Форум | belpotter.by

Объявление

Пераклад

Пераклад кнігі "Гары Потэр і Вязень Азкабанаv завершаны!
Спампаваць кнігу!
Калі вы можаце, а галоўнае жадаеце дапамагчы з перакладам - калі ласка, пішам у гэтай тэме!

Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Фанфики » На прочность


На прочность

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Предупреждаю, взяла с сайта harrypotter.by, имею разрешение автора на публикацию.
                                             Глава 1.

— Пей давай! Ты мне нужен сегодня.
— Черт! От этого зелья у меня изжога! И живот болит! Малфой, хоть бы объяснил, что ты там делаешь, пока мы шляемся кругами под видом каких-то малолеток!
— А теперь еще и девчонок! — Крэбб в негодовании жахнул кулаком по столу, отчего журналы, сложенные на нем стопкой, подпрыгнули и с шумом посыпались на пол. — Что за бредовая идея?!
— Это не ваше дело, девочки, — самодовольно поддел товарищей младший Малфой, нацепив на физиономию ангельскую улыбочку. — Просто делайте, что говорят, и будет вам счастье. И потом, девчонки всегда не так бросаются в глаза, как парни.
Гойл зажал пальцами нос и, обреченно вздохнув, влил в себя отвратительное на вкус Полимортное зелье. Тут же он стал меняться: огромные руки уменьшались, превращаясь в аккуратные девичьи кисти, волосы начали быстро расти и уже через пару мгновений рассыпались по ставшим узкими плечикам, а глаза-щелки стали широкими и удивленными.
— Детка! Да ты просто красавица! — не удержался Малфой. — Теперь даже если кому в голову и придет прогуляться по седьмому этажу, твое очарование затмит их рассудок напрочь!
— Да пошел ты! — грубо отозвался Гойл, путаясь в огромной мантии, которая стала ему не по размеру. — Теперь я выгляжу, как полный идиот!
— Ничего, сейчас ты будешь выглядеть… — Малфой открыл свой сундук и извлек оттуда комплект одежды, необходимый для маленькой девочки-первоклашки.
— …как нарядный идиот, — как-то наигранно закончил Крэбб и фальшиво хохотнул.
— Посмотрю я на тебя, когда придет твоя очередь это пить! — Гойл схватил вещи и отправился в ванную, где, развернув пакет, с ужасом обнаружил целую кучу предметов, о предназначении которых мог только догадываться.
— Не тяни! — услышал он из-за двери голос Малфоя. — Зелье действует только час!
— Подвязки не забудь надеть! — Крэбб хрюкнул.
Грегори растерялся. Раньше у него никогда не возникало проблем с переодеванием — им удавалось трансформировать его мантию в нечто размеров на шесть поменьше, и все было в порядке. Но тут… быть девчонкой… он взглянул в зеркало и замер на минуту, изучая свое отражение.
Девочка, чьи волосы удалось достать Малфою на этот раз, была мила. Гойл и сам не мог объяснить, что именно привлекало его в этой маленькой курносой мордашке с огромными испуганными глазами, но он совершенно определенно был очарован ею.
— Ты заснул там, что ли?! — снова раздался голос Малфоя, сопровождающийся требовательным ударом в дверь.
Грегори еще раз взглянул на кулек с одеждой. С блузкой справился без проблем — оказалось, она ничем не отличалась от его обычной рубашки, разве что, была накрахмалена и приятно пахла. Белье Гойл предпочел не замечать из принципа: слишком много завязочек и бретелечек требовали к себе повышенного внимания и сосредоточенности, не говоря уже о крючочках и пуговках, петелек к которым найти ему так и не удалось. Запутавшись в собственных волосах и чуть не заревев от обиды на весь свет, Гойл кое-как нацепил на себя юбку и туфли и решил, что этого будет достаточно. Оглядев мантию, он издал всхлип отчаяния — совершенно несвойственный ему звук — ибо значок, приколотый к ней, говорил о том, что девочка, чей образ он позаимствовал, училась в Хаффльпафе, попасть в который Грегори всегда считал признаком наивысшей тупости. Искренне пожелав Драко сломать голову, он нацепил злосчастную мантию и вышел из ванной комнаты под радостный свист Крэбба и презрительные насмешки Малфоя. Подойдя к Гойлу, блондин уверенно одернул его мантию, поправил прическу и, недовольно хмыкнув, сказал:
— Ладно, пошли. Выглядишь ты, конечно, как законченная неряха, но на первый раз сойдет.
— Посмотрел бы я на тебя…
— Я бы никогда не стал переодеваться девчонкой! — отрезал Малфой таким тоном, противопоставить которому Гойлу было абсолютно нечего.
Он пошел впереди, точнее, заковылял, потому что туфли на босу ногу терли нестерпимо — с чулками он справиться так и не смог, хоть и потратил на это три драгоценных минуты. Испуганно озираясь по сторонам, Грегори ловил на себе веселые, доброжелательные взгляды. Девчонки постарше умилялись при виде малышки, а парни либо не замечали вовсе, либо как-то хитро подмигивали, и Гойл шарахался от таких жестов, думая, что они имеют за собой скрытый смысл.
Добравшись до седьмого этажа и не вызвав подозрений, Грегори осмотрелся. Вокруг никого не было. Все тихо.
— Давай, — махнул он Малфою, как бы невзначай прогуливавшемуся мимо, и проследил, как тот, пройдясь перед выручай-комнатой несколько раз, скрылся за появившейся в стене дверью.
Оставалось только сидеть в коридоре и смотреть, чтобы все было тихо. В случае опасности — подать Малфою сигнал… Скучно.
— Джули! Джули! — до Гойла не сразу дошло, что крошечный парнишка с взлохмаченными волосами и хаффльпаффским значком на груди обращался именно к нему.
— Чего тебе? — грубо пропищал слизеринец, но, откашлявшись, исправился: — Ты что-то хотел?
— Слушай, почему ты вчера не сдала эссе по Защите профессору Снейпу? — мальчик говорил очень серьезно.
— Я… эээ… какое эссе? — промямлил Грегори, изо всех сил пытаясь придумать, как бы избавиться от малявки.
— Ну, то, про Маскирующие чары…
Про Маскирующие чары Гойл помнил очень смутно. Единственное, что всплывало в его голове, было лицо Малфоя на первом курсе, перекошенное от гнева: «Маскирующие чары?! Да это самое простое заклинание! Для придурков, вроде Поттера, которые не в состоянии отразить даже Щекоточное проклятие!»
— Да ну, потом сдам! — Гойл махнул рукой и с независимым видом стал прогуливаться по коридору, намекая, что разговор окончен.
Но мальчик сдаваться не собирался:
— Профессор очень разозлится и снимет с нашего факультета кучу баллов! Джули, подумай об этом! — он шмыгнул носом и схватил Грегори за руку.
— Да отвяжись ты! — этого еще не хватало! Гойл попытался вырвать руку, но с прискорбием понял, что сделать это ему не удастся: мальчик оказался сильнее. — Ну, хорошо, я сдам дурацкое эссе! — не выдержал он. — Только оставь меня в покое!
— Честно сдашь? — мальчик строго посмотрел Грегори в глаза.
— Честное сли… хаффльпаффское, — грубо исправился Гойл и, насупившись, отвернулся.
Приставучий друг обрадовано посмотрел на «Джули» и побежал дальше по коридору. Гойл остался стоять, рассерженный сложившейся ситуацией и просто взбешенный собственным бессилием. Он даже не сразу понял, что Малфой хочет от него, когда, появившись в дверном проеме, блондин зашипел:
— Быстрее, идиот! Час уже почти закончился!
— И что? — с отсутствующим видом спросил Грегори, когда Драко вдруг грубо схватил его за руку и потащил к лестнице.
— А то, тупица, что если ты через три минуты не будешь в спальне, то вся школа будет созерцать тебя в юбке и хаффльпаффской мантии, — злобно зашипел Малфой, а потом добавил с сарказмом: — и еще неизвестно, что хуже!
Гойл вдруг и сам осознал всю опасность ситуации и со всех ног бросился бежать по направлению к слизеринской башне. Его мантия развевалась, а ноги в неудобных туфлях так и норовили выйти из-под контроля. «Скорее! Еще пара поворотов…» — он стрелой влетел в гостиную Слизерина и, растянувшись на последней ступеньке лестницы, ведущей в спальню мальчиков, едва успел скрыться за дверью.
Винсент Крэбб читал свой комикс, но, подняв голову, с интересом уставился на приятеля: Грегори сидел на полу, расшвыряв по сторонам ставшие крошечными туфли. Его блузка трещала по швам, а от юбочки отлетела пуговица.
— Ладно, будем считать, что опыт удался, — резюмировал довольный Малфой, появившийся через некоторое время. Он протянул Гойлу его прежнюю мантию и два галеона. — Заслужил!
— Да пошли вы! — только и мог произнести Грегори, неуклюже поднимаясь на ноги и ковыляя к своей кровати. Но деньги все же взял.
— Завтра твоя очередь, Винни, готовься! — весело подмигнул Малфой Крэббу и тоже завалился на свою кровать. Похоже, то, что он делал, вполне ему удавалось.
                                                     Глава 2.

— Но ты же обещала! — крошечный парнишка с взлохмаченными волосами и хаффльпаффским значком на груди кричал на миниатюрную первокурсницу с большими испуганными глазами.
— Ничего я не обещала! — отбивалась та.
— Но ты же еще честное слово давала! На седьмом этаже, не помнишь разве?! — мальчик надрывался, а Джули тщетно пыталась объяснить ему, что ни на каком седьмом этаже она не была и что вообще не ходит по коридорам, которые не ведут в классные комнаты. Приставучий мальчишка не верил ей.
— Из-за тебя Снейп снял с нас двадцать баллов!
— И правильно сделал!.. — растягивая слова, произнес проходивший мимо Малфой. — А я сейчас с вас еще баллов десять скину, чтобы не болтались по коридорам без дела, да еще и на седьмом этаже!
— Я не нарочно! — взмолился побледневший хаффльпаффец. — Пивз отобрал мой учебник, и я побежал за ним, а там была Джули…
— Врешь ты все, Марк! — девочка топнула ногой. — Не было меня там! Не верь ему! — она посмотрела на Драко, словно ища поддержки.
— Гойл, как думаешь, поверим малявкам?! — хитро улыбнувшись, спросил Малфой, и Грегори кивнул. — Ладно, идите, мелкота! И не попадайтесь мне больше! — и Малфой сделал щедрый жест рукой. — Пусть знают мою доброту…
Девочка и мальчик, как по команде, молча и быстро скрылись в большом зале.
— И что же ты пообещал этому молокососу? — спросил Малфой, когда они втроем уселись за стол.
— Вы о чем, мальчики? — пропела подлетевшая Пэнси и порывисто обняла Малфоя, который отстраненно, но благосклонно принял этот жест.
— Ничего, — Гойл уткнулся в тарелку.
— Я надеюсь, там все было прилично? — не отставал Малфой.
Грегори промолчал, удовлетворенно заметив, что Крэбб больше не подшучивает над ним, а напряженно жует, думая, очевидно, о том, что предстоит пережить ему самому сегодня вечером.
Пэнси, послушав еще немного и не найдя в разговоре ничего интересного для себя, упорхнула к девчонкам на другой конец стола, чему Гойл был непомерно рад: он терпеть не мог эту любопытную особу.
После обеда у Грегори была свободная пара, поскольку СОВ за Трансфигурацию он не получил. Сначала он хотел повалять дурака на пару с Винсентом, но тот сказал, что у него нет настроения, и ушел по направлению к библиотеке. Проторчав у камина в гостиной и перебросившись парой ничего не значащих фраз с каким-то четверокурсником, прогуливающим Уход за Магическими Существами, Гойл встал и решил прогуляться. Он прошел по нескольким коридорам и вышел на улицу, вдохнув свежий воздух. Ему понравилось приятное ощущение холода, щекочущее нос, и он вдохнул снова. Закурил, облокотившись о дверной косяк. Хорошо.
— Ты можешь простудиться, — услышал он за спиной тоненький голосок. Недовольно обернувшись, Грегори увидел Джули, стоявшую рядом с ним точно в такой же позе. Девочка была закутана в черно-желтый шарф, на голову она напяливала такую же полосатую шапку.
— Да фигня, — Гойл вдруг почувствовал, что разговаривает чуть ли не с самим собой. — Я закаленный.
— А я, наоборот, всегда болею, — доверительно сообщила ему девочка, надевая толстые перчатки.
Грегори пожал плечами.
— А почему ты не на занятиях? — девочка закончила, наконец, одеваться, но почему-то не спешила уходить.
— А ты почему? — Гойл выпустил облачко дыма и тут же вдохнул его снова.
— Профессор Снейп выгнал меня, — грустно сказала девочка. — Я должна была сдать одно эссе, но не написала его, и он сказал…
— Эссе по Маскирующим чарам? — на автомате переспросил Гойл и тут же закашлялся, поняв, что проговорился.
— Да… — большие глаза девочки стали просто огромными от изумления. — А ты откуда знаешь?
— Профессия есть такая: все про всех знать, — буркнул Грегори, затушил сигарету и, спрятав бычок в карман, скрылся в замке.
Он уселся на ступеньку и шмыгнул носом. «Ох, уж эти малолетки! — подумал он. — Совсем страх потеряли!»
— Эй, Гойл! — Грегори поднял голову и увидел недовольную физиономию Крэбба. — Пока ты тут прохлаждаешься, я полбиблиотеки перерыл!
— Бывает, — безразлично отозвался Гойл, — может, съел чего-нибудь? Это пройдет, ты не парься главное.
— Чего??? — Винсент выпучил глаза, понимая, что чего-то не понимает.
— Чего-чего! Не бери в голову, говорю. На меня тоже как-то раз нашло — захотелось доклад по Травологии сделать. Я даже кое-что почитал, но потом отпустило, — Грегори улыбнулся.
— Да ну тебя! — Винсент сел рядом. — Я серьезно…
— Так чего это тебя в библиотеку понесло?
— Понимаешь, Малфой же меня сегодня заставит девчонкой становиться!
— Велика беда — переживешь!
— Да, понимаешь, этот гад все только требует от нас Мерлин знает что и ничего не рассказывает. Вот я и решил выяснить, что к чему.
— И как, библиотека помогла? — Гойл скептически скривил губы: влезать в дела Малфоя ему абсолютно не хотелось.
— Ну так… не то, чтобы сильно… вот, смотри, — Крэбб достал из кармана сложенную пополам страницу, вырванную из книги.
Грегори пробежал глазами заумный текст, ничего не понял и воззрился на друга:
— Тут, вообще, про что? Кроме слов «черная магия» и «пространство» ничего не понятно!
— Это про заклинание, которое, похоже, пытается восстановить Малфой.
— Как это — «восстановить»?
— Ну… — от напряжения Винсент покраснел и машинально отер ладонью вспотевшую шею. — Понимаешь, ему нужно заклинание определенного действия, но он не знает ни магической формулы, ни движений палочкой. Вот он и пытается найти его.
— Ты с чего это решил? Он что, не может просто пойти в библиотеку, не дурнее тебя, небось, и накопать там все, что ему надо?
— Ну, ты тупой, ей-богу! — Крэбб закатил глаза. — Сам же только что про черную магию читал! Таких заклинаний в библиотеке нет! Вот он и хочет найти его своими силами.
                                                   Глава 3.

В течение последующих шести или даже семи дней разговор о Малфое и его Важном Деле больше не поднимался. Винсент неустанно рыскал что-то в библиотеке, а Грегори слонялся по коридорам, покрикивая на младшекурсников и раздавая тумаки первогодкам. Он окончательно решил, что ввязываться в дела Драко не станет, ибо здоровье дороже. Несколько раз в коридорах он мельком видел маленькую Джули, причем всякий раз, как он натыкался на нее, до его слуха доносилась брань, обращенная к этой первокурснице. То она отказалась гладить соплохвоста, то прогуляла Заклинания, то сварила не то Зелье… Гойлу почему-то было очень приятно слышать все это. За последние дни он привык превращаться в нее и, стыдно сказать, даже вжился в образ маленькой бунтарки. В последний раз, например, ему захотелось нарочно попасться на глаза кому-нибудь из хаффльпаффцев, лучше старосте, и получить нагоняй. Но он, конечно, не стал рисковать и остался в заветном коридоре седьмого этажа, куда юные хаффльпаффцы, после наказа Малфоя, предпочитали не соваться.
Когда, наконец, скука Гойла пересилила даже лень, он направился в библиотеку, где, к вящему своему удовольствию, обнаружил Крэбба, увлеченно читающего толстенную книгу в кожаном переплете.
— Ну, чувствую, ты скоро станешь умнее самого Дамблдора! — Грегори присел за стол и от нечего делать стал ковырять ногтями нитку, вылезшую из переплета еще одной немаленькой книги, в окружении которых теперь предпочитал проводить свободное время его приятель.
Крэбб не ответил.
— Малфой еще ничего не заподозрил? Он, понимаешь ли, не дурак, а ты ведешь себя, говоря языком мудрецов, «нетипично».
— Я сказал ему, что пишу проект для Хагрида про гибридов скучечервей и соплохвостов, — отозвался Крэбб, не поднимая глаз.
— Чего??! — Гойл чуть не свалился со стула. — И как, неужели Малфой купился на эту откровенную липу?
— Нет, конечно, но я показал ему наброски, и он отстал, — спокойно сказал Винсент, загибая уголок нужной ему страницы.
— Какие наброски?! — поперхнулся Грегори.
— Твои, — Крэбб записал что-то на пергаменте, и только потом повернулся к другу. — Помнишь, ты зарисовывал этих мерзких уродов, а я кормил их каким-то красным горохом, чтобы не вертелись.
— Ну, ты даешь! — Гойл почесал затылок. — Неужто тебя так зацепило то, что делает…
— Извините, я могу задать вам вопрос? — раздался неподалеку чей-то тоненький голосок.
— Это еще кто? — Крэбб грубо отодвинулся от стола, угрожающе поигрывая костяшками пальцев.
— Это я, меня зовут Джули, — девочка несмело покосилась на Грегори, — разве вы меня не помните?
— Слушай, — Винсент повернулся к другу и состроил хитрую гримасу. — Где-то я уже эту малявку видел. Ты не помнишь?
— Я тебе потом напомню, — сквозь зубы процедил Гойл, надеясь, что Крэбба не «осенит» прямо посреди библиотеки. — Чего тебе? — он повернулся к Джули.
— Я просто хотела спросить… Вы же уже проходили Маскирующие чары… у вас не осталось эссе? А то я никак не могу с ним справиться…
Крэбб и Гойл переглянулись.
— По… каким чарам? — переспросил Крэбб, который СОВ по Защите не получал, как и по Заклинаниям.
— По Маскирующим, — бросил Гойл. — Это самое простое заклинание для придурков, вроде Поттера, которые не в состоянии отразить даже Щекоточное проклятие, — процитировал он раннего Малфоя.
— Ты хочешь сказать «был не в состоянии»? — поправил Крэбб, а Джули вяло хихикнула.
— Ладно, детка, на этом наши познания в Маскирующих чарах заканчиваются, так что топай-ка ты отсюда, пока мы не продемонстрировали тебе познания в кулачных боях, — Грегори махнул рукой в сторону двери, желая, чтобы назойливая хаффльпаффка, наконец, отстала.
— Вы же не ударите меня, — с сомнением сказала девочка, попятилась, но не ушла. — Неужели вам жалко старого эссе?
— Сомневаюсь, что кто-то из них это эссе написал! — недовольно протянул подошедший Малфой, и Гойл заметил, как Крэбб молниеносно извлек откуда-то наброски гибридов скучечервей и соплохвостов — очень живучих и жутко полезных, но омерзительных на вид существ. — А если и писали, то уж точно выкинули их сразу по получении неудовлетворительной оценки.
— Да ничего подобного! — закричало уязвленное самолюбие Грегори. — У меня есть это эссе, и я найду его и завтра принесу тебе!
— Ой, спасибо, правда, ты так меня выручил! — казалось, девочка была готова заплакать, и Гойл не мог понять: то ли от испуга, то ли от благодарности.
— Вот и иди отсюда на этой радостной ноте, — желчно произнес Драко. — Не видишь — мне нужно поговорить с друзьями!
Задавленная авторитетом Малфоя, Джули быстро развернулась и почти бегом бросилась прочь.
— Ладно, любители Защиты, — голос Малфоя звучал глухо. — Сегодня я намерен поработать ночью.
— А мы при чем? — недовольно скривился Крэбб.
— А ты сам-то как считаешь? — рыкнул Драко, раздражаясь. — Караулить будете, как обычно.
— Спалимся! — Грегори прикусил губу.
— Не спалимся — я все продумал! Вы превратитесь в девчонок и будете делать вид, что заплутали в замке.
— Не поверят, — протянул Гойл. Энтузиазма Малфоя он не разделял.
— А вы сделайте так, чтобы поверили, — отрезал Малфой. — Плачу по тройному тарифу.
— Ладно, идет, — неожиданно сказал Крэбб, кивая. — Сегодня в полночь. Возьмем с собой дополнительную дозу зелья. Все будет в норме.
— Молоток, Винни! — Малфой поднялся. — Ладно, я пошел, а ты, Гойл, бери пример со своего мужественного друга и готовься. Да! — вдруг добавил он. — И кончай малолеток соблазнять!
Он хохотнул и пошел вдоль книжных полок.
— Вот урод, а?! — в сердцах Грегори ударил кулаком по колену.
— Да успокойся ты! Лично я не собираюсь ссориться с Малфоем, во всяком случае, пока не узнаю, на чем его можно подловить, — Винсент загадочно подмигнул и принялся прятать «проект» в сумку. — Хорошо, ему не пришло в голову прочесть названия моих книг. Кстати, откуда у тебя эссе по Защите?
— Да нет у меня никакого эссе! — отмахнулся Грегори. — Просто Малфой достал уже со своими подколками!
— Ну… теперь ты от этой малявки точно не отделаешься! — Крэбб подмигнул. — А чего, может, Малфой прав по поводу твоих отношений с этой девичкой?!
— Идиот! — Гойл даже вскочил на ноги. Его щеки пылали. — Какие отношения?! С ней?! Да она под столом пешком проходит!
Винсент покатывался со смеху, с соседних столов на них начали пялиться заинтересованные студенты, а мадам Пинс пригрозила выгнать их из библиотеки, если Гойл немедленно не прекратит орать. Наконец, тишина была восстановлена, и Грегори, немного успокоившись, снова уселся на место.
— Ладно, забудь, — Крэбб, сдерживая смех, уткнулся в свои записи. — Пойдем-ка лучше на ужин!
— Вот ты и иди, — Гойл все еще чувствовал себя оскорбленным. — А я не голоден.
— Ты?! Не голоден?! Не валяй дурака!
— Отстань!
— Ну, и фиг с тобой! Что я тебе, нянька?! Если ты шуток не понимаешь — твои проблемы! — с этими словами Винсент сгреб в охапку лежавшие на столе книги, схватил сумку и пошел к выходу.
Грегори показал ему вслед кулак, но с места не сдвинулся. Сначала он хотел найти Джули и, накричав на нее, сказать, что он ей не холуй всякие эссе таскать. А потом передумал. Встал, походил между полок, нашел раздел Защитных Заклятий, вытащил на свет несколько книг по Маскирующим Чарам и вернулся за стол.
Во время ужина в библиотеке никого не было, если не считать Гермионы Грейнджер, которая с маниакальным упорством переводила какие-то, судя по ее озадаченному лицу, очень древние руны. Она подняла голову, мельком взглянула на Гойла и снова погрузилась в работу. Грегори еще немного посидел, переводя взгляд с Гермионы на книги и прикидывая, через сколько минут чтения его начнет воротить от одного упоминания Маскирующих чар. Наконец, потянулся к одной из книг и нерешительно открыл ее на самой первой странице.
«…особенно эффективны они при защите от более сильного противника, позволяют обмануть его и тем самым выгадать время для принятия оптимального решения или даже, в экстренных случаях, бегства», — Гойл заложил за ухо перо и перевернул страницу.
Примерно часа полтора он читал глупые пояснения, примеры из истории и непонятные формулы, которые старательно переписывал на пергамент, не забывая щедро окроплять его кляксами, чтобы казалось, будто работа написана давно. Когда он исписал два с половиной фута, терпение подвело его и, отодвинув книги, Грегори потянулся, раскинув вытянутые над головой руки.
— Что это ты пишешь? — услышал он голос Крэбба за спиной и хотел, было, закрыть пергамент рукой, но Винсент успел раньше. — О! Эссе! Грег, да ты у нас джентльмен! Все-таки Малфой наблюдательный, ничего не скажешь! — он снова противненько захихикал.
— Отдай, — Грегори хотелось провалиться сквозь землю.
— Погоди! — отмахнулся Крэбб. — Дай взглянуть! Маскирующие Чары… так… это неинтересно… эффект хамелеона… Ха! Я сам только что, как хамелеон, торчал в этом чертовом коридоре, изображая малютку Глорию!
— Какую Глорию?
— Не мешай! — Крэбб увернулся, пресекая попытку Гойла отнять пергамент с эссе. — Дальше у нас… ммм… Э! А вот это уже что-то стоящее! — и Винсент погрузился в чтение. Грегори хотел воспользоваться моментом и забрать-таки злосчастный листок, но лицо Крэбба выражало такое напряжение, что Гойл невольно и сам заинтересовался.
— Да что там такого может быть?!
— Чары Невидимости входят в раздел Маскирующих чар… — пояснил Крэбб.
— А то я не знаю! — Гойл снова почувствовал, что его разыгрывают. — Я только что читал об этом! Отдай!
— Да погоди ты! — на этот раз голос Крэбба казался раздраженным. — Тут сказано, что можно стать невидимым и без помощи зелья, надо только правильно произнести заклинание… оно тут даже приводится! Слушай, а ведь этим можно воспользоваться, чтобы проследить за Малфоем!
— Ты сдурел?! — Грегори снова заговорил на полтона выше, чем положено, и мадам Пинс сделала ему замечание. — Если неправильно палочкой махнуть, можно в больничное крыло угодить на месяц, не меньше! Там такие побочные эффекты!
— При чем тут побочные эффекты?! — Винсент, казалось, загорелся своей идеей. — Мы же не на втором курсе! Кстати, я думаю, Поттер во всю этим заклинанием пользуется! Иначе Снейп давно нашел бы повод выгнать его из школы!
— Так то Поттер! А у нас по Защите… сам знаешь… в общем, я не идиот, чтобы так рисковать.
— Как хочешь, — Крэбб независимо поднялся. — Тогда можешь и дальше продолжать гнуть спину на Малфоя за два галеона за превращение.
— Ну, и буду! Это не твое дело! — Грегори вырвал, наконец, пергамент с эссе из рук друга и быстро вышел из библиотеки. Относить эссе маленькой хаффльпаффке совершенно не хотелось.

До Грегори постепенно начало доходить, что хотел сказать его приятель, но верилось во все это с трудом.
— То есть ты считаешь, что тогда, в поезде, Малфой не врал, когда говорил, что задание, которое дал — или даст — ему Темный Лорд, не требует каких-то там особых навыков и умений?
— Угу, — Крэбб придвинулся ближе. Его лицо выглядело таинственным, и Гойл почувствовал себя частью какого-то заговора. — Я думаю, Малфой как раз и занимается выполнением задания Лорда. Сегодня, когда он ушел на Трансфигурацию, я хотел залезть в его сундук…
— Он запечатан!
Крэбб посмотрел на друга удивленно:
— Как, и ты тоже?!
Гойл просто кивнул:
— Не думаешь же ты, что ты единственный, кому интересно, что прячет Малфой?!
— Ладно, проехали, — Винсент был слишком возбужден, чтобы обращать внимание на такие мелочи. — Но мне повезло: под кроватью Малфоя, в журнальчике интересного содержания… — тут Крэбб хрюкнул, — я — совершенно случайно — наткнулся на письмо Драко матери.
Тут Грегори заинтересовался по-настоящему. Он поджал ноги и плотнее придвинулся к Винсенту, замыкая, таким образом, пространство между ними.
— Сначала я думал, что там одна сопливая фигня, типа «мамуля, я скучаю, реву ночами в подушку» и все такое, но там кое-что так странно написано было…
— Как? — Гойл перевел дыхание.
— Помнишь, в прошлом году выходил комикс про шпионов, ну, тот, где агент Министерства был анимагом, орлом, и передавал зашифрованные письма из вражеских замков?
— Это который мы тогда выписывали, а ты своим говорил, что деньги нужны на подписку на «Пророк»? — Грегори наморщил лоб, припоминая.
— Ну да! Так вот, Малфой зашифровал свое письмо по той же схеме!
Гойл прыснул:
— Ну дает! А еще хвастался, что принципиально комиксы не читает!
В коридоре послышались шаги, и друзья, вскочив на ноги, бросились в туалет. Удобно устроившись на подоконнике, Гойл закурил. В туалете, в отличие от коридора, было светло, и ореол тайны, окружавший Крэбба, пропал.
— Ну, так что там было в письме? — в полголоса спросил Грегори, чувствуя, что сгорает от любопытства.
— Он написал маман, что дело движется, что он понял, что не зря взялся за Арифмантику на третьем курсе, и что скоро шкафчик откроется.
— Выходит, Малфой ищет какой-то ключ? — Гойл еще раз перечитал страницу, вырванную Крэббом из книги.
— Ключ, который смог бы открыть проход в пространстве, похоже, — Винсент тоже закурил и с деловитым видом ткнул сигаретой в одну из строчек:
— Смотри, тут сказано, что если замкнуть цепь переходов, то можно будет открыть дверь в межпространственную пустоту…
— А при чем тут шкаф?! — Грегори закинул голову в нерешительности: он никак не мог определиться, хочет ли он знать то, что явно не предназначено для его ушей и ума.
— Ну… понимаешь… Я спросил у мадам Пинс, есть ли у нее материал про отпирающие заклятия, и она посоветовала мне искать заклятие, ориентируясь на предмет, который надо открыть.
— И ты просто перелопатил все заклинания, отпирающие разнообразные шкафы?
— Ну, типа того, — Крэбб гордо шмыгнул носом. — Правда, Пинс все время так косилась на меня…
— Не удивлюсь, если она пойдет к Снейпу отмечать событие века: Винсент Крэбб провел в библиотеке больше, чем три минуты подряд!
— Не смешно, — Крэбб насупился.
— Мне тоже было не смешно, когда я вчера Полимортное зелье пил…
Винсент вздохнул и примирительно хлопнул приятеля по плечу:
— Да ладно тебе! Я же сегодня тоже его пить буду…
— Ну-ну! — Грегори хмыкнул. — Так что там с библиотекой-то?
— Да, в общем, больше ничего. Просто из всех шкафов я искал те, которые могут быть связаны с черной магией, все-таки Темный Лорд задание придумывал, и вот эту статейку нашел. Тут, правда, про шкафы нет ничего, зато раздел самый подходящий был!
— Железно! — Грегори скептически посмотрел на друга, потом за окно и, наконец, на свои руки. — Слушай, может, не лезть нам во все это? Пусть Малфой сам разгребает!
— И тебе не противно, что он использует нас и даже не считается с нашими желаниями?!
— Он платит нам. Немного, конечно, но…
— У меня, лично, и без его подаяний денег хватает! — Винсент выглядел оскорбленным.
— Так то отцовские, а это — твои! — Грегори докурил и взмахнул палочкой, применяя заклятие очищения воздуха. — Делай с ними, что хочешь, и не надо врать родителям, если захотелось на голых колдуний поглазеть, или комиксы почитать, или…
— Тихо! — услышали они вдруг свистящий шепот Гарри Поттера. — Тут эти… малфоевские.
В туалет вошли Поттер и Уизли, причем вид у них был такой, словно они обсуждали что-то очень секретное.
Крэбб и Гойл, не сговариваясь, поднялись и плечом к плечу направились к выходу. Проходя мимо гриффиндорцев, каждый счел своим долгом толкнуть их как можно сильнее. Уизли закипел:
— Эй, вы, тупицы, что вы себе позволяете?! — заорал он, сжимая кулаки и краснея.
Слизеринцы только заржали и, не оглядываясь, покинули туалет.
                                          Глава 4.

Ночь выдалась неспокойной. Забини постоянно ворочался во сне, и казалось, что он не спит, а следит за ними. Ровно в полночь Малфой позвал Крэбба и Гойла, и те, недовольно ворча, проследовали в ванную комнату, где выпили мерзкое на вкус Полимортное зелье и начали переодеваться. Драко следил за ними очень внимательно, и в его серых глазах плясали дикие огоньки, когда Винсент натягивал чулки, а Грегори пытался застегнуть юбку. Наконец, сборы были окончены, и все трое настолько незаметно, насколько это было возможно, выбрались из башни Слизерина. Гойл шел впереди, нервно озираясь по сторонам. Крэбб замыкал шествие, то и дело оглядываясь и проверяя, нет ли поблизости миссис Норрис. Добравшись до заветного седьмого этажа, Грегори дал сигнал, и Малфой шагнул в коридор и начал прохаживаться перед стеной, на которой очень скоро появилась дверь в выручай-комнату, куда он, еще раз оглянувшись, быстро нырнул. Вдруг раздался скрип, словно дверь на секунду заклинило, а потом все стихло.
— Слыш, Винс, чего это, как думаешь? — прошептал Гойл, но ответа не услышал. Он огляделся по сторонам, но девочки с большим синим бантом на тощей косичке не нашел. Винсент куда-то пропал — это было очевидно — но Грегори все никак не мог решить: пора поднимать панику или еще рано. Нервно меряя шагами коридор, он, отчаявшись справиться с ситуацией самостоятельно, резко развернулся, намереваясь подать Малфою предупреждающий сигнал, но вдруг споткнулся, зацепившись туфлей за выступающую плиту, и полетел на пол, создавая невероятный шум. Не успел он прийти в себя от неожиданной боли, как услышал над головой отвратительное мяуканье.
— Пошла отсюда! — зашипел он на кошку завхоза, пытаясь подняться, но миссис Норрис, словно издеваясь, медленно выписывала круги вокруг него и продолжала звать хозяина.
Аргус Филч не заставил себя долго ждать.
— Кого ты там поймала, милая моя кошечка?! — прошамкал он, освещая коридор факелом. — О! Мисс Бернс! — Грегори поежился. — Третий раз! Третий раз за неделю! Уж я займусь твоим воспитанием, маленькая разбойница! — Филч грубо схватил Гойла за локоть и рванул с пола. — Шевелись! Я отведу тебя к профессору Снейпу! Уж он-то придумает достойное тебя наказание!..
Гойла хватило только на то, чтобы закашляться, предупреждая Малфоя об опасности. Безжизненно повиснув в тисках руки Филча, он медленно плелся в подземелья, ругая Снейпа за то, что тот не соизволил переехать в теплую и удобную комнату возле класса, где проходили занятия по Защите.
В подземельях пахло сыростью и веяло холодом. Туфля, послужившая причиной падения, очевидно, испортилась, потому что идти было невероятно неудобно: одна нога казалась короче второй.
— Отпустите меня! Я больше не буду!.. — тоненько заныл Грегори, надеясь, что большие глаза Джули растрогают черствое сердце Филча.
— Ты каждый раз так говоришь, гадкая девчонка! — проскрипел завхоз в ответ, еще крепче сжимая локоть Гойла.
— Мне больно! — завопил он, пытаясь вырваться.
— Терпи! — и Филч ускорил шаги, что болезненно отразилось на «укороченной» ноге пленника.
Снейп открыл дверь не сразу. Похоже, декан уже лег спать и теперь был крайне недоволен тем, что его побеспокоили.
— Вот, профессор, привел Вам нарушительницу! — гордо сообщил Филч, толкая Гойла вперед.
— Так накажите ее! — злобно пробурчал Снейп, готовясь захлопнуть дверь, но завхоз остановил его:
— Мои наказания на нее не действуют! — пожаловался Филч, изо всех сил стараясь разбудить кровожадность Снейпа.
— Может, в таком случае, на нее подействует их отсутствие?! — с сарказмом выдал декан Слизерина и хлопнул-таки дверью. Похоже, мелкие нарушители вроде хаффльпаффки-первокурсницы не интересовали его ни в коей мере. Грегори вспомнил, что Малфой говорил как-то, будто у Снейпа в этом году хлопот только прибавилось. Похоже, он не врал. В этом году Драко вообще мало врал, что было на него непохоже.
Филч злобно пробормотал что-то себе под нос, но все-таки выпустил руку Гойла.
— Тридцать баллов с Хаффльпаффа, мисс Бернс! — прохрипел он. — И завтра в шесть будь добра явиться ко мне в кабинет — ты получишь такое взыскание, которое тебе и не снилось! А сейчас — быстро в спальню! — и с этими словами завхоз удалился в сопровождении его облезлой кошки.
Повторять дважды не пришлось. Скинув искалеченные туфли, Гойл со всех ног бросился в башню своего факультета. Но эта ночь была явно не его. В гостиной Слизерина горел свет, и перед камином сидел Забини собственной персоной, от скуки жонглируя тремя ярко-рыжими апельсинами. Грегори остановился как вкопанный, и момент для бегства был упущен — один из апельсинов, пущенный тренированной рукой, полетел прямо в него. Гойл едва успел увернуться.
— И что это ты тут делаешь, красавица? — с явной издевкой спросил Блез, поднимаясь с кресла.
— Я? Я… э… заблудилась я… — от волнения Гойл никак не мог сообразить, что делать.
— Заблудилась! — передразнил Забини. — А пароль чисто так случайно подошел, да?
— Пароль? А! Нет, я… дверь была открыта…
— Ладно, заканчивай, — Забини подошел к Грегори и пристально посмотрел ему в глаза. — Кто же ты будешь? Крэбб? Или Гойл? А, может, сам Малфой? — Забини криво ухмыльнулся и схватил Грегори за запястье.
— Пусти ты, придурок! — пискляво огрызнулся Гойл, но Забини это только позабавило.
— Итак, вопрос на десять баллов! Чем это вы все втроем занимаетесь по ночам, переодеваясь в девчонок, а?
Гойл почувствовал, что начинает задыхаться. Дурное предчувствие овладевало им.
— Да ничем мы не занимаемся… — промямлил он. — Дай пройти!
— Ну нет! Пожалуй, я посмотрю, как ты превратишься в себя, а уж потом решу, что делать с вашей маленькой тайной! — последнее слово Забини произнес очень смачно, словно откусил кусок от сладкого пирога.
— Завидуешь, Забини? — вдруг раздался из открывшегося проема голос Малфоя.
— Было бы чему! — Забини фыркнул.
— Конечно, завидуешь! — растягивая слова, произнес Драко, напуская на лицо счастливое выражение и плюхаясь на диван. — Это ведь не тебе пришла в голову клеевая идея, как пробраться в хаффльпаффскую ванную комнату для девочек!
— Ой-ей! Можно подумать! — с сомнением сказал Забини, но Гойла отпустил.
— А тут хоть думай, хоть гадай — нас не касается, — спокойствие Малфоя стало для Забини сильнодействующим раздражителем — он занервничал.
— И какой же пароль для входа в башню Хаффльпаффа? — Забини стал нервно теребить пуговицу на пижаме.
— Верность и честь, — не колеблясь, ответил Малфой, а Крэбб тихонько хрюкнул. Гойл быстро закивал головой.
— И где же вы украли Полимортное зелье? — похоже, Блеза начала привлекать идея посещения ванной комнаты девочек.
— Почему сразу украли? — Малфой сел. — Тем, у кого есть галеоны, воровать ни к чему…
— Колись, где взяли? — уже не скрывая интереса, Забини сел рядом с Малфоем.
— Где взяли, там уже нет! — звонко сказал Винсент, подходя к камину и устраиваясь в кресле. Действие зелья начало постепенно проходить, и его форма начала тихонько трещать по швам.
— Да ладно, Малфой, — не обращая внимания на Крэбба, засуетился Забини, — продай дозу! Сколько хочешь?
— Не продаю, — неожиданно холодно заявил Драко.
— А этим клоунам продал, — с обидой сказал Забини, оглядывая Гойла, который медленно шел через комнату к спальне.
— Ты кого тут клоуном назвал?! — услышал Грегори за спиной разъяренный бас Винсента, но не стал обращать на развивающуюся потасовку никакого внимания. Ему очень хотелось спать…
                                                Глава 5.

— Значит, говоришь, тебя Филч поймал? — Крэбб потирал скулу, на которой красовался фиолетовый синяк.
— Поймал, — угрюмо повторил Грегори.
— Хорошо хоть, ты в образе этой хаффльпаффки был! А то бы сполна получил!
— Угу, — без энтузиазма отозвался Гойл. Все его тело ломило невыносимо, да еще страшно хотелось спать. — А у тебя фонарик откуда?
— Да ерунда, это я с Забини помахался… палочек под рукой не оказалось. Всю физиономию ему, гаду, разбил. Пусть знает, какой я клоун веселый! — Крэбб снова сжал кулаки.
— Кстати о гадах! — Гойл поставил ногу на кресло, в котором сидел Винсент. — Куда ты вчера слинял? Мы должны были вместе караулить Малфоя!
— Я не слинял, — Крэбб деловито скинул ногу приятеля со своего кресла и посмотрел ему в глаза, словно решая, доверить ли Грегори свою тайну. — Я использовал чары Невидимости и пробрался в выручай-комнату…
— Иди ты! — Гойл придвинул стул и уселся на него верхом, боясь пропустить хоть слово. — И Малфой ничего не заметил?!
— Сам иди, — огрызнулся Крэбб. — А Малфой был так увлечен, что не видел ничего вокруг. Даже не сразу твой кашель услышал!
— Значит, тебе удалось все сделать правильно?!
— Удалось, просто надо было сосредоточиться, — Винсент лениво огляделся по сторонам в поисках первоклашки, которого можно было бы послать за тыквенным соком, но, не найдя никого поблизости, еще раз чертыхнулся и замолчал.
Грегори смотрел на него выжидательно. Наконец, не выдержав, он пнул приятеля ботинком по ноге:
— Так что ты там видел?
— Шкаф, — неожиданно просто сказал Крэбб. — Просто шкаф. Большой и неуклюжий. Примерно такой же стоит в магазине у Боргина и Буркса, и никто не обращает на него внимания.
— Получается, через этот шкаф можно попасть в другое измерение?!
— Куда? — Винсент, казалось, не слушал. — Смотри, что там такое?
Гойл повернул голову в том направлении, куда показывал Крэбб, и не поверил своим глазам: Блез Забини, глядя в маленькое зеркальце, прилагал невероятные усилия, чтобы при помощи какой-то мази избавиться от синяков на лице. Выходило у него слабо, и он то и дело увеличивал дозу средства, но синяки от этого, казалось, только увеличивались в размерах. Вокруг несчастного Блеза уже стали собираться любопытные, когда дверь распахнулась, и на пороге появился сияющий Малфой в обнимку с Пэнси Паркинсон.
— Ты! — коршуном бросился на него Забини. — Что за мазь ты продал мне вчера?! Ты сказал, что она излечит меня от недугов! Горгулья тебя задери!
— Полегче, Блез, — высокомерным тоном ответил блондин, делая шаг назад. — Все было по-честному! Когда я говорил, что мазь излечит тебя от недугов, я имел в виду любопытство и похоть, которые ты продемонстрировал вчера. И не моя вина, что ты неправильно меня понял.
Гостиная наполнилась смехом слизеринцев. Пэнси смеялась громче всех, желая, по-видимому, угодить Малфою.
— Да я тебе!.. — завопил Забини и выхватил волшебную палочку.
— Пошли отсюда, — предложил Гойл Крэббу, и друзья тихонько вышли из гостиной.
- В такие минуты я начинаю уважать Малфоя, — сказал Грегори, когда они шли по коридору.
— А я его с первого курса уважаю. Хитрый он и умный, — отозвался Винсент. — У тебя сигареты есть?
Гойл протянул приятелю пачку. Считалось, что Крэбб не курит, поэтому своих сигарет у него никогда не было, но порой на него нападала такая меланхолия…
— Не знаешь, сторговал Забини у Малфоя Полимортное зелье? — Гойл тоже закурил, так, за компанию.
— Верняк сторговал! Малфой что хочешь продаст, если галеоны не леприконские.
Спустившись в холл, ребята затушили сигареты и направились в Большой зал. Там, как и в башне Слизерина, стоял шум и гвалт. Студенты едва сидели за столами — все так и норовили подобраться поближе к кучке хаффльпаффцев, в центре которой блистал лысиной разъяренный завхоз:
— Как ты посмела не явиться на взыскание?! — орал он, и в гуле голосов Крэббу и Гойлу едва удалось разобрать тонущие в потоке слез слова Джули:
— Какое взыскание?! За… за что? Я ничего не делала!!!
— Как не делала?! Я же лично поймал тебя вчера ночью в коридоре на седьмом этаже! — Филч держал извивающуюся девочку за руку.
— Нет! Я спала!
— Ложь! Сам профессора Снейп может подтвердить… — у Грегори пересохло в горле.
— Ну, надо же! — Винсент уселся за стол и придвинул к себе тарелку. — Малфой просто гений! Теперь эта малявка огребет по полной программе.
— При чем тут Малфой? — раздался над его головой строгий голос, и Крэбб пожалел о том, что был неосторожен. Возле него стояла Ханна Эббот, староста Хаффльпаффа, и буравила парня глазами.
— Ни при чем, — буркнул Крэбб.
— Да отвяжись ты! — Гойл пришел на подмогу, отталкивая старосту и прокладывая себе путь к еде.
— Вы двое что-то скрываете, — Ханна нахмурилась. — И я постараюсь выяснить, что, — и она двинулась в сторону Джули.
— Ее еще не хватало! — Винсент уныло взялся за вилку. — Ходят тут, подслушивают…
— Мне ее жалко, — неожиданно сказал Гойл.
— Кого? Эту идиотку Эббот? Нашел, кого жалеть! — Крэбб уплетал ужин за обе щеки. Происходящее в Большом зале его нисколько не волновало.
— Да нет, я говорю о Джули… — Грегори посмотрел вслед Джули Бернс, которую Снейп сопроводил в кабинет директора.
— А, понимаю: совесть мучает! — Крэбб смачно рыгнул.
— Она уже не в первый раз попадает из-за меня в передрягу.
— Слушай, Грег, не будь придурком, — Винсент оторвался от еды и, вытерев салфеткой блестящие от масла губы, сказал: — Она сама виновата. Помнишь, ты говорил, что она третий раз попалась?
- В третий раз попалась не она, а я…
— Да я не о том! Просто подумай: не шлялась бы она по ночам — и ее не так сильно ругали бы сегодня! Ведь ты подставил ее только один раз!
— Два… Еще тогда, с эссе… — Грегори почувствовал, что краснеет.
— Ну, и опять же: написала бы она свое дурацкое эссе в срок — ничего бы не было. Так что выходит — она сама виновата. Вот, — и Крэбб, довольный собой, снова принялся за еду.
Гойл посидел еще немного за столом, поковырял вилкой в тарелке, выпил полстакана тыквенного сока, потом глубоко вздохнул, поднялся и пошел на улицу. Сегодня была его очередь караулить Малфоя.
.

0

2

Ну, чего не комментируете, мне лично понравилось...

0

3

Мне тоже понравилось!

0

4

ДжиниУизли написал(а):

Мне тоже понравилось!

О, наконец-то, ну спасибо! :D

0

5

Луна написал(а):

О, наконец-то

нетерпеливоя ты ;)

0

6

:D

0

7

Луна
Зачем тебе брать другие фики.По моему,ты сама прикрасно пишешь. :D

0

8

ДжиниУизли
Знала бы ты как прекрасно получать комплементы

0


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Фанфики » На прочность