляли и мгновенно метнулись к другому углу дома. Было слышно, как заряды прошлись по стенке, но мы остались целы.
- Быстрее, - проговорил малок, - надо где-то спрятаться.
- Веди нас, мы здесь ничего не знаем, - закричал я, не переставая бежать.
- Я ещё покажу этой железяке как на меня нападать! – кричал Кацак.
   Мы пробежали один квартал, где-то справа были слышны выстрелы, но мы решили, что лучше туда не бежать. Слева, вроде тихо. Мы побежали, что было сил. Когда сил уже не было бежать, мы зашли в дверь какого-то дома. Минут пять все не могли отдышаться, а когда сознание постепенно возвратилось ко мне, я понял, что мы попали в какой-то магазин.
- Слушай, - я обратился к малоку, - что здесь происходит?
- Доминаторы! – только и сказал он.
- Откуда они взялись? Мы же не так давно приземлялись, тогда никого не было, не могли же они мгновенно тут появиться.
- Кстати, - вставил Кацак, - а ваши-то заранее знали, что планируется мгновенное вторжение, вот и убирались подальше с планеты.
- Это Келлер вышел из дыры, мы его заметили ещё вчера, но потом все доминаторские корабли исчезли, но по всем СМИ говорили, что лучше всего как можно быстрее покинуть планету. Предполагали, что это всё-таки проделки пиратов, но всё же многие улетели. А это оказалось правдой, ну то, что Келлер выпрыгнул в нашей системе. Где-то час назад доминаторы в огромном количестве высадились на планету.
- А почему мы их не видели? – заинтересовался я.
- Да потому, что мы прогуливались в этом проклятом лесу, - высказался Кацак.
- Что же делать дальше? – запаниковал малок. – Сопротивляться бесполезно! Они намного сильнее нас.
- Надо сматываться! – сказал мой друг пеленг. Я посмотрел на него, оказалось, что он взял с полки какие-то чипсы (мы ведь были в магазине) и начал их нервно пожирать.
- Это точно! – подтвердил я. – Назад в лес.
   В это время перед витриной показалось три робота, как это мы их не услышали. Все пушки этих машин были направлены на нас. Сбежать было невозможно. Значит вот как закончится жизнь великого рейнджера. Но в этот момент послышалась синтезируемая компьютером речь.
- Вы должны следовать с нами, - сказал робот, - хотите жить – быстро идите вперёд.
   Заставлять роботов ждать мы даже и не подумали и уже шли впереди разумных машин. Пока бежали сюда, я не особо обращал внимание на то, куда и где мы бежим. Улица была завалена обломками зданий, трупами малоков и разбитыми машинами. Не очень приятное зрелище. В последний раз я видел такие разрушения на планете Надежда, в то время там была жёсткая борьба за власть. Между тем, к нам присоединилось ещё несколько роботов, которые вели пять пленников.
- Наверно, нас ведут на главную площадь города, где у нас проводятся военные парады, - сказал малок, с которым нас словили доминаторы. Казалось, что он не замечает раны, хотя кровь так и струилась с руки.
- Домики в конец оборзели, - сказал Кацак, - почему они нас не убили? Что-то мне не хочется, чтобы на мне проводили опыты.
- Надеюсь, что  они нас оставили жить не для экспериментов, - как-то трудно было придумать, зачем они нас не убили.
   Мы подошли к главной площади города. Всю её окружили доминаторы. А сама площадь до отказа была забита жителями. Из-за высокого роста малоков трудно было разглядеть, где она заканчивается. Нас толкнули в эту кучу. Постояли ещё минут десять, а потом какой-то гуманоидоподобный робот поднял руку, и несколько десятков доминаторов выстрелило в воздух. Тут же прекратился гомон и недовольные разговоры в толпе.
- Биоорганизмы, - послышался генерируемый компьютером голос из открывающегося рта робота, - у вас в дальнейшем есть два пути: вы работаете на нас или подвергаетесь химической переработке в топливо.
- Кто вы такие, чтобы перерабатывать нас, - выскочил вперёд разъярённый малок, на его лице вздулись вены, кровь воина толкала его в бой, хотя разум вроде бы ещё пытался сопротивляться.
- Ваше общество называет нас доминаторами. Мы – высшие создания, сверхинтеллект. Мы захватили вашу планету и можем в любое время переработать вас. Вы обязаны подчинятся нашим приказам.
- А может, мы не можем подчиняться каким-то железякам, - возмущался всё тот же малок.
- Второй неправильный ответ. Ты будешь наказан, - сказал робот и поднял правую руку.
   В это мгновение стоявший сзади его доминатор выстрелил. Малок свалился и начал корчиться, держась за плечо. Толпа пленников издала возглас ужаса. Вперёд вышел малок в белом халате и обратился к говорившему доминатору:
- Мы согласны работать на вас.
- Верный ответ, - прогремел робот, - до завтра вы будете находиться на этой площади, завтра получите указания к работе.
   Сказав это, он удалился, а доминаторы-охранники только уже сомкнули свои ряды. После этого заложники как-то одномоментно заговорили.

0

3

Глава III.
Знакомства.
   - Смотри, - сказал Кацак указывая на корчившегося от боли малока, - кажется, этот малок не откинулся, может, чем поможем.
   Мы подошли поближе, вокруг столпилась толпа.
   - Кацак, ты умеешь врачевать? – спросил я, не особо надеясь на это. Сам я этому искусству так и не обучился.
   - Откуда? Я же не гаалец, мне это незачем, мне домиков положено мочить, а не лечить раненых, - сказал пеленг.
   Между тем, к раненному проталкивался тот самый малок в белом халате, который договорился с роботом. Расталкивая зевак он подошёл к истекающему кровью, разорвал на его плече одежду и стал осматривать рану.
   - Кто-нибудь помогите мне перенести его на лавочку, - попросил он, мы с Кацаком ухватились за ноги и сразу пожалели об этом. Малок оказался непомерно тяжёлым. К нам подошёл тот самый малок, на которого мы наткнулись, когда вошли в город. Вчетвером мы отнесли больного на лавочку.
   - Ну что, приступим к вытаскиванию из раненого дроби, - сказал малок в халате, а потом добавил, - прошу всех не мешать.
   Послышались механические звуки и из рукавов халата врача выехали какие-то механические устройства, напоминающие руки. Малок с помощью своего устройства начал вытаскивать из пострадавшего осколки, начали раздаваться дикие крики. Кто угодно, даже бравые малоки не выдержат операции без наркоза. А малок в халате только тихонько подбадривал раненого. Минут через пятнадцать, лекарь с помощью сканера, встроенного в те же самые механические руки, достал все осколки. Осталось дело за малым – зашить раны, и тут снова помогли хитроумные механические руки.
   - Что это у вас за устройство? – полюбопытствовал я, когда врач закончил свою работу.
   - Это моё собственное изобретение – плазмонитевые руки, - сказал малок. – Кстати, спасибо вам за то, что помогли донести раненого до лавочки, наверно, никто из остальных не решился бы помогать учёному.
   - Ты учёный? – глаза Кацака полезли на лоб. – Честное пионерское, впервые вижу малока-учёного. Приятно познакомиться.
   - Акт ступ Катан Улад, - проговорил что-то непонятное малок, а потом добавил, - ват тактк ступ.
   - Что вы говорите, - вежливо поинтересовался я и посмотрел на Кацака, пеленг, похоже, тоже ничего не понял из речи малока.
   - Вы хотите сказать, что не понимаете малокский язык? – удивился доктор.
   - Ну, мы, вообще-то рейнджеры, и разговариваем на общегалактическом, - высказал я.
   - Рейнджеры? Тогда понятно. Я сказал, что меня зовут Катан Улад, а также поинтересовался, как же зовут вас, - пояснил нам малок. – Интересно, а почему вы не улетели с планеты с остальными?
   - Моё имя Кацак, а это Кронус, - пеленг указал на меня. – Мы не улетели потому, что не знали о нашествии домиков. А ваше позорное правительство улетело с планеты, и я не получу денег за своё задание.
   - Слушай, Катан, а у вас все на малокском разговаривают? – спросил я.
   - Ну, конечно, это же малокская планета. На общегалактическом языке общаются только те, кто живёт недалеко от космопорта.
   Я заметил, что около нас почти никого нет, да и, вообще, как только мы помогли врачу все вокруг разошлись. Что-то здесь не то, я спросил об этом Катана.
   - У малоков учёные не в почёте. А всё эти старинные традиции – приоритете военным, а учёным – кабала. Не любят нас, учёных, малоки. Из-за этого большинство жителей Коалиции считают нас безмозглыми вояками. Если бы малоки позабыли эти старые обычаи и начали жить по-новому, - с нажеждой в голосе говорил учёный.
   - Должен тебя огорчить, - сказал Кацак, - думаю на этой планете мы все не очень долго будем жить, поэтому об идиллии задумываться нечего. Домики своего не упустят, переработают нас вот так, как я сейчас перерабатываю вот эти чипсы, - он всё ещё жевал те самые чипсы из магазина.
   - Ну, на это ты особо не надейся, - сказал малок, - мы ещё повоюем за свою жизнь, главное только выбраться из города.
   В это время к нам медленно подошёл один из малоков, и в нём я узнал того самого малока, на которого мы нарвались, когда только зашли в город. Видно было, что он пытался перебороть сам себя и свои предрассудки, подходя к нам.
   - Барок, - сказал он что-то на малокском, - акт ступ Азан Батмин. Такт биди краст акт, краста? – спросил он у малока-лекаря, а тот в свою очередь улыбнулся и ответил:
   - Если ты знаешь общегалактический язык, давай говорить на нём, мои друзья не знают языка малоков.
   - Тогда ещё раз, - сказал прибывший уже на понятном языке. – Привет, меня зовут Азан Батмин. Ты можешь вылечить меня, доктор?
   - Ну, здорова, Азан, - сказал Кацак, - а мы же тебя знаем, мы вместе убегали от домиков. Меня зовут Кацак, моего друга – Кронус, а это профессор Катан.
   -Вот, доктор, - сказал Азан, - руку задело, болит сильно. Я, конечно, могу потерпеть, когда заживёт, но ты же сделаешь это быстрее?
   Очень хорошо, что ты согласился подойти к учёному, я же знаю, что лучше боль убрать, чем терпеть её. Говоря всем, что ты очень храбрый воин, что раны тебя только красят, ты не поможешь ни себе, ни другим, - когда профессор говорил эти слова, его механические руки вновь загудели и приняли рабочее положение.
   Оказалось, что кости не задеты. Азан храбро выдержал боль, когда металлические пальцы доставали из его мускулистой руки остатки дроби. Он даже не кричал, хотя челюсть его так скрежетала, что казалось, что он сломает себе все зубы. В это время первый раненый очнулся, с большим трудом он сел на скамейку.
   - Что со мной? Я уже в Обливионе? – заговорил он, его взгляд был очень мутным, мотом он прояснился, и лицо малока посуровело. – Почему я жив? Я должен был храбро умереть.
   - Тебя спас от смерти твой брат по крови, тоже малок, - сказал я ему, - вот, профессор Катан, это он вытащил из твоей груди несколько десятков дробинок.
   - Зачем? Зачем ты меня спас? – я ведь умирал как великий воин, смотря смерти в глаза.
   - Ещё успеешь умереть! – спокойно сказал Катан Улад, они смотрели друг другу в глаза, один с ненавистью, другой с искренностью. – Ты ещё повоюешь и умрёшь на благо родины.
   Раненый с большим трудом встал и потихоньку удалился в толпу. Мы вчетвером остались возле лавочки, больше никто не пытался подойти к нам. Уже потемнело, и очень хотелось есть. Я привык каждый день есть синтезированную пищу, в космолёте её можно сделать навалом, здесь же мы сидели на площади в окружении роботов и не могли ничего предпринять.
   - Я нечаянно слышал ваш разговор, перед тем как подойти к вам, - сказал Азан. – Как ты хочешь убежать из этого места? Куда?
   - Ещё не знаю как мы убежим, но точно знаю куда! – ответил профессор. – В горах у меня есть тайная научная база. Я её построил скрыто от правительства, чиновники не любят, когда учёные трудятся по собственному желанию, по собственным идеям, а не тупо копируют изобретения других рас.
   - Завтра всё узнаем, завтра погонят на работу, там и всё более-менее разрешится, - сказал я, пытаясь забыть про голод. Как-то, даже неудобно, вроде рейнджер, а не могу прожить и дня без еды.
   - Ты абсолютно прав, - подтвердил Кацак, - так что сейчас можно походить среди толпы, поузнавать что-нибудь, может, кто что-то интересное расскажет. Как по-малокски будет “привет”?
   - “Барок”, - сказал Азан, - “меня зовут” – это “акт ступ”, запомнил? Я, пожалуй, тоже пройдусь по площади.
   Они ушли, мы с Катаном остались вдвоём сидеть на лавочке. Вокруг, как и раньше, никого в радиусе трёх метров не было. Странные они, малоки, зачем бояться учёного, я думаю, что наоборот надо как можно быстрее познакомиться с ним, он всегда поможет чем-нибудь.
   - А ты знаменитый учёный? – как-то тупо спросил я.
   - Среди малокских официальных учёных я считаюсь лжеучёным, распространителем ереси, вот почему все так меня боятся, - рассказывал мне Катан, - зато среди фэян меня очень уважают. Вот за это изобретение – плазмонитевые руки меня удостоили ашанской лентой. Фэянам очень нравятся мои изобретения. Но вообще мой конёк – это управляемые роботы, огромные шагающие машины. Это сможет помочь малокам не кидать воинов в бой как пушечное мясо, ведь управляя бронированным роботом, ты намного безопаснее, чем простом бронежилете.
   - Я так понял, что ты и рассчитываешь на своих роботов, когда мы выберемся из этой западни, - догадался я.
   - Ты верно подумал, если мы сбежим, то с помощью боевых роботов сможем освободить весь город. Проблема только в том, чтобы сбежать от доминаторов, а это будет не просто, у них есть детекторы передвижения.
   - Да, это сильно затруднит наш побег, надо что-нибудь придумать, - ответил я.
   Мы ещё долго разговаривали про разные приборы и устройства, Катан подробно описал действие его механических рук, я хорошо рассмотрел их. Наступила темнота, и мы решили, что лучше поспать перед завтрашним днём.

0

4

Глава IV.
Работа.
   Утром я проснулся от удара по плечу. Кто же мог так жёстко будить, когда и так плохо спится! Ну конечно, Кацак, кто же ещё, довольный как всегда.
   - Ну, что тебе надо в такую рань? – спросил я, как мне показалось страшным голосом.
   - Хватит спать, соня!  Смотри, я  побродил по площади и увидел даже несколько немалоков, а этот пеленг может предложить нам купить еду, - он показал на самого настоящего пеленга. Откуда он его выдрал? Ну, да ладно, как же хочется есть.
   - Может, кушать хочешь? – спросил пеленг с лицом полным неподдельной искренности, знаю я вас пеленгов, сейчас заломит такую цену, что хоть лучше свои ботинки ешь.
   - Что ты можешь предложить? – спросил я его вслух. – И сколько это будет стоить?
   - Я вижу, ты знающий человек, хитрить не буду. Еду очень трудно добыть в нашем положении, поэтому будет дорого, - говорил улыбающийся пеленг.
   - Да не тяни ты, - не выдержал даже Кацак, - что у тебя есть?
   - Да-да. Вот, смотри. Это вяленое мясо дикого быка Зазла, это высушенная кровь брюкохода, это…
   - Ты что нам малокскую еду предлагаешь? Мы же не малоки. Мы не можем есть её, - я был в негодовании.
   - Ты думаешь на малокской планете легко достать людскую или пеленгскую еду? – возразил пеленг. – Ах, точно, у меня есть чипсы, их вроде едя все рассы.
   У малоков еда не такая, как у всех других рас, она очень острая, жёсткая, сильно креплёная. Но есть одно исключение – малокам понравился людской овощ картофель. Вскоре они стали готовить все блюда из картофеля, которые знали люди, а потом, даже, и придумывать свои. Так вот на малокских планетах из немалоксой еды в свободной продаже можно найти только блюда из картошки.
   - Это уже лучше, - сказал я. – Сколько ты просишь за товар, который ты своровал из развалившихся магазинов после атаки доминаторов?
   - Совсем немного, - даже не смутившись, с невинным выражением лица сказал пеленг, - всего-то де…
   - Шазак, - позвал Кацак, - пошли отойдём в сторонку и поговорим.
   Пеленги удалились от лавочки, я пристально наблюдал за ними. Когда они отошли на значительное расстояние, я заметил, что у них начался большой спор. Кацак показал на кобуру своего бластера  и тут же спор закончился, пеленг снял свой рюкзак и начал давать какие-то вещи моему другу-рейнджеру. Я поспешно отвернулся, чтобы они не заметили, что я за ними наблюдал. Вскоре подошёл Кацак:
   - Вот Шазак любезно предложил нам кое-какого хавчика, - сказал он, - не без моей помощи, конечно. Хорошо, что мы взяли с собой бластеры.
   - Вот и отлично, сегодня мы наконец-то поедим. Да ты не забыл и про наших друзей-малоков, и им взял еды. Надо их уже будить.
   Мы разбудили профессора и Азана, позавтракали всем, что принёс Кацак. Какаие же вкусные эти чипсы, малоки научились делать их вкуснее, чем люди. Хотя, может, мне это только так кажется, ведь я долго не ел. Вскоре после этого в воздухе разнёсся громкий звук, роботы-охранники разъехались, и вперёд выехал тот самый робот, который вчера обращался ко всей толпе. Когда ряды роботов за ним сомкнулись, он заговорил:
   - Сегодня у вас будет первый рабочий день, по окончании сегодняшней работы получите пищу – ваш источник питания. Работа будет состоять в добыче вользиума – ценного металла – нового источника питания доминаторов. У ваших примитивных рас столько разных учёных, а универсального источника энергии, который лежит прямо под ногами, они не открыли, ваши расы обречены.
   Нас разделили на группы и погнали за город. Эта гористая планета была богата на природные ресурсы, но про этот самый вользиум никто не знал. Я спрашивал у профессора, но и он ничего про этот материал не знал. Может, он радиоактивный и мы, добывая его для доминаторов, умрём. Тогда уж лучше было бы вообще не работать и умереть на поле боя. Нас сопровождало четыре отлично вооружённых робота, все они ехали очень быстро, и нам приходилось часто сменять ходьбу на небольшой бег. Через пол часа первый робот остановился возле небольшой низины, видимо его сканеры что-то уловили. Он указал на низину и проговорил:
   - Вот ваша работа, идите добывайте вот такой металл, - он достал откуда-то изнутри себя кусок материала зеленоватого цвета, он блестел на солнце и переливался. - Вы должны очень хорошо искать его и собирать каждый кусочек.
   Мы взяли кирки, которые весь путь тащили на себе и принялись долбить горную породу. Я даже не надеялся, что мы что-то найдём, ведь малоки на этой планете живут уже много сотен лет, они бы точно нашли новый материал.
   - Я бы не стал так скептически относиться к делу, - сказал профессор Катан. Доминаторы просто так не стали бы сгонять столько народа на добычу чего-то.
   -А вдруг, они так хотят нас замучить? – как всегда не унывал Кацак.
   -Малоки никогда не старались найти что-то новое, они всегда заимствуют новинки у других рас, - продолжал профессор, - вот почему на планете до сих пор не нашли этого метала.
   За разговорами работа казалась не такой трудной. Мы долбили и долбили, а камень всё не заканчивался и, казалось, что никогда не закончится, и в породе нет ничего другого. Доминаторы ездили вокруг, и путь к побегу был закрыт. Правда, была одна попытка сбежать. Один очень здоровый малок схватил проезжающего мимо робота и повалил его на землю. Потом он попытался убежать, но остальные роботы не дали ему это сделать. После первого залпа малок упал замертво. Больше попыток побега не было.
   - Не правильно поступил тот парень, - сказал Кацак, - от доминаторов просто так не убежишь, даже в космосе. Надо  это сделать как-нибудь хитро. Да, есть предложения, как мы это сделаем?
   - Я сегодня утром вспомнил, что у нас с тобой остались бластеры, - сказал я, - это ведь оружие.
   - Да, но что ты сделаешь роботу со своим бластером? – сказал Катан. Может ты решил поцарапать роботу краску?
   - Хм, точно… Но ведь что-то можно же отстрелить? – поинтересовался я.
   - Похоже, друг, ты слишком много времени провёл в космосе и забыл, что бластеры эффективны только против живой плоти, они и бронежилет-то иногда не пробивают. Нам надо что-то помощнее, - предложил профессор.
   - Но у нас ничего нет помощнее, кроме вот этих кирок, - сказал Кацак. – А вот, кажется, и знаменитый вользиум, вроде зелёный.
   - Ого, ты прав, - подтвердил профессор, - дай-ка, я взгляну.
   Он взял кусочек метала, из-под потемневшего от работы белого халата выехали механические руки. На левой руке выехал небольшой сканер, профессор положил на него металл, и под ним начали ездить лучи. Вскоре высветилась какая-то информация, лицо Катана просветлело.
   - Док, что ты там увидел? – спросил Кацак.
   - Очень интересно, - сказал профессор, - недаром доминаторы добывают его. Этот металл - очень большой источник энергии, что самое интересное он её прямо излучает, но он ни капельки не радиоактивный, очень интересно. Вы представляете, какие у него перспективы?
   - Ты хочешь сказать, что его не надо разрушать, чтобы добыть энергию? – спросил я.
   - Точно! Вот это уникальная вещь. Я даже уже знаю, куда его можно применить, - сказал Катан Улад.
   - Только ты сегодня весь вечер нам не рассказывай, куда ты его собираешься засунуть, - проговорил Кацак, мы ведь его не себе добываем, а проклятым домикам.
   Оказалось, что этого метала здесь много, под каменным одеялом скрывался целый пласт вользиума. К вечеру мы добыли его очень много, я валился с ног,  пот тёк потоками, хотелось есть. Подъехал какой-то транспортный робот и мы загрузили весь добытый материал. Назад мы уже не бежали, а еле-еле тащились. Только профессор Катан был возбуждён, он нам рассказывал про различные свойства материалов, про металлы и много чего другого.
   Когда мы пришли на площадь, то оказалось, что там раздают еду. Доминаторы оставили в городе большой отряд женщин, чтобы они приготовили на всех еду. Я уже расстроился, ведь город-то маокский, значит и еда должна быть малокской. Но позже оказалось, что среди предлагаемой пищи была и картофельная. Мы с Кацаком взяли себе какой-то картофельной похлёбки и какого-то непонятного хлеба, а также обычную воду. Кацак больше всего был рад воде, ведь он пеленг, а пеленги обожают воду. После еды собрались у нашей лавочки. Подошёл Азан, он не попал в наш отряд по добыче вользиума, потому что в суматохе его вытолкали чуть в сторону, и робот сразу же отделил нас.
   - Представляете, у нас двое попыталось сбежать, а доминаторы их пришили, - сказал он.
   - У нас тоже одного беглеца убили, - сказал я. Кстати, так что мы решим по поводу нашего побега?
- Я думаю, надо придумать какую-нибудь хитрость, - сказал Кацак.
   - Помнишь, ты мне рассказывал, как обманул одного доминатора, - вспомнил я. – Тогда, когда ты сделал голограмму своего корабля с помощью опознавательного прибора, а робот не понял реальность двух полностью одинаковых кораблей. Он тогда пошёл на перезагрузку.
- Да, домики иногда бывают такими тупыми, - подтвердил Кацак.
   - У них такая “природа”, - сказал профессор, - у них действует иерархическая система управления. Самые продвинутые интеллектуалы – это Террон, Блазер и Келлер. У них почти совершенный интеллект, потом идут более слабые роботы, но они летают в космосе, а на планеты они высаживают управляемых роботов с небольшим интеллектом. Так что если управляющий центр далеко, то наши доминаторы могут делать очень неинтеллектуальные поступки. Мне кажется, что мы сможем надурить наших охранников.
   - Надо только придумать как! – сказал Азан. – Я завтра точно с вами пойду.
   - А что, если взять двух очень похожих малока и научить их полностью синхронно двигаться? – предложил я, - Это ведь сведёт с ума доминаторов?
   - Возможно, - сказал Кацак, - очень неплохая идея.
   - Только кто из малоков захочет, - спросил Азан. – Мы с Катаном не очень уж похожи.
   - Надо найти ещё несколько малоков, которые не побоятся поступить по умному, - сказал Кацак.
   - Но это уже не сегодня, уже темно и я очень устал, - сказал я.
   Так и решили, что завтра поищем ещё несколько малоков, которые не побоятся идти с нами. После того, как моё тело коснулось лавки, я мгновенно заснул.

0

5

Глава V.
Поиски.
   - Барок, - первое, что я услышал на утро, и издал этот звук конечно же Кацак.
   - Чего ты сказал? – поинтересовался я.
   - Чего-чего! Барок – это приветствие по-малокски.
   - А-а-а, ну тогда и тебе барок, - поздоровался я.
   - Давай вставай побыстрее, харт, харт. Это значит быстро, - Кацак говорил незнакомые мне слова с такой лёгкостью, что казалось, он знал их с самого рождения. – Представляешь, как по-малокски будет рейнджер? Аздун – вот уж прикольное слово.
   Он засмеялся. Интересная же это раса – пеленги. Даже в плену доминаторов он не теряет чувства юмора. Вечно весёлого Кацака я помню ещё в академии рейнджеров. В то славное время он придумывал какую-нибудь шутку, и мы её вдвоём осуществляли: будь то прикол над преподавателем-гаальцем или похищение спортивной формы студента-фэянина. Да, Кацак всегда был душой компании, вот и сейчас он учит малокский язык, чтобы свободно разговаривать с малоками.
   - Давай же быстрее, - сказал он, - я сегодня ходил к малокским дамам и взял для нас немого нормальной еды. Ну и душки же эти малочки, если хорошо их похвалить, - пеленг сделал ехидное выражение лица. – Смотри, я у них выпросил рыбки и даже нашёл свежих овощей.
   - Откуда у них такая еда? – недоумевал я.
   - Да всё просто, - ответил Кацак, - вчера домики разрешили им сходить в оставшиеся неразрушенными магазины, в одном из них они нашли еду для немалоков.
   Мы отлично перекусили и на завтрак уже не пошли. Надо было решить, как уговорить кого-нибудь из малоков помогать нам. Ведь они такие упёртые, всё ещё не подходят к нам, когда мы вместе с профессором Катаном. Решено было изредка подходить к какому-нибудь одиноко стоящему малоку и предлагать помочь нам. Кацак и Азан стали учить меня простеньким выражениям на малокском языке.
   - Акт ступ Кронус, - это я сказал, что меня зовут Кронус.
   - Вот, уже лучше, - профессиональным тоном сказал Кацак. – Акт аздун – это значит “я - рейнджер”.
   - Акт ступ Кронус. Акт аздун, - уверенно повторил я.
   - Теперь вот такое выражение: “ты можешь помочь мне?”, – продолжал Азан, - будет звучать вот как: “такт биди азил акт?”.
   Мы тренировались до того времени, как доминаторы не погнали нас снова на работу. Азан в этот раз затесался в нашу кучу и пошёл вместе с нами. Мы снова пришли на то же самое место и снова принялись рубить камень и добывать ценные кусочки металла. У малоков было силы побольше, и мы с Кацаком не успевали за ними. Зато наши друзья Катан и Азан сразу же нам помогали. Профессор снова начал рассказывать нам о металлах. Этот разговор отвлекал от усталости, и было немого легче работать.
   - Слышь, док, а куда мы побежим, когда смоемся от домиков? - спросил Кацак.
   - В мою лабораторию. Она находится на севере отсюда. Эта лаборатория засекречена и спрятана глубоко под землёй. Там осталось несколько учёных, и я в тайне надеюсь, что они попытаются освободить нас. Хотя, если они подумают и решат, что это невозможно, то даже и не будут пробовать что-либо предпринимать. Я думаю, что это им невозможно, так что надо рассчитывать только на свои силы.
   - Как же нам уговорить этих тугодумов-малоков, я извиняюсь, док, Аз, это к вам не относится, - я сегодня уже подходил к двум, но они меня послали.
   - Может, что-то ещё придумать, - предложил я.
   - У меня нет никаких мыслей по этому поводу, - сказал Азан.
   - Я тоже ничего умного не придумал, - подтвердил Катан.
   Таким образом мы доработали до вечера. Снова приехал грузовой робот, забрал весь добытый материал и уехал. Мы потихоньку побрели в город. Когда мы стояли в очереди за едой, я заметил одиноко сидящего на лавочке малока. Я понял, что у меня появился шанс заполучить себе в команду нового друга. Сказав Кацаку, чтобы он взял и мне еды, я подошёл к угрюмому малоку.
   - Барок, фрада, - сказал я, что означало “привет, друг”.
   - Барок, - ответил тихим голосом мой собеседник.
   - Акт ступ Кронус, акт аздун, - начал я вспоминать слова, которые только сегодня утром выучил.
   - Барок-барок, - ответил он.
   - Такт биди азил акт? – спросил я.
   - Ват? – спросил он, что означало “как?”.
   И тут я зашёл в тупик, мой словарный запас закончился. Надо было что-то делать. Но в этот момент к нам подошёл какой-то малок со шрамом на всё лицо и быстро начал что-то говорить указывая на меня. Лицо одинокого малока побагровело, он уже не выглядел сильно расстроенным. Я так понял, что он начал сыпать отборной малокской руганью в мой адрес. Единственное, что я толком различил, было вот такое выражение:
   - Такт фрад краста, такт арада. Харт удил бро. Акт арад такт. Харт удил.
   Я ничего не понял, но решил убраться побыстрее от разъярённого малока. Кацак уже взял две порции картофельной еды, и по пути к нашей лавочке я рассказал ему об этом происшествии с малоком.
   - Похоже, что он тебя просто послал, - засмеялся Кацак.
   - Мне показалось, что он чуть не убил меня, - сказал я, вспоминая дикое лицо того малока.
   Когда мы пришли, я рассказал об этом случае Азану и профессору. Профессор предположил, что второй малок, который тогда подошёл к нам, узнал меня и сказал одинокому, что я из профессорской шайки. Вот тот так и взъярился на меня.
   - Но что, всё-таки плохого сделали учёные, что вас так ненавидят? – спросил я Катана.
   - Понимаешь, ведь это именно учёные создали доминаторов, а первым и самым тяжёлым ударам подверглись малокские планеты, многие малоки погибли. Вот они и считают, прошлые ошибки учёных не смываемы временем. Наверно, у того одинокого малока доминаторы убили кого-то из близких ему. Вот почему он так взъелся на друга учёного.
   - Так вот оно что! – ответил за меня Кацак, а я всё думал и не мог догадаться.
   Кстати, - вспомнил я, а что значит вот такое выражение: “ такт фрад краста, такт арада, харт удил бро, акт арад такт, харт удил”? – это единственное, что я разобрал из его слов.
   - Короче, слушай, - начал переводить мне Азан, - “ты дружишь с лекарем, ты враг, быстрее уходи отсюда, я убью тебя, быстрее уходи”.
   - Хорошо, что я решил уйти, - сказал я. – Было бы нехорошо принять смерть не от доминаторов, а от руки союзника малока.
   На следующий день мы снова никого не смогли привлечь на нашу сторону. Также было и через день, и через два и три дня. К концу недели мы уже отчаялись найти ещё друзей. В воскресенье сутра мы с Кацаком снова кушали рыбу, а Катан и Азанели свою еду.
   - Слышь, док, а чего ты всё время ходишь в халате, - спросил Кацак. – Смотри, ты его из белого сделал чёрным.
   - Да, с нашей работой по добыче вользиума это хорошо, что он ещё не порвался. А ношу я его потому, что у наших учёных такое вот правило: ходить везде в белых халатах, как бы подчёркивая то, что мы не ьоимся остальных, и что остальные всегда могут к нам обратиться.
   - Я это к тому, что могу достать тебе новенький халат, - сказал Кацак, - я сегодня, когда ходил за рыбкой к вашим девушкам, то увидел, что они в каком-то магазине нашли себе белые халаты.
   - Я буду тебе очень признателен, если ты мне достанешь один такой халатик, - сказал профессор.
   - Так ведь это же решение нашего вопроса, - ко мне в голову пришла потрясающая идея, - нам больше не надо искать малоков, они у нас есть. Это вы, друзья мои, - обратился я к Катану и Азану. – Мы оденем на каждого из вас по белому халату, а лицо закроем белым капюшоном. По росту вы почти не отличаетесь, значит, в таком камуфляже вы будете копиями друг друга.
   - Точно, - вскрикнул Кацак, - домикам ведь все равно во что мы одеваемся. Только надо будет вам научиться делать синхронные движения…
   После этой фразы наступила неожиданная пауза, все смотрели друг на друга. Как малока научить точно и ровно двигаться. Здоровый рост, огромные мышцы и неспокойный характер малоков не очень располагают к выверенным до мелочей движениям. Похоже, что наши друзья-малоки и сами это понимали. Но неунывающий Кацак всё же решил прервать молчание:
   - Ничего страшного, что-нибудь придумаем. Мне же ещё надо выпросить эти два халата.
   - Мы постараемся не подвести, - сказал Азан. – Вы, конечно, слышали о малокской неповоротливости, но вы должны знать и о малокской настойчивости и преданности намеченному делу. Мы справимся с любыми трудностями.
   - Полностью с тобой согласен, брат, - подтвердил слова Катана Азан. – Друзья, вы же были удивлены, когда встретили малока-учёного. Вскоре вы будете удивлены бальными танцами, если это потребуется от нас.
   Кацак решил, что пойдёт за халатами завтра же. Через пару минут нас погнали на работу и мы толком не успели решить, как же малоки будут учиться синхронным движениям. Сегодня работалось намного легче, потому что в голове теплилась мысль о скором побеге. Незаметно натступил вечер, мы отлично поели. Сегодня даже еда казалась намного вкуснее, чем обычно. С чувством, что завтра мы уже составим план побега и приступим к его подготовке, я мгновенно заснул.

0

6

Глава VI.
Концерт.
   Как бы это не было странно, но утром я проснулся рано и ощутил огромный приток сил. Уже давно я так не высыпался. Все прошлые ночи в оккупации доминаторов я не мог восстановить силы, утраченные на работе по добыче вользиума. Сегодня же всё было по-другому. Я встал раньше других моих друзей. Казалось, что сегодня у нас может что-то получиться, впервые за прошедшую неделю. Мало кто ещё проснулся, и по всей площади виднелись только спины спящих малоков, а по периметру стояли недвижимые роботы, только какие-то сигнальные лампочки выдавали то, что они работают. Я посмотрел на них, и на лице моём возникла невольная улыбка – скоро мы вас перехитрим. Я прошёлся по площади, рассматривая спящих малоков. Минут через двадцать пленные постепенно начали просыпаться, образовалась стена из могучих малокских тел. Я решил вернуться к нашей лавочке. Когда я пришёл, Кацака уже не было, профессор и Азан сидели и о чём-то рассуждали.
   - Барок, братья-малоки! – радостно воскликнул я, - ну что, как настроение.
   - Привет-привет, Кронус, - поздоровался Азан. – Мы пытаемся придумать, как же нам так ухитриться и научиться делать синхронные движения.
   - Вот что все умеют делать одинаково? – спросил Азан. – Должно же что-то такое быть.
   - Я думаю, что многие одинаково танцуют, - сказал я первое, что пришло в голову.
   - Точно! – вскрикнул Катан. – Это то, что нам нужно!
   Только сейчас до меня дошло, что имел в виду профессор, а ведь точно, под музыку намного легче ритмично танцевать. В танцах всегда полно синхронных движений.
   - Азан, ты какую музыку предпочитаешь? – спросил Катан.
   - Ну конечно же, как и все хип-хоп! – ответил малок.
   - Я вообще-то тоже. Это очень хорошо, танцевал когда-нибудь брейк? – Катан вошёл в раш и теперь его не остановишь, он наверно прямо сейчас начнёт тренировку. Я заметил, что если уж он чем-нибудь увлекался, то доводил это дело до конца.
   - В армии всё время мы так расслаблялись, так что я буду лучше тебя, дорогой мой профессор! – учтиво ответил Азан.
   - Значит так, нам надо ещё музыка какая-нибудь, ну или какой-то мотив.
   - В Академии Рейнджеров Кацак увлекался сочинением текстов, он может что-нибудь прочитать из своих рэповских произведений, - я неожиданно вспомнил прошлое.
   - А вот, кстати, и он! – сказал Азан.
   - Танцуйте, - обратился к нам Кацак, - я достал халаты.
   Мы начали поздравлять пеленга с удачным походом, потом рассказали про идею с музыкой. Ему это очень понравилось:
   - Я бы сам не додумался до такого, - сказал Кацак. – Это реальная идея. Я что-нибудь буду читать, Аз и док будут выдавать свои финты, а ты, Кронус, сыграешь на ложках, ты же ведь умеешь.
   - Помнишь, как нас заставили устроить фольклорный концерт, - ответил я, - я же тогда и научился. Теперь у нас будет и ритм и слова и танцоры.
   Под впечатлением оттого, что у нас всё получается, мы решили быстренько перекусить и приступить к тренировке, пока доминаторы не заставили нас работать. Прятаться от роботов не пришлось, потому что за стеной из спин малоков, они не могли нас видеть. Мы приступили к тренировке. Сначала казалось, что Азану и профессору даже как-то стыдно, но когда они вошли во вкус, то уже никого не замечали, а между тем впервые вокруг нас собралась целая куча зрителей. Я старался как можно громче стучать своим инструментом, Кацак так усердно читал свой рэп, что чуть сам не бросился к друзьям-малокам на помощь. Через пятнадцать минут, даже мне – человеку тяжёлого метала – захотелось тоже двигаться, как наши брейкеры, такой зажигательный был мотив. Но, немного трезво взглянув на происходящее, я заметил, что Азан и Катан постепенно начинают набирать синхронность. Ещё бы часика два так потренироваться, и их движения будут не различимы. Вот уже и зрители начали хлопать нам, но вдруг загудел уже знакомый звук, зовущий всех на работу. Мы быстро свернулись, чтобы доминаторы ничего не заподозрили и двинулись за роботами-охранниками к руднику. Всю дорогу обсуждали наше выступление. Кацак светился от радости, давно уже он не читал свои рифмы. Катан и Азан всё пожимали друг другу руки.
   - Ну что, смог бы ты научить их также хорошо трясти головами? – спросил меня Кацак и весело засмеялся. Я ответил ему тоже смехом. Работа сегодня шла как по маслу, мне показалось, что я даже добыл намного больше руды, чем в какой-либо другой день. Настроение было приподнятое, мы вспоминали весёлые моменты из прошлого, Кацак рассказывал, как в Академии Рейнджеров он наставлял на путь истинный одного гаальца. К вечеру мы решили, что сегодня ещё раз устроим представление и ещё завтра утром и завтра же попытаемся сбежать. Было даже страшновато, а если ничего не получится.
   - Да не дрейфь ты, - подбадривал меня мой лучший друг Кацак. – Ведь долго мы тут не смогли бы работать: или нас бы убили или мы бы сами сдохли от усталости. Так что даже хорошо, что скоро всё как-нибудь закончится.
   - Ты прав, даже если оно плохо закончится, оно же всё-таки закончится, - ответил я.
   - Лучше думайте о хорошем, - посоветовал нам Азан и показал нам свои белоснежные зубы.
   Перед сном мы снова устроили тренировку, снова собрался народ. Было видно, что они уже нормально к нам относятся, даже уважают. Они наивно думают, что это мы так развлекаемся, а заодно и их развлекаем. Но завтра вечером нас уже здесь не будет, в любом из возможных случаев. Настроение так поднялось, что я долго не мог заснуть, а когда заснул, то мне снился космос, почему-то мне приснился гиперпрыжок, хотя я его никогда не видел. Странно всё это. Наутро Кацак сбегал в столовую и принёс самой лучшей еды, которую смог выпросить. Прекрасно перекусив, мы принялись за тренировку. Под конец отведённого нам времени я уже еле отличал Азана от Катана, а ведь они ещё не надевали халаты. Зретели подхватили мотив и даже пытались подпевать. Во всей Межзвёздной Коалиции только раса малоков в большинстве своём слушает рэп, па втором месте стоят пеленги, люди, как всегда, посередине, фэяне сплошные хардрокавцы, а большинство гаальцев любит классическую музыку расы людей. Наши же роботы-охранники, похоже, не распознавали музыку, и это нам только на пользу. Раздался знакомый звук, возвещающий о том, что надо идти работать. Мы незаметно спрятали халаты под свою верхнюю одежду.
   Сердце сжималось, когда мы шли к руднику. Я не знаю, что будет. Никакие убеждения не могут успокоить меня. Вот, блин, а я же ведь рейнджер – герой галактики, а сейчас раскис, как последняя тряпка. Надо взять себя в руки. Так, что я обычно делаю, чтобы успокоиться? Точно, я думаю про будущее. Вот буду я завтра сидеть в лаборатории у профессора Ктана Улада и попивать чай, вспоминая со смехом, как я волновался перед побегом. Стало как-то легче. Приступили к работе, я с такой силой ударял  киркой по камню, что осколки разлетались в стороны и больно ударяли в ноги. На плечо ко мне легла чья-то рука, я обернулся и увидел Катана.
   - Не волнуйся, всё будет хорошо, мы не умрём! – сказал он.
   - Ага, - только что и смог сказать я.
   - Начнём где-нибудь через часик, когда солнце будет светить в глаза. В это время видеофегменты доминаторов не так хорошо работают, проще говоря, они тоже немного ослепляются от солнца.
   - Хорошо, бысрее бы, - ответил я.
   Очень долго тянулся этот час. Я еле сдерживал себя, чтобы не кинуться с киркой на какого-нибудь робота. Солнце уже спустилось достаточно низко и начало слепить глаза. Меня тихонько позвал Кацак. Мы спустились на самое дно, вырытого нами за долгие дни работы, котлована. Я достал свои ложки, Катан и Азан быстро переодевались в белые халаты, Кацак что-то проговаривал про себя. Доминаторы не видели нас на дне котлована, но другие рабочие смотрели на нас с недоумением.
   - Ну что, всем удачи, - сказал Катан и натянул на лицо капюшон.
   - Да прибудут с нами духи жизни, - промолвил Азан и тоже натянул капюшон.
   - Друзья, всё будет отлично! – я говорил уже без доли страха в голосе, всё прошло.
   - Ну что, я первый! – сказал Кацак. – Кавабанга!
   По плану он должен был немного отвлечь “домиков”, чтобы Катан и Азан незаметно вылезли наружу и стали в стойку. Пеленг выпрыгнул наружу и начал читать свой рэп, постепенно отходя в сторону. Через минуту вылез я и подал сигнал малокам, что доминаторы отвлечены. Профессор и Азан, вернее их уже было два профессора, вылезли наружу и стали синхронно в стойку. Я начал свою игру ложками, и в это же время голос Кацака усилился, и малоки начали зажигать. Они так старались, что я уже запутался, где кто из них, я просто не мог отличить одного от другого. Доминаторы оставались неподвижными, только их “видеофегменты”, как сказал Катан, двигались от одной фигуры к другой. Я начал прислушиваться к словам Кацака.
Кто ты такой?
Доминатор тупой!
Ты полный отстой,
Перед нами не стой.
Глупая машина,
Ты таки победима.
Сейчас мы тебя
Обманйм как всегда.
Я строки рифмую
И смерть твою чую.
   Кацак разогрелся не на шутку, он, вроде, сочинял находу и всё продолжал и продолжал. Катан и Азан непереставая выдавали сумасшедшие финты, главное, что всё было очень синхронным. Остальные малоки начали в такт хлопать, помогая нам тем самым сориентироваться на синхронности. Но вдруг что-то случилось и недвижимые доминаторы ожили. Из всех щелей у них повылазило оружие: бластеры, лазеры, осколки. Оно было направлено на нас. Это всё! Моя жизнь закончилась. У нас не получилось. Я смертник.

0

7

Глава VII.
Учёные.
   Наступило продолжительное давящее молчание. Я глядел в дуло огромной пушки, а в горле образовался огромный комок. Музыка уже не играет, сердце бьётся громче грома. Перед глазами появились родители, выпускной в школе, в голову почему-то влетели весёлые шутки Кацака. И вот сейчас всё оборвётся.
   - Ребят, да они же лопнули, они просто отключились, - воскликнул Кацак, он подошёл к одному из роботов и толкнул его со всей силы. Тот повалился на землю, не предприняв никаких попыток к сопротивлению.
   - Ура-а-а-а! – заорали Катан и Азан, - мы сделали это, у нас получилось, - они хлопнули друг друга по ладони.
   - А я сейчас вспомнил половину своей жизни, они так реалистично выставили свои пушки, я уж думал, что всё – конец, - сказал я тихим упавшим голосом.
   - А ты боялся, - сказал с улыбкой профессор, - всё обошлось, мы рискнули, и у нас получилось.
   - Слушай, Кронус, это ведь твоя заслуга, это же ты вспомнил про мой случай в космосе с голограммой, и ты же придумал использовать музыку, - похвалил меня Кацак, а у меня, наверно, покраснели щёки от похвалы.
   В этот момент я услышал радостные крики и обернулся, это остальные малоки радовались избавлению от доминаторов. Они кричали что-то на своём языке и подбрасывали в воздух свои шапки. Один из малоков отделился от толпы и подошёл к нам.
   - Барок, блади стугк. Актк винат тактк уз актк прома! – он протянул свою огромную руку, профессор принялся горячо её пожимать, а в это время Азан перевёл нам слова малока:
   - Он сказал: “Приветствую вас, храбрые воины. Мы благодарим вас за наше спасение”.
   Малок подошёл и к нам, и мы тоже пожали ему руку. Оказалось, что малоки стали уважать профессора, и всю жизнь будут вспоминать его как героя. Стена непонимания большинством малоков важности науки рушилась на глазах. Я был очень рад, что я попал в такую ситуацию на планету к малокам, а не к гаальцам. Ведь эти гуманоиды точно бы не одобрили бы наш план по выводу из строя доминаторов, зато в отличие от пацифистов-гаальцев, малоки сделали нас своими героями. Но долго находиться в этом месте нельзя было. Малоки решили бежать в горы, там скорее всего есть посёлки в которые доминаторы не смогли добраться, ну а мы двинулись на север к месту тайной лаборатории профессора Катана Улада.
   - Вот это да, вы видели с какими глазами они смотрели на учёного, - продолжал свою тираду Катан. – Правду говорят, что горе и несчастья сближают. Да, этот день станет знаменитым, многие из малоков перестанут отвергать волшебную силу науки.
   - Да ладно уже тебе, - сказал Азан, - видел, что творит музыка. Это музыка всех сближает. Мы одержали победу только благодаря музыке.
   - Только не поссорьтесь, ребята, - сказал Кацак, - каждый из вас по-своему прав. А главное - с нами была удача и лучше бы она нас не покидала.
   - Ты всё верно говоришь, дружище Кацак, - ответил я, - мы всего только сбежали из плена машин, но война ещё не закончилась, сколько ещё осталось пленников у доминаторов. Мы ещё повоюем за эту планету, правда профессор?
   - Это уже ваше дело, дорогие мои рейнджеры, а я, если понадобится, и сам буду спасать мою родную планету, - торжественно проговорил Катан. – У меня есть план, есть идея, у меня есть люди. Мы сможем справиться с бездушными роботами, но если вы поможете нам, тогда мы будем только рады.
   - Мы всегда рады помочь друзьям, - сказал Кацак, - тем более, что с планеты мы навряд ли сможем улететь, доминаторы стерегут всё небо.
   - Азан, а ты тоже со мной будешь до конца? – спросилл профессор своего друга. – Я ведь в тебе не ошибаюсь?
   - Мы с тобой столько сделали вместе, так что я и в дальнейшем буду вместе с тобой бить доминаторам их глупые морды, -  ответил наш друг-малок. – И ещё мне нравится, как ты классно танцуешь.
   Мы шли по каким-то горным тропкам, которые знал только профессор, уже начало темнеть и мы прибавили ходу. Надо было быстрее спрятаться за надёжные стены лаборатории, ведь за нами могли устроить погоню. Уже скоро к месту рудника должен подъехать грузовой робот и обнаружить неполадки, так что мы уже почти что бежали. Когда уже практически ничего не стало видно, Катан объявил, что мы на месте. Он подошёл к какому-то обломку скалы, торчащему из земли, и дёрнул на нём небольшой камушек. Всё вокруг загремело и из земли раскрылась огромная дверца, до этого очень умело замаскированная. Внутри я увидел тоннель, а в конце тоннеля горел приятный свет. Катан любезно пропустил нас вперёд, а сам, когда все зашли, потянул рычаг тут же на стене, и дверь с шумом закрылась.
   - Ну что, друзья,  мы прибыли в мою лабораторию, - сказал он, - милости прошу, проходите вперёд.
   Мы побрели на свет и вышли в огромный зал, в котором около стен стояло около десятка гигантских шагающих роботов, где-то возле них суетились учёные – как и Катан в белых халатах. Повсюду раздавались различные звуки: где что-то резали, где-то слышался звук сварки, от работы учёного напротив входа исходило какое-то попикивание. Все были так заняты, что нас не заметили.
   - Приветствую вас, господа, - громоподобным голосом проскандировал Катан.
   - Профессор, ты вернулся! – воскликнул один из учёных. Поздравляю вас с успешным побегом из плена, - сказал он, уже подходя к нам.
   - Я всегда знал, что вы сможете сами выбраться оттуда, - проговорил учёный-фэянин.
   - Друг мой, Алаяни, - обратился Катан к фэянину, - это нереально выбраться самому из плена доминаторов. Без своих друзей я бы не общался сейчас с вами. Именно они и спасли меня.
   - Тогда быстрее представляй нас быстрее, - ответил первый из подошедших учёных.
   Катан по очереди представил нас своим сотрудникам и вкратце рассказал, кто что сделал для побега. Оказалось, что в лаборатории работает семеро учёных, двое из них фэяне, ещё трое людей, и двое малоков, одним из которых и являлся Катан. Самым разговорчивым оказался фэянин Алаяни. Он то и дело задавал различные вопросы по нашему побегу, так что Кацаку было чем поразвлечься. Вскоре мы вспомнили, что голодны как стая волков и последовали в местную столовую, где поели очень вкусной синтезированной пищи. После еды начали пить чай, и тут я вспомнил своё состояние перед тем, как осуществился наш план, и рассмеялся с самого себя в прошлом. Всё как я и предполагал. Жизнь наладилась, завтра будет что-то новое и интересное, завтра мы уже будем готовиться к спасению планеты от доминаторов.
   - Слушай, док, а те роботы в зале, это и есть твой план борьбы с доминаторами? – спросил за чаем Кацак.
   - Ты угадал, - ответил Катан Улад. – Эти смертоносные машины могут управляться простыми гуманоидами и способны противостоять доминаторам.
   - У нас есть только небольшая проблемка, - ехидно сказал Алаяни, - у нас нету источника питания. Казалось бы атомный двигатель может обеспечить несколько роботов энергией, но эти двигатели почему-то постоянно не выдерживают и взрываются.
   - Господа учёные, - обратился Катан, - я решил нашу проблему. Отгадку мне показали сами доминаторы. Видите ли они нас гоняли на рудники добывать некий металл вользиум, а этот металл есть не что иное как чистая энергия, он вырабатывает просто огромное количество энергии, а самое главное – у него отсутствуют вредные излучения.
   - Откуда у доминаторов сведения о таком металле, - спросил Александр – учёный-человек.
   - Домики - не просто набор программ, - ответил почему-то Кацак, - домики – это искусственный интеллект, хотя это относится только к самым высоким рангам доминаторов. Они постоянно ищут новые способы выживания, вот и нашли универсальное средство, дающее им энергию.
   - Да, их технологии обгоняют технологии Коалиции, - ответил учёный-малок, которого звали Тандым, - они уже обладают способностью свободно перемещаться в гиперпространстве в любое место галактики.
   - Ничего, мы прорвёмся, - сказал Азан. – Предлагаю завтра же заняться поиском этого самого вользиума.
   - Я думаю, что это будет довольно трудно сделать, так как доминаторы находят месторождения вользиума своими радарами, они знают что искать, - даже я вставил своё слово в их интеллектуальную беседу.
   - Ну это не проблема, - ответил мне Катан, - я же тогда отсканировал кусочек металла, данные о нём остались в моём сканере.
   Мы ещё посидели полчасика, и пошли в спальни. За день я очень сильно устал, столько было переживаний, столько нервов потрачено. Кровать меня так и тянула. Впервые за неделю я посплю, как нормальный человек – в кровати. Я прилёг, и в голову пришла мысль об огромных роботах, которые стоят в зале. Помнится, в детстве я всё время мечтал поуправлять таким ходячим роботом, вскоре мне эта возможность выпадет. Я буду в компании лучших друзей спасать планету от захватчиков. С такими мыслями я крепко и сладко заснул.

0

8

Глава VIII.
Роботы.
   Утром мы отправились на поиски вользиума, оказалось, что у всех учёных в лаборатории Катана есть механические руки. Так что мы разбились на группки по двое и пошили в разные стороны от места расположения лаборатории. Я отправился вместе с фэянином Алаяни, этим болтливым учёным. Он сразу же активизировал свои умные руки и принялся присально смотреть на минирадар, при этом попутно не останавливаясь говорить.
   - Эти супер-руки очень нам помогают, - расскзывал он, - они выгодны и для малоков и для фэян. Огромные ручищи малоков не дают им нормально работать с мелкими детальками, зато механические руки делают это с поразительной точностью. А у нас фэян, как известно, силы в руках очень мало и мы не можем работать с очень тяжёлыми объектами, а эти механические руки позволяют нам поднимать такие тяжёлые предметы, какие даже нормальный малок поднять не сможет. Вот оно как. А управляются эти руки при помощи сигналов из мозга, надо только немного привыкнуть и они становятся как родные. А знаешь, как их вообще профессор Катан придумал? Нет не знаешь? Тогда я тебе расскажу, - продолжал он болтать без умолку. – Когда-то давно у него появилась идея сделать огромных шагающих роботов, после создания первой модели, у него возникли трудности с управлением такого робота. Вот он и решил использовать сигналы, отдаваемые мозгом. Для начала он сделал первые механические руки, чтобы проверить, как работают эти сигналы. Всё пошло отлично, а также он понял, что создал очень хороший прибор – механические руки, в последствии он развил эту идею, и вот результат ты можешь видеть у меня на руках.
   Он бы ещё долго мне что-нибудь рассказывал, но радар на его руке запищал и мы вместе принялись разглядывать информацию на его дисплее. Всё точно, здесь под землёй находится вользиум, причём в больших количествах. Этот пласт залегает довольно неглубоко, так что это очень хорошо, что мы нашли его практически возле самой лаборатории. С помощью сканера мы передали эту информацию в центр, и оттуда через несколько минут пришло сообщение от Катана, чтобы мы начинали добычу металла, а остальные группы сейчас подойдут, так как они ничего не нашли.
   - Вот уж никогда не думал, что когда-нибудь в жизни буду долбить камень, - возмутился Алаяни.
   - Если бы ты попал в плен к доминаторам, то тогда обязательно пришлось бы работать с киркой. А чего теперь возмущаться, ведь у тебя есть механические руки,  тебе даже не тяжело будет, - резко ответил я ленивому фэянину, - тем более мы это делаем для общего дела, на благо планеты.
    - Да, ты прав, - сказал Алаяни, - только что рассказывал, какие это чудесные руки, а теперь не хочу работать, вот такой я ленивый фэянин, да притом люблю почесать языком.
   Мы уже довольно много прокопали, когда подошли остальные. Взявшись за работу с тройной силой, к вечеру мы уже добыли нужное количество материала. И уже к двенадцати ночи перетащили весь металл в лабораторию. Даже не ужиная я завалился спать. Ночь пролетела как одно мгновение, а утром голодный я встал и заметил, что учёные уже во всю трудятся устанавливают батареи из вользиума в роботов. Кацак тоже что-то помогал учёным, хотя как я понял, он особенно не разбирался в том что делает.
   - Что же прямо так сутра за работу взялись, - обратился я ко всем, - пойдёмте чай пить.
   - Очень хорошая идея, - первым откликнулся Алаяни, - я понял, что ему уже очень надоело сегодня работать.
   - В самом деле, - сказал Катан, - что-то уж сильно я вас гоняю, идёмте перекусим, но потом сразу за работу.
   Мы пошли в столовую и принялись за завтрак, во время которого я узнал, что роботы уже почти готовы, только надо провести последние испытания. В этом-то и была загвоздка, искусственный пилот взорвался вместе с роботом, которым он управлял, а нового так и не успели сделать, причём в этом был виноват вечно ленящийся Алаяни. Так что надо было провести эксперимент с живым пилотом. Профессор утверждал и заверял, что теперь всё безопасно, что ничего непредвиденного не случится. Я так понял, что учёные заочно уже сделали меня тестером, так как я из всей нашей компании был самым опытным пилотом звездолётов. Да и Катан, как-то глаза отворачивает, а Кацак, похоже не догадывается. А что была не была, попробую.
   - Катан,  я не против испытать твоего нового робота! – смело сказал я, - когда приступим?
   - Кронус, это может быть опасно, хоть я всё и просчитал, но небольшой процент всё-таки есть, - сказал профессор, но я увидел, что его лицо немного просветлело от того, что я сам вызвался.
   - Я уверен, что всё будет в порядке, - сказал я обнадёживающе, - тем более я всю свою жизнь мечтал поуправлять роботом.
   - Тогда и буду тоже, - вскрикнул Кацак, - дружище док, найдётся ещё один робот для рейнджера-пеленга?
   - Конечно, я думаю мы успеем подготовить двоих, - ответил за него учёный-человек Александр, - я уже закончил установку в робота сигнализатор ошибок, а вользиумные батареи к обеду тоже успеем установить.
   - Так что, друзья-рейнджеры, после обеда у нас тренировка, - сказал Катан Улад.
   После завтрака было принято решение о том чтобы пригласить ещё несколько малоков к нам в лабораторию. Ведь, если испытания пройдут успешно, тогда чтобы выступить против доминаторов, нам надо будет задействовать всех наших роботов. Учитывая то, что для управлять одним роботом должны двое: один управляет движениями, второй – оружием, тогда у нас не хватало народа. Азан вызвался сходить в горы и поискать тех малоков, которых мы освободили от плена доминаторов.
   После ухода Азана, мы всей компанией ринулись к работе. Катан очень волновался перед первым запуском на новом источнике энергии. Я же почему-то совсем не пугался будущего тестирования шагающего робота. Наверно, я сильно доверял Катану, а может, то что за последние дни я столько пережил, что душа моя зачерствела и не видела опасность, в любом случае, я хотел побыстрее залезть в робота и сделать первый шаг.
   И вот наступил обед. Алаяни закрыл последнюю панель, и роботы были готовы. Но мне всё ещё не дали сесть за штурвал (или что там у них) робота, потому что пришлось идти на обед. После вчерашней голодухи, я съел всё очень быстро и не стал сидеть за столом, а пошёл в зал с роботами. Какой же мне выбрать? Десять новых роботов стояли передо мной, хотя в рабочем состоянии было только два, те которые мы сегодня доделали. Тот, что стоял справа, был огромным чёрным роботом на двух ногах, кабина находилась не с самого верха, а  по середине, немного вытянута вперёд. Имелось четыре отсека для разнообразного оружия, а также две руки, на которые также можно цеплять оружие, сзади имелся отсек для стрельбы минами на далёкие расстояния. Левый же робот был красного цвета, его форма напоминала цыплёнка, его так и прозвали – “Цыплёнок”. Он был более бронированным, в нём было больше отсеков для оружия, но не было слота для миномёта. Да “цыплёнок” намного тяжелее и неповоротливее “чёрного”, зато он более бронированный. Какой же мне выбрать?
   - Ну что, как делюги? – подошёл ко мне Кацак.
   - Да вот, выбираю, - ответил я, - кстати, ты какой бы выбрал?
   - Мне “цыпа” нравится, - ответил Кацак и подошёл к гигантской ноге “цыплёнка”, - смотри какая моща.
   - Очень хорошо, тогда я себе возьму “чёрного” и выбор сделан, - мне даже легче стало, когда друг сам подсказал мне выбор.
   - Ну что, начнём? – подошёл Алаяни.
   Сегодня мы совершали тренировочный пробег, так что второй пилот для стрельбы на не понадобился. Я залез в кабину “чёрного” вместе с Катаном и он начал меня учить как управлять роботом. Требовалось только сидеть в кресле перед лобовым стеклом и мониторами и только думать что должен делать робот, а он будет сам выполнять команды. Это было последнее достижение техники и я буду первым пробовать его. Это классно. Также Катан показал мне ручное управление, на случай отключения ментоусилкома. И ещё отсюда можно управлять оружием, но это было бы очень трудно, гораздо легче, когда им управляет второй пилот. Оказалось, что управление интуитивное, во всех значениях этого слова. Я одел ментошлем и сразу же почувствовал, что мышцы напряглись. Профессор говорил об этом, он сказал, что с опытом это проходит. Через пару секунд в динамике в шлеме послышался голос Кацака:
   - Ты готов, братишка Кронус, - спросил он.
   - Так точно, вместе мы сделаем этих роботов, - ответил я.
   Послышались звуки передвижения механизмов – это наших роботов поднимали наверх через потолок зала. Вскоре мы оказались на улице, приятно светило солнышко, небо было чистое, вокруг ни души. Через минуту появились учёные. В шлеме я услышал голос Катана:
   - Всё, можете заводить ребята, да прибудет с вами сила духов!
   Я нажал кнопку стартера. Послышалось какое-то скрипение и звуки удара тока о метал, но через пару секунд всё прошло. Я попытался мысленно сделать шаг, но ничего не произошло, и со второй попытки тоже ничего не получилось. Почему, может ментоусилком для людей не подходит. А как там дела у Кацака? Я по привычке повернулся назад, чтобы посмотреть на пеленга, но тут сразу же повернулся и робот. Я понял, ему не надо отдавать приказы, надо просто как бы самому двигаться. Я попробовал поднять огромную механическую руку и помахать ей Кацаку и учёным, и у меня сразу получилось. Я попробовал пройти немного, я сделал шаг, второй, третий. Всё мой робот спокойно шагает. Я повернулся назад и решил подпрыгнуть. Из под ног робота дунуло огромное пламя и меня подкинуло вверх. Вот это да, учёные предусмотрели всё. Только движени немного заторможенные, ведь все органы робота механические, а доминаторы ещё говорят, что они совершенны. Да ни в коем случае, быть живым намного лучше, быстрее и активнее. Кацак тоже освоился с управлением. Он даже немного пробежался, сотрясая при этом землю. Когда мы вернулись в зал и вылезли из кабин, поздравлениям не было конца, мы были очень рады, что всё прошло успешно, глаза Кацака светились желанием снова залезть в кабину робота. Я тоже горел желанием вновь поуправлять такой силищей. Надеюсь, завтра мы снова потренируемся.
   - Осталось доделать остальных роботов и дождаться Азана с добровольцами, - сказал Катан, когда вечером мы устроили праздничный ужин.
   - Я надеюсь, что малоки уже верят тебе, док, - сказал Кацак, - ведь одному управлять роботом в боевой обстановке будет сложновато.
   - Я думаю, после нашей оригинальной идеи с танцами, многие захотят поучаствовать в нашей компании, - ответил профессор.
   Вот так закончился великий день, когда мы испытали первых роботов на вользиуме.

0

9

Глава IX.
Война.
   В течение трёх дней мы доделывали оставшихся роботов и выходили на тренировки по управлению этими громадными машинами. Всё было сконцентрировано на подготовке к предстоящей битве с врагом. Доминаторы нас не беспокоили. Занимаясь своей добычей вользиума, они как бы забыли о нас. Конечно, они не знали, что мы не простые беглецы, они не догадывались, что мы готовим против них войну. Похоже, что их основные мозговые центры покинули планету, дабы захватывать новые системы, а на планете остались только роботы-рабочие: надсмотрщики, сборщики, ну, короче, самые отсталые модели. Это очень помогало нам в нашей дальнейшей борьбе с кремниевыми врагами. Профессор Катан словил радиосигнал, который послали какие-то повстанцы. Оказывалось, что на планете ещё остались не захваченные территории и на них во всю идёт подготовка к вытеснению доминаторов с планеты. Профессор в свою очередь послал радиосигнал во все направления, что вскоре и мы будем пробовать освобождать ближайшие города. За эти дни я узнал, что такое радиосвязь. Оказалось, что это передача звуков по определённым частотам и всё такое, этим способом общались много сотен лет назад. Сейчас такой вид связи не используется, и про него навряд ли знают доминатры, поэтому в некоторых районах вспоминают древние приборы для общения друг с другом.
   Через три дня после своего отбытия вернулся Азан. Он привёл с собой пятнадцать малоков, которые хотели повоевать за свободу своей планеты. Все они отдали честь профессору Катану Уладу, этим самым показывая, что они теперь уважают учёных и научный подход к ведению войны.
   -Слушай, Кацак, - как-то вечером я спросил друга, - что ты думаешь, у нас получится? Сможем мы противостоять численному превосходству доминаторов своим качеством?
   -О чём разговор, дружище Кронус, - ответил он, - я говорю без шуток, наши роботы в три-четыре раза больше домиков, ты видел, сколько на моей “цыпке” брони, да ни одно наземное оружие не способно пробить её. А ещё док говорил, что на наших боевых металлических товарищах будет самое современное оружие, которое смогли разработать в коалиции.
   -Ты сказал, что ни одно наземное оружие не способно пробить нашу броню, а что если они вызовут эквентор или ургант? – спросил я.
   -Кронус, ты меня удивляешь, - засмеялся пеленг, - ты хотя бы раз в жизни видел космический корабль летающий над поверхностью для обстрела наземных целей. Даже их серии штип будет очень трудно справляться с притяжением планеты и эффективно вести бой. Я думаю, что этот вопрос отпадает, из космоса они точно не нападут. Но всё-таки, у них может быть какой-нибудь козырь, который они оставили на планете.
   -Эдакое секретное оружие? – уже засмеялся я, - на планете с которой основные силы улетели не оставляют секретное оружие.
   Мы вместе засмеялись. Как хорошо, когда рядом есть друг, с которым можно отлично пообщаться. Мне повезло попасть в одну группу Академии Рейнджеров вместе с Кацаком – необычным пеленгом, для которого честь и дружба на первом месте.
   После того, как Азан привёл пополнение в наши ряды, мы начали интенсивные тренировки при полном вооружении. Ко мне на “чёрного” дали напрника-малока, которого звали Гэбин. Он оказался спокойным рассудительным малым, до нападения доминаторов он работал официантом в каком-то малокском ресторане. В напарники к Кацаку тоже попал незнакомый мне малок, Азан тоже стал управлять роботом. Из учёных пилотами роботов пошли только Катан и Тандым, оба они были малоками и считали своим долгом непосредственное участие в схватках с доминаторами, остальные учёные осуществляли програмную и техническую поддержку из лаборатории. Остальные пять роботов были укомплектованы полностью новыми малоками. Первая боевая тренировка прошла просто отлично. Мы с Гэбином отлично сработались и расстреляли не одну скалу. У остальных дела тоже шли нормально. Вечером была назначена дата начала боевых действий – через два дня. За эти два дня требовалось научиться досконально действовать в команде с напарником и повысить своё мастерство владения роботом. Что мы и выполнили с успехом. Накануне перед выходом мы устроили праздничный ужин. Не хотелось даже думать о провале операции. Все силы были отданы на завтрашнюю битву, так что мы отрывались по полной, жалко только, что без спиртного. Мы снова устроили небольшое представление брейкданса, только вместо меня уже играла музыка.
   Утро наступило очень быстро, я не успел выспаться. Так не хотелось, чтобы наступало это утро, но это с одной стороны, а с другой – атакуя доминаторов, мы ускоряем конец всей этой истории с захватом планеты. У нас только два пути: или умереть в борьбе с доминаторами или победить их и остаться в живых.
   -Барок, рейнджер, - сказал Гэбин, который уже сел на своё место стрелка.
   -Барок, официант, - скзал я с улыбкой, это мы так друг друга в шутку по профессиям называем.
   -Ну что, удачи нашему танку, - его фразы как всегда были немногословны, и мне это нравится, я не люблю слишком болтливых.
   -Надеюсь, что “чёрный” нас не подведёт, - ответил я своему напарнику.
   -Эй, Кацак, как там дела? – спросил я через шлем пеленга.
   -Блин, мой малок надевает свою военную форму, хочет на войну при всём параде, - ответил мой лучший друг.
   От всех роботов в шлеме послышался смех. Все настроены на победу. Это очень хорошо. В шлеме послышался голос Алаяни, он меня и здесь решил подоставать:
   -Привет, Кронус, я буду осуществлять помощь твоему роботу из лаборатории, я горжусь, что мне попался именно ты.
   -Привет, Алаяни, - отозвался я. – У меня есть одно правило, раз уж ты так уважаешь меня, тогда прошу выполнять его неприкословно. Я не люблю шума, так что молчи, а когда мне понадобится помощь, я тебе скажу, хорошо?
   -Отлично, - послышался радостный голос Алаяни, похоже, что он не совсем понял, что я на него немного зол, а в шлеме снова послышались сдавленные смешки от всех роботов.
   -Ну что, братья, - в шлеме звучал голос Катана, - объявляю о начале операции, выдвигаемся по направлению к нашему городу, то есть на юг. Движемся строем, не отстаём. Доминаторов не щадим, мочим их как только попадается такая возможность. Удачи вам, ребята.
   Все пожелали друг другу удачи и мы двинулись. Послышались звуки передвигаемых механических конечностей роботов. Кацак расположился от меня справа, Катан слева, сзади шагал робот Азана, остальные не отставали тоже. Вот уже начали показываться из-за горизонта очертания города. Сейчас, наверно, рабочих ещё не выгнали на работу но добыче вользиума, ещё очень рано. Город всё приближался и приближался. Вдали показались какие-то объекты, отделяющиеся от города. Я вызвал увеличение и различил в этих объектах доминаторов. Их всё прибавлялось и прибавлялось.
   -Как муравьи, - заметил Гэбин.
   Расстояние всё уменьшалось и уменьшалось. Вдруг раздался звук небольшого хлопка, это Гэбин выстрелил из миномёта, снаряд вылетел высоко в небо, а потом с огромной скоростью понёсся в кучу доминаторов и унёс в керамический ад двоих из них. Послышались звуки миномётов других наших товарищей. Доминаторы падали и падали, но это было очень ничтожное количество от всех выехавших на поле боя врагов. Расстояние всё уменьшалось и уменьшалось, скоро уже можно будет стрелять не только из миномётов.
  Вот он момент истины. Сейчас всё решится. Выстрел одновременно из всех орудий чуть не свалил нашего робота с места, мы даже и не подозревали о такой мощной отдаче. Гэбин сразу же начал использовать каждое оружие по очереди, давая им остыть после пальбы. Наши промышленные лазеры прожигали насквозь слабаков-доминаторов. Когда мы сблизились вплотную, я даже наловчился и стал давить и пинать некоторых особей. Вокруг начался сплошной ад. Наши роботы успешно противостояли доминаторам. Их осколки и бластеры были предназначены для борьбы с живыми существами, а не с машинами. Даже противотанковые ракетные установки не причиняли нашим роботам сильный урон. Повсюду сверкали лучи лазеров, пролетали ракеты и снаряды. Земля покрывалась рытвинами. Один из наших роботов, попав в глубокую яму, завалился набок. Мы спешно направились помогать ему подняться. Доминаторы смекнули, где у нас слабое место и начали организованно стрелять в ноги наших роботов. У Кацака был самый бронированный робот и он выступил вперёд, чтобы основной огонь приходился на его механического “цыплёнка”. Но кучка доминаторов всё-таки прицепилась к ногам моего робота, они стреляли со всех своих орудий. Я попытался раздавить кого-нибудь, но они были такими быстрыми, что у меня ничего не получилось, Гэбин тоже не мог поймать их в прицел. И в это время в шлеме послышался голос Алаяни:
   -Извини, Кронус, я помню о твоём правиле, но дело в том, что правая нога вашего робота раскалилась до ста пятидесяти градусов, вам надо что-то делать, может произойти падение энергии и робот выключится.
   -Хорошо, Алаяни, по таким вопросам можешь ко мне обращаться. Кстати, что ты предлагаешь делать? – спросил я фэянина.
   -Проси помощи других! Это же очень просто! – ответил он.
   -Катан, - заорал я в шлем, - мне срочно нужна помощь, выручай брат.
   Катан воевал на левой стороне и отлично мог видеть меня. Он развернулся и, пока мои доминаторы были увлечены спасением от моих выстрелов, выстрелил в каждого из врагов. Напарник Катана сработал хорошо, каждая пушка попала в свою цель. Но в этот самый момент послышался звук выключения всех приборов и мой робот начал заваливаться вперёд и стал на колени, приборы не отвечали. Похоже, энергия таки отключилась. Тут же доминаторы попёрли на меня, они пытались пробить путь в кабину. Друзья попытались оградить моего робота от врагов, но стрелять они не могли, так как запросто могли задеть меня, так что “чёрный” стоял на коленях и ничего не мог поделать. Вдруг какой-то доминатор выстрелил из какой-то непонятной пушки, луч лазера пробил обшивку и ударил где-то недалеко от места, где мы сидели. Кажется, после выключение энергии наше защитное поле совсем село, теперь лазерное оружие будет спокойно врезаться в робота. Второй выстрел не заставил себя ждать. После него робот затрясся и начал валиться на спину. Сильный удар от падения робота на землю чуть не выкинул меня из кресла. Хорошо, что я пристегнулся. А Гэбин вылетел и ударился головой о металлическую стенку кабины. Он так и остался лежать на стене. Я сразу же попытался отстегнуться и помочь малоку, но не тут то было. От новых напоров доминаторов, кабина тряслась как сумасшедшая. Тут я заметил огромную ногу робота Азана, которой он сбил самого нахального доминатора, а сзади “чёрного” кто-то поднимал. Когда робот оказался на ногах, из-за спины робота вышел робот Катана, он всё ещё придерживал мою машину. Я увидел, через стекло его кабины, что он что-то пытается мне сказать, я знаком показал, что ничего не слышу. Он что-то начал кричать в свой шлем. А я в это время подошёл к Гэбину, он потерял сознание и на пощёчины не отвлекался. Я подумал, что лучше будет посадить его в кресло и пристегнуть – сам потом очухается. Когда я вновь уселся в кресло, то увидел, что доминаторов осталось не так уж и много. Вдруг включилась связь, я услышал только жуткие малокские маты Катана, обращённые к Алаяни.
   -Кронус, я восстановил работоспособность твоего робота, только у тебя сгорел ментоусилком, придётся управлять вручную, - сообщил Алаяни.
   -Катан, - обратился я, - у меня Гэбин без сознания.
   -Держись, Кронус, - ответил он, - постарайся сам немного пострелять.
   Я нажал кнопку ручного управления, выехал штурвал, как в звездолёте. Я привычным движением схватил штурвал и направил робота к ближайшей топе доминаторов. Да, управлять ручным способом намного тяжелее, нельзя делать движения любой ногой, ручное управление даёт команды сразу всему роботу, так что пинать врагов я уже не мог. Подойдя к доминаторам, я открыл крышку спускового крючка, выбрал промышленный лазер и начал палить по ним. Это оказалось очень трудно, так как робот нечётко слушался штурвала. Но всё же пятёрку доминаторов я добил.
   -Так, ребята, мы одерживаем победу, - сказал голос Катана, - осталось последнее усилие, вон та куча доминаторов.
   Впереди всех был Кацак он уже стрелял по той толпе, и в это же мгновение я заметил летящего на нас штипа. Это было невероятно, он хочет выстрелить в нас. Штип буквально падал в нашу сторону, но выстрел он произвёл точный, жёлтый луч какого-то оружия прошил робота Кацака насквозь. Штип не успел сманеврировать и врезался в землю, после чего с оглушительным взрывом разорвался на куски. В роботе Кацака тоже что-то взорвалось, повалил дым, робот упал.
   -Ка-а-ацак! – закричал я, - Кацак ты живой? Скажи что-нибудь, - я уже подбегал к нему, стреляя при этом в доминаторов, которые приближались к роботу моего друга, на самого последнего доминатора я просто-напросто набежал. – Кацак, отвечай, что с тобой.
   -Да что со мной могло произойти, - раздался знакомый голос, - ты что не слышал о живучести пеленгов? А вот моему напарнику не повезло, его сжёг этот луч, жалко малока.
   -Кацак, ты живой! Давай вставай уже! – радостно закричал я.
   -Это невозможно, - ответил пеленг, - робот безнадёжно сломан, а я говорил, что они не смогут здесь летать - эти самые штипы. Видишь, смогли. А вот я вижу, что мне уже и не надо подниматься, ты, кажется, добил последних доминаторов.
   -Друзья, поздравляю вас с победой, - послышался замученный голос Катана, - почтим память погибшего товарища минутой молчания, пусть дальнейший путь его будет в королевстве светлых духов.
   Мы помолчали, а я всё время думал, что мог потерять лучшего друга. Только потом я понял, что могли убить и меня тоже, но я как-то об этом забыл.
   -Кронус, извини, - зазвучал голос Алаяни, я забыл тебе сказать, что ментоусилком оружия остался цел и ты мог воспользоваться шлемом Гэбина.
   В шлеме послышался смех всех, кто был на связи. Как смешно это слышать, когда всё уже позади.
   -Я думаю, - сказал Азан, - можно уже вылезти из этих шайтан-машин.
   Мы собрались посреди поля боя, я взглянул на своего “чёрного”. Что с ним стало: весь покорежен, в кабине дыра, краска облезла. Роботы остальных выглядели не лучше, а “цыплёнок” вообще лежал. Из ворот показались жители.
   Такого праздника, какой был в ту ночь, я ещё не видывал. Веселились все. Мы победили! Город освобождён. Этот день останется в моей памяти на всю жизнь.
   На планете мы пробыли ещё два месяца, освобождая всё новые и новые территории, нам очень помогли партизаны, они храбро сражались против доминаторов, и даже с голыми руками шли на противника. Профессор Катан наладил производство роботов, за два месяца у нас появилось ещё двадцать роботов. На планету больше не приземлись космические корабли доминаторов, вместо них прилетели воины Коалицыи, вместе с ними мы добили остатки доминаторов.
   Мне и Кацаку дали дорогую награду – медали под названием убойный удар. Профессору Катану дали звание генерала, хотели дать звание и Азану, но он отказался. Азан сказал, что война – это не его дело. Также мы узнали, что правительство этой планеты, позорно сбежавшее во время нападения, осудили и сейчас они все отбывают срок.
   В дальнейшем я продолжил свою борьбу с доминаторами, но уже в космосе, меня ждало ещё много побед. Кацак тоже продолжил свои похождения в борьбе с “домиками”, мы иногда встречались, пили вместе пиво, вспоминали прошлое, шутили над кем-нибудь. Азан стал знаменитым хип-хопером, он больше не брался за оружие. Профессор Катан Улад создал огромный университет, где учились многие малоки, его разработки успешно используются Коалицией.
Конец.

0

10

Прикольно.)))

0

11

А что, так смещно? :)

0

12

Не смешно, а интересно.))

0

13

Мне очень приятно, что первый отзыв оказался положительным :)

0


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Рассказы » Легенда о рейнджере (фантастика)