Форум | belpotter.by

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Фанфики » Двуликий


Двуликий

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Автор: Мэтр

Бета: Альена
Пэйринг: ГП
Рейтинг: PG-13
Жанр: Adventure
Размер: Макси
Статус: Закончен
Саммари: Что делать если жизнь отняла у тебя почти все, чем ты дорожил? Что делать если ты понимаешь, что сильные мира сего тоже могут ошибаться? Что делать если тебе суждено убить того, кто сеет вражду, ненависть и злобу? Искать свой путь самостоятельно, учиться самому отвечать за свои действия, встать против тьмы, но бороться не за свет, а за искалеченное сердце… Читайте надеюсь вам понравиться…
Разрешение на размещение: получено.

0

2

Глава 1.

— Что жизнь — одно дыханье,
Что смерть — то вечный сон — тихо произнес зеленоглазый подросток, сидящий на широком подоконнике в своей комнате и наблюдающий за величественным закатом солнца. Тихо шурша гравием, к соседнему дому подъехала машина. Чуть слышно шелестела листва на деревьях, повинуясь слабым дуновениям ветерка. Мягко скользила по небу большая полярная сова.
Гарри провел в доме родственников всего три дня. Три ужасных дня ожидания. Постоянный страх, терзал сердце и холодил душу. Тяжело терять дорогих тебе людей, но гораздо тяжелей осознавать то, что вина за их смерти лежат на тебе…. Вольдеморт, ну зачем ты возродился? Что тебе на том свете не сиделось? Чертов-Труп-Который-Восстал! Смогу ли я его уничтожить? Великого Темного Волшебника? Я, Мальчик-Которой-Выжил? И чем я его должен победить? Дамблдор отказывается учить меня темной магии, говорит «твоя сила любовь, темная магия же развращает сознание и убивает душу». Хм… очень интересно, может, я должен ему руку и сердце предложить и надеяться, что его инфаркт хватит? Нет! Так нельзя! Дамблдор тоже человек и тоже совершает ошибки! Хватит жить по его правилам, слишком большая цена заплачена за один год «спокойной жизни»… Если бы мне рассказали все раньше, Сириус был бы жив, все было бы иначе. Неужели директор думал, что, если бы не было пророчества, я забился бы в темный угол и сидел там? Естественно, я пойду сражаться с Темным Лордом, я уже давно понял, что не успокоюсь пока его не убью. У меня в любом случае нет выбора, моя судьба предрешена… Надо что-то делать, но что?
Подросток тяжело вздохнул, слез с подоконника и пошел спать. В темно-синем небе уже светил, заливая все мягким, полупрозрачным светом, серебристый диск луны.

Его разбудила Букля, с энтузиазмом клюнувшая его в ухо.
— Ну что тебе? — зевая вопросил подросток.
Сова ухнула и протянула лапу, в которой была зажата какая-то бумажка. Бумажка оказалась обычной магловской визиткой какой-то компании.
— Зачем мне это? — недоуменно спросил он сову и вновь посмотрел на визитку. Внезапно внешний вид бумаги поменялся: по абсолютно белому полю побежали кровавые буквы:
«Если к вам попала эта визитка, значит вы нуждаетесь в помощи. Приходите к нам, магазин «Мститель», адрес…»
— Что-то новенькое… — хмыкнул подросток, переворачивая карточку другой стороной.
«Есть для героя два пути:
Путь света, где ты против тьмы,
Путь зла, где вечно ищут то,
Что им найти не суждено.
Но если свет тебя убил,
А тьма испепелила душу,
Восстань ты против двух твердынь,
Создай свой путь, не бойся, ну же.
Пойми, что жизнь — это игра.
В ней правил нет и нет основ.
Создай свой мир, поверь в себя,
Стань для себя ты сам судьей»

— Кто? Кто это мог прислать? — вопросы, один за другим, вспыхивали в сознании мальчика и, не найдя ответа, прочно оседали в мозгу. Это уже вошло в привычку: за пять неспокойных лет его жизни ему и его друзьям частенько приходилось искать ответы на такие вопросы, ответить на которые было не под силу даже некоторым взрослым волшебникам. Ответы приходили не сразу, поэтому приходилось терпеливо ждать пока тебе кто-нибудь объяснит. Иногда ожидание длилось годами….
«Интересно, что бы я сделал, если бы Дамблдор все мне рассказал еще на первом курсе?» — внезапно подумал Поттер. — «Скорее всего, превратился бы в подобие Грюма… или бы сошел с ума… хотя, кто знает? Наша судьба непонятна и необъяснима, дороги по которым мы идем разнообразны и многолики, возможно, все это к лучшему…
«Но что же делать с этим магазином? Сердце твердит, что надо проверить, разум говорит, что это может быть ловушкой….
«А Дамблдор говорит не лезть в сомнительные авантюры, избегать неприятностей и за десять километров обходить Лютый переулок» — ехидно прошептал внутренний голос.
«Слишком много Дамблдор говорит, — хмуро подумал Гарри. — А пользы от его болтовни меньше чем от Дадли. Много лишних слов и мало нужной информации». Решительным жестом подросток положил карточку на тумбочку и пошел одеваться.
Сегодня предстоит трудный день — усмехнулся он, — но торопиться не стоит.
Надо все обдумать и взвесить. Многое поставлено на карту и неизвестно, чем она окажется: шестеркой или тузом.

Глава 2.

План пришлось разрабатывать долго. Как обойти тех, кто сторожит его? Смогут ли они обнаружить его, если он наденет плащ невидимку? Как незаметно вернуться? Вопросов много — ответов нет. Пару часов прикидывая то так, то эдак подросток решил, что «кто не рискует, тот не Гарри Поттер». Спешно накинув поверх обычной мантию-невидимку, Гарри через окно вылез из комнаты и, перемахнув через забор, оказался на соседнем участке….
Сколько он прошел, Поттер не знал, километров 10 точно, поэтому, увидев миленькую, уютную подворотню, Гарри свернул туда и, сняв мантию-невидимку, махнул палочкой. Автобус Ночной Рыцарь буквально за пару минут довез его до места назначения. Поправив капюшон и тяжело вздохнув, подросток зашел в «Дырявый котел». К его облегчению, людей, скрывающих лица было довольно много и подозрений он ни у кого не вызвал.
Взяв в банке денег, Поттер отправился в Лютый переулок на поиски нужного магазина.
Искать его долго не пришлось — небольшое здание с запыленными витринами и перекошенной дверью выглядело наиболее прилично, по сравнению с остальными.
Дверь, тихо скрипнув, отворилась, впуская незадачливого посетителя в маленькую комнатушку, в которой, кроме двух кресел и небольшой тумбочки, ничего не было.
— Проходите, мистер Поттер, — послышался тихий приятный голос из ближайшего кресла. — Садитесь. Нас ожидает долгий разговор… Вы не волнуйтесь, я не служу Вольдеморту
Медленным осторожным шагом подросток подошел к креслу и сел. Теперь, получив возможность видеть своего собеседника, Поттер начал внимательно его разглядывать.

Перед ним сидел человек лет пятидесяти с темными, почти черными волосами, густыми бровями, прямым носом и небольшой бородкой. Одет незнакомец был в темную мантию, впрочем, как и любые другие волшебники обитающие в Лютом переулке.
— Вы хотите спросить, откуда я знаю, что это вы? Все просто: я сам отправил вам визитку. Зачем спросите вы, и я вам отвечу: когда-то давным-давно был основан этот магазин. Основной целью было дать магу шанс на мщение, признаюсь, это был прибыльный бизнес…. Но у каждого свои планы, а отомстить можно за любую мелочь…. И однажды этот магазин и его владельца прокляли. Владелец не может обрести покоя, пока не поможет тому человеку, который действительно имеет право на мщение. Я живу долго… очень долго, и за это время не разу не выходил за пределы магазина. Проклятье не выпускает меня. Я прошу вас помочь мне, вы даже не представляете, как скучно сидеть несколько сотен лет в этом магазине. Ведь никто его не видит, не зайдет, не поздоровается!
— Но я то вижу, — удивился Гарри снимая капюшон.
— Именно это и подтверждает мое мнение, что вы достойны права мщения. Иначе вы бы просто не увидели магазин.
— Вы уверены, что я могу помочь? Что требуется от меня?
— Я даю вам шанс на мщение и обретаю покой, так как дарую его безвозмездно и достойному человеку!
— Стоп! Что за право мщения? — наконец опомнился Гарри.
— Это сложно, но я попытаюсь вам объяснить… Смотрите, возьмем среднестатистического мага, родственников которого убили пожиратели. Маг приходит ко мне и говорит, что хочет отомстить…. Вы отлично знаете, что министерство не даст ему такого шанса, а за убийство убийцы его могут посадить в Азкабан, так что надо остаться неузнанным как внешне так и внутренне…. Именно это я и делаю! В любом человеке можно пробудить воспоминания о забытых тайнах, прошлых жизнях…. После этого маг, естественно, становится сильнее, хитрее, умнее, в зависимости от того кем он был ранее, далее я накладываю некоторые чары, даю ему возможность менять облики и вуаля: никто мага не узнает, иди, мсти сколько влезет! Магические артефакты такого человека не обнаружат, так как его вроде и не существует…. Раньше таких людей звали Двуликие, они пользовались всеобщим уважением…. Одно «лико» живет как обычный человек: ходит на работу, общается с друзьями, выпивает по субботам… а другое мстит.
— Но палочка…
— Новая одежда, смена имиджа, нужная палочка — все здесь!
— Ну, даже не знаю, — заколебался Поттер. С одной стороны он симпатизировал и сочувствовал этому волшебнику, но с другой все это могло быть хитроумной ловушкой. Успокаивало только то, что его еще не убили….
— Ну давай же, соглашайся, — прошептал старик. — Клянусь своей душой, ничего плохого тебе не сделаю….
— Давайте, — решительно произнес Поттер, про себя думая «эх была, ни была».

Процесс начался с «убирания» шрама.
— Какой он, однако, стойкий! Ничем не выведешь! — озадачено протянул продавец. — Но раз его нельзя убрать, значит можно спрятать… так, теперь уберем очки…
Прошло более двух часов с тех пор, как началось преображение. Поттер отсидел себе все, что только можно и тихо ругался по этому поводу.
Альберт — продавец, увлеченно размахивая палочкой, читал какое то заклинание, но Гарри начало клонить в сон и он заснул…

Глава 3.

— Проснись! — услышал он, чей то тихий голос.
Тело ныло от продолжительного лежания в неудобной позе. Подросток попытался потянуться, но потерпел в этом деле полное поражение. Со стоном он открыл глаза и вздрогнул: перед ним в воздухе висел призрак продавца.
— Ну, вот я и закончил свою работу! — удовлетворенно прошептал призрак, — Пожалуй, вы лучший образец из всех, что я сотворил…
Гарри внимательно осмотрел свое тело но, не обнаружив никаких перемен, вопросительно посмотрел на Альберта.
— Теперь я объясню как пользоваться вторым ликом. Нужно лишь тщательно представить себе свой новый облик, и вы начнете преобразовываться. Первое время можете использовать хлопок ладоней для концентрации. Избегайте магловских зеркал — они отобразят вашу истинную сущность… предупреждаю сразу глаза — зеркало души, так что у «Мстителя» они будут иного цвета. Ну, пожалуй все, в остальном разберешься сам, магазин оставляю на вас. Все равно его никто и не видит. В подвале находится мой кабинет, там подробные записи о проведении этого ритуала…. Так, что-то забыл… точно что-то забыл, но что? А… ну да, я надеюсь вам понравиться ваш второй лик.
— А это не опасно помнить то, что помнить не положено?
— Нет, это не совсем воспоминания, это, в некоторой степени, тень человека, сохранившая его знания и характер, ну, возможно, некоторые привычки. Вам придется много заниматься и учиться. Чем больше вы будете уметь, тем больше знаний даст вам ваше прошлое воплощение. Возможно во снах будут мелькать некоторые картины прошлого. Вы можете полностью контролировать свои помыслы, дух лишь будет подсказывать вам верный путь….
— А вы уверены, что эта… душа… хм… моя прошлая душа… сработается со мной?
— Уверен что вы отлично сработаетесь. Да и еще, я не знаю истинного имени твоего прошлого воплощения, может позже ты его вспомнишь, а пока, чтобы дух принял новое имя, тебе должны дать имя, кличку, — враги, сторонники, друзья — кто угодно. Надеюсь это знание поможет тебе… Стоп! Да еще, в магазине время течет несколько иначе. Оно сильно затормаживается, фактически останавливается. Здесь ты этого не ощущаешь, но во внешнем мире, с тех пор как ты сюда зашел, прошло не более получаса, а то и меньше. Ладно, мне пора, для меня было честью познакомиться с вами, а теперь меня ожидает долгожданный покой, — и призрак Альберта исчез, оставив Гарри в полной прострации.

После памятной поездки в Лютый переулок, Гарри всерьез занялся изучением Темной и Светлой магии, так же весьма познавательными оказались записи Альберта, где подробно описывались различные ритуалы и биографии некоторых исторических личностей. Именно оттуда Гарри и узнал, что в зависимости от прошлого «лика» человек обладает теми или иными качествами. Были случаи, когда маг в прошлом оказывался духом камней, духом леса, духом воды, даже иногда волшебником. Были случаи, когда волшебник помнил несколько своих жизней, но таких было мало… а еще оказалось что ритуал очень опасен и отрицательно влияет на людей с нарушенной психикой.
Когда он впервые после «сеанса» подошел к зеркалу, то едва удержался от нецензурного вопля. Если бы Альберт не умер, он убил бы его сам…. Больше всего его отражение напоминало магловского рокера-металлиста собирающегося на рок концерт. Прическа в стиле «дикобраз», шрам закрывала небольшая черная кожаная повязка, очков не было, огненно-золотые глаза смотрели с веселым недоумением. Костюм был выдержан в тех же черных тонах: шелковая рубашка, брюки, сапоги, кожаный плащ, отделанный по краю серебром. Наручи из непонятного черного металла обхватывали запястья, перчатки на руках. За спиной у этого субъекта виднелись рукояти мечей. Гарри мог поклясться, что лезвия клинков серебряные. В руках была зажата палочка. Поттер присвистнул и покачал головой, да… в таком виде его точно не узнают… он сам себя не узнавал…

— Так… оглушающее, разоружающее, взрывающее, поджигающее… черт! Не то! Куда я это дел? А! вот! Разрывающее, защищающее, убивающее… хм… интересно…
Плотно обложившись книгами по различным отраслям магических наук, Гарри день и ночь выписывал нужные заклинания на пергамент, подозревая, что Грюм не очень обрадуется, увидев своим магическим глазом в чемодане такие книги как: «Стань великим, пособие для начинающих темных магов», «Салазар Слизерин и Вольдеморт», «Темная магия во всех ее проявлениях», «Как обмануть министерство»…
Поэтому приходилось корпеть до потери пульса и рези в глазах.
Поттер тяжело вздохнул и осмотрел свои многочасовые труды: десять свитков конкретных высших заклинаний, часть из которых ему пока не по силам, но это лишь пока…
Размяв онемевшие пальцы, подросток спрятал книги в свой тайник, и лег спать…

Глава 4.

— Поттер, иди завтракать! Мы не собираемся ждать тебя! — заорал Вернон Дурсль. Его басистый голос, пожалуй, был слышен в соседних домах. По крайней мере, то небольшое количество собак, проживающих у соседей, откликнулись на столь культурный призыв громким лаем.
Парень глубоко вздохнул, провел рукой по волосам, оделся и пошел на завтрак. За время, проведенное этим летом в этом доме, Дурсли крайне редко разговаривали с Гарри. В основном их общение сводилось к фразам «Иди есть» и «Не мешайся». При виде кузена Дадли обычно вскакивал и убегал прочь, тетушка Петунья поджимала губы, а дядя Вернон по цвету лица становился похожим на баклажан.
Но Поттеру было глубоко наплевать на родственников: что возьмешь с глупых маглов?
У него есть занятия поинтереснее, чем ругаться с ними, например, Анимагия.
Только долгий и, несомненно, упорный труд мог положить начало в умении превращаться в животное, только упрямый и смелый человек мог решиться на такое. Занимался он в ином образе, поскольку для различных манипуляции с телом приходилось использовать палочку. После очередного такого «эксперимента» Гарри неделю не мог встать с кровати: болели все кости и мышцы. А еще через неделю за ним приехали….
Раздался стук в дверь.
— Поттер, живо спускайся! — услышал Гарри дрожащий голос своего дядюшки.
Гарри крепко сжал палочку и бесшумно спустился вниз. В гостиной, по самым скромным подсчетам, находилось не меньше половины людских ресурсов всего Ордена Феникса.
— Добрый вечер, мистер Поттер — поприветствовали они его.
— Гарри! — радостно воскликнула Тонкс. — Готов к новым приключениям?
— У меня не бывает приключений, — недовольно буркнул подросток, все еще сжимающий пальцами палочку. — У меня бывают лишь неприятности.
— Смотрю, ты настроен пессимистически, — заметил Люпин. — Не хочешь спуститься к нам?
— Вы сначала докажите, что это вы! — иронично фыркнул парень.
— Ну… штаб квартира ордена феникса расположена по адресу площадь Гримо 12. Я один из создателей карты мародеров, моя кличка Лунатик.
— На третьем курсе я с помощью мантии моего отца пробирался в Хогсмид, однажды меня засек Снейп, после чего вы отобрали карту, гиппогрифа, которого мы спасали, зовут Клювокрыл, — равнодушно произнес парень, позволяя себе немного расслабиться.
— Ладно, Поттер, собирайся, — прорычал Грюм. — У нас всего час до наступления темноты.
— На метлах?
— Да.

Книги пришлось оставить в тайнике. Это было довольно рискованно, но по-другому не получалось. Быстро покидав вещи в почти не распакованный чемодан и прихватив клетку Букли, которая в данный момент охотилась, он двинулся вниз по лестнице, где его и подловил Грюм.
— Поттер, если сложится непредвиденная ситуация — беги, спасайся, о нас не думай, понял? Геройство твое тут не поможет. У тебя цель крупней, и жертвы с нашей стороны могут быть большими, понял?
— Да, мистер Грюм, — Гарри тяжело вздохнул.
— Вот и отлично, нам пора…

Ночь была ясная и тихая, облаков почти не было, что очень обеспокоило Грюма. Они летели уже не меньше часа на довольно большой высоте. Пожалуй, с земли их можно было принять за большую стаю птиц.
— Садимся на ту поляну! — прокричал Люпин. — Там мы проведем около часа, после чего немного пройдем пешком и воспользуемся порталом.
Гарри резко спикировал и аккуратно приземлился на землю, постояв пару минут, и полюбовавшись на звезды, он отправился на поиски Люпина. Тот, очевидно почувствовав, что его ищут, поднял вверх руку и крикнул:
— Гарри!
Подросток резко обернулся как раз чтобы увидеть последние секунды жизни оборотня: ярко зеленый луч на огромной скорости несся к последнему другу отца….
Авроры мгновенно вытащили палочки и начали перестреливаться с пожирателями. Гарри ползком добрался до Ремуса. Казалось, что тот даже не понял что умер: немного удивленное выражение лица, искривленный в улыбке рот и пустые серые глаза…. Он не знал, сколько так сидел, мысленно плача по человеку, которому полностью доверял и которого любил, как отца…. Слез не было лишь пустота….
Он не помнил как Грюм оттаскивал его от тела в лес. Не помнил как ему говорили бежать. Он хотел лишь одного — отомстить…. Подождав пока Грозный Глаз отойдет подальше, он трансформировался в «призрака» (так он про себя называл свое второе «Я») и медленным шагом, с мрачной улыбкой и горящими ненавистью глазами пошел обратно к Пожирателям. Мстить.

Глава 5.

— Дамблдор, это, несомненно, была засада. В нашем стане предатель! — горячо высказывался Грюм. — Надо принимать меры… Если бы не тот человек, то нас бы убили!
— Аластор, я все понимаю, — устало проговорил директор, его ясные голубые глаза уже не светились прежней уверенностью и задором.
— Грозный Глаз прав, — тихо отозвалась Тонкс, баюкая сломанную в нескольких местах руку. — Еще немного и нас бы уничтожили. Много наших людей не вернулись с той поляны, повезло еще, что в Гарри попали только заклятием окаменения, а то хоронили бы и его….
— Надо узнать, кто помог нам там, на поляне и почему он это сделал. Нам пригодился бы такой союзник, — подал голос Наземникус.
— Даже не знаю, не уверен, что хотел бы видеть его в Ордене, — проворчал Грюм. — За весь бой он использовал, дай Бог, три-четыре нормальных заклинания, остальные — либо боевые, либо темные. Особо запомнился взрыв, который он устроил. Теперь посреди поляны огромный котлован. Признаюсь, даже мне стало жутко. От этого человека за несколько метров веяло жуткой злобой, ненавистью, и каким-то ненормальным весельем. Вы бы видели его глаза — настоящий, живой огонь. Я таких раньше не видел! Возможно, он психически не здоров, ну опасен это точно…
— Его почти никому не удалось разглядеть. Мы уж решили, что он нам привиделся, но потом рядом с трупами мы обнаружили это.
Артур Уизли выложил на кухонный стол… карту… обычную магловскую игральную карту. Пиковый король.
— Но стоит взять ее в руки, как проступают слова «игра и месть», — сообщил он.
Но лишь директор взял ее в руки, как карта превратилась в черную розу, которая внезапно загорелась щадящим синим пламенем, оставив после себя горстку пепла.
— Интересно, — пробормотал Альбус, потирая на пальцах останки цветка, и уже громче спросил. — Говорите, его никто не разглядел? А проверка палочек?
— Она не принесла результатов. Он, словно тень, растворился. Мы пытались настроить на поиски артефакты, которые могли бы обнаружить его живым или мертвым, но они не сработали. Этого человека словно не существует …
— С ним кто-нибудь, говорил? — строго спросил директор.
— Я с ним разговаривал. Пытался выяснить, кто он, но он говорил загадками.
— А теперь поподробнее, Аластор, — Дамблдор заинтересованно придвинулся поближе….

Сон был тревожным: он снова в малейших подробностях переживал бой с Пожирателями, снова видел тело Ремуса, и снова убивал….
Несомненно, Пожирателей было слишком много, а Авроров мало, значит надо уравнять силы…. Гарри использовал самое мощное заклятие массового поражения, которое знал. Несомненно, в образе шестнадцатилетнего подростка он бы не смог добиться и небольшой вспышки, но сейчас наполненный до краев жаждой мести, он был уверен в своих силах. У него даже не возникло мысли, что заклятие может не получиться….
Результат превзошел все ожидания: в том месте, куда угодило заклинание, образовалась огромная воронка, а всех находящихся в пяти метрах от эпицентра попросту разорвало. Запах горелого мяса, капли крови и человеческие стоны преследовали его во время всей схватки. В его арсенале не было Авады — эти негодяи не заслуживали быстрой смерти…. Авроры приняли помощь «незнакомца». У них не было выбора. Некоторое время Поттер сражался плечом к плечу с Грюмом, потом с Тонкс. Воспрявшие духом члены Ордена быстро разделывались с оставшимися Пожирателями.
Гарри медленно покидал поля боя. Ему следовало уйти так, чтобы подозрения не пали на шестнадцатилетнего подростка, но прежде… он пошарил рукой во внутреннем кармане плаща и достал обыкновенные игральные карты, не глядя взял одну, прошептал над ней заклинание и бросил на землю. Подарок Дамблдору, и подтверждение своего существования…
— Подожди секунду… — несмотря на свою деревянную ногу, Грюм довольно быстро ковылял в сторону застывшего парня.
— Зачем ты это делаешь? — спросил у него Грозный Глаз, его магический глаз бешено вращался в глазнице. — Кто ты?
— Жизнь странная штука. Наши пути непонятны, а порой бессмысленны… — подросток устремил свой взгляд куда-то вдаль, всем видом показывая, что этот вопрос себя исчерпал.
— Ты против нас или за?
— Я за себя, — лаконично отозвался Гарри. — Я не служу Волдеморту, если ты об этом. Он лишь живой труп, одержимый жаждой величия…. Впрочем, мы с ним в чем-то похожи… я тоже в какой-то мере живой труп. Вольдеморт живой духом, возродил свое тело, а я живой телом, душу. Я живу ради долга и мести….
— Как хотя бы тебя зовут? — прорычал Грозный Глаз. Этот разговор несколько ошарашил его. Будучи человеком прямым, он не допускал, чтобы в ответах его собеседников загадок было больше чем решений, но он опасался этого человека, не мог его понять.
— Имя это лишь набор букв, на который мы привыкли откликаться. Оно не характеризует человека. Оно есть у каждого, но не у каждого есть право называться человеком. Зовите меня как хотите…
Грюм застыл, он не любил пустую философию, он любил свое дело, но в словах мальчишки была некая правда… скрытая, непонятная и пугающая,… как и он сам…
Откуда то сбоку раздался стон, Гарри склонился над лежащим на земле аврором. Раны кровавыми бороздами исполосовывали все его тело, открывая взору поврежденные внутренние органы. Кровь густым темно-красным потоком текла по зеленой траве, из горла вырывались слабые стоны, по щеке катилась алая струйка. По мнению Гарри, человек должен был давно умереть. Он вопросительно посмотрел на Грюма. Тот словно почувствовав немой вопрос, проговорил, тихим, рычащим голосом:
— Они наложили на него проклятие. Он не сможет умереть сам. Он будет испытывать нечеловеческую боль, пока его кто-нибудь не убьет…
— Его никак нельзя спасти?— сухо спросил Поттер. Он отвел взгляд, не в силах смотреть на человеческие муки.
— Нет, — горько усмехнулся Грозный глаз. — Это заклинание придумал Темный Лорд, специально для пыток… убить милосерднее… — Он поднял палочку и направил на изуродованное тело еще живого человека — Ава…
— Нет! — Гарри не мог пояснить, почему он помешал Грюму. Что-то старое, давно забытое мелькнуло в памяти. — Нет! — уже более твердо возразил он. — Этот человек достоин того, чтобы умереть с честью, как воин….
Он привычным и легким жестом вынул из-за плеча меч, словно делал это по десять раз на дню и, направив меч лезвием вниз, упал на колено, как падают перед героем. Лезвие прошло прямо в сердце. Аврор на миг широко открыл глаза, судорожно попытался вдохнуть, а потом обмяк…
Поттер резко вытащил меч, доведенным до автоматизма жестом закинул его в ножны и ушел с поляны, Грюм его не останавливал…
Убив по дороге еще парочку Пожирателей, Гарри отправился в кусты, где видоизменился. Он прошелся лесом вокруг поляны, чтобы не выходить с той стороны куда смылся «спаситель».
Дойти ему было не суждено — что-то сильно ударило в спину и свет померк…

Глава 6.

Гарри с трудом разлепил глаза: изображение плыло и размывалось. Очки обнаружились на тумбочке.
Он снова был в доме крестного, в этом не было никакого сомнения, все те же древние обои, все та же старинная мебель, но теперь все стало еще хуже. Теперь нет Люпина… Странно, но он не чувствовал той боли, которую испытывал после смерти крестного, возможно потому что за Люпина он отомстил сполна, осталась лишь светлая грусть жалость и опустошение…
— Нет! Так не пойдет! — сам себе сказал парень. — Я становлюсь неблагодарной скотиной! Бесчувственным чурбаном!
Он быстро оделся, и спустился вниз на первый этаж. Гермиону и Рона он обнаружил сидящими в гостиной. Лица у обоих были несколько опухшими, а глаза красными.
— Гарри! — воскликнула Гермиона, судорожно вытирая ладонями мокрое от слез лицо.
Поттер жестом попросил ее помолчать.
— Он был хорошим человеком, но это война. Нас ждет еще немало жертв, это не первая и не последняя. Нам придется смириться с этим и продолжать бороться. Нас становится все меньше, а Волдеморт все сильнее, у нас немного шансов на победу, но они есть… Мне больно от мысли, что нас снова кто-то покинул, мне больно ведь эта смерть тоже лежит на мне, как и смерть остальных, не сумевших покинуть ту поляну. Они приехали туда ради меня, и спасали они меня, и я в очередной раз выжил, а они не смогли... Но мысль о том, что сотни мирных магов и маглов остались не отомщенными делает меня сильнее и заставляет жить. А теперь я хотел бы узнать, где Грюм, Дамблодор и Тонкс?
— Они на кухне, — последовал незамедлительный ответ, несколько ошарашенных такой тирадой, друзей.
— Что ж, это даже хорошо, а теперь вы расскажете все, что слышали и знаете… — Гарри поудобнее устроился в кресле и приготовился слушать.

— Тот-кого-нельзя-называть почти себя не проявляет, но доходят сведенья, что он вновь налаживает старые связи с магами и нелюдями. Члены Ордена думают, что он вновь взялся за старое и пытается стать бессмертным…. Снейп говорит, что он иногда проводит инструктаж Пожирателей, ну и некоторую зачистку в своих рядах…. Ходят слухи, что его сейчас нет в Англии. Ну, в общем, все. Сегодняшнее нападение стало полной неожиданностью для всех, Дамблдор рвал и метал, устроил всем членам Ордена допрос с пристрастием. Некоторые говорят что в ордене есть предатель…
— Другого я и не ожидал… — Гарри задумчиво провел рукой по волосам. — Ну, а как вы? Чем занимались?
— В основном шпионили, — невесело усмехнулся Рон. — Убирались и шпионили, шпионили и убирались… А ты ?
— Занимался самобичеванием, чем еще может заниматься Мальчик-который-очередной-раз-выжил?
— Гарри, не вини себя! Ты сам сказал, что это война и жертвы неизбежны. Нам всем тяжело, но мы не должны допустить еще больших жертв… нам надо приложить усилия, чтобы оказать достойный отпор Волдеморту! — несколько торжественно произнесла Гермиона, очевидно, речь готовилась заранее.
— Герми тоже собирается идти на аврора, — пояснил Рон. — Она считает, что мы должны тренироваться в защите и вообще учить в десять раз больше, чем учим!
— И не только в защите, Рон, но и в нападении, — вкрадчиво поправил друга Поттер. Рон сдавлено застонал.
— Я так же считаю, что мы должны заняться Анимагией, — буравя неодобрительным взглядом Уизли, продолжала Гермиона — это будет хорошим подспорьем…
— Но Анимагию изучают только на седьмом курсе, а зарегистрироваться очень сложно!
— А ты думаешь, что мы будем регистрироваться в министерстве? — тем же вкрадчивым голосом вопросил Гарри.
Все трое переглянулись и рассмеялись.
— Думаю, мы будем много заниматься то сможем превращаться в животных где-то через год, а при еще большем усердии и того меньше. Все же мародеры учились на втором курсе, а мы на шестом…
— Герми, а у тебя случайно нет маховика времени? Как ты это все собираешься смещать с учебой?
— Разберемся на месте, Рон, — ободряюще улыбнулся Поттер. Зеленые глаза проказливо мерцали за стеклами очков. — Мы с вами проходили то, что многим пройти не под силу, делали то, что сделать невозможно! Что нам стоит после всего этого изучать в свободное время заклинания и Анимагию?
Друзья на несколько мгновений погрузились в воспоминания: Философский камень, Тайная комната, Сириус и дементоры, Турнир трех волшебников, Министерство, Амбридж…
— Ничего, — выдохнули все разом, и вновь засмеялись.

— Что будем делать Альбус? — Грюм задумчиво постукивал своей деревянной ногой в такт мыслям, — если и дальше так пойдет, то в Ордене скоро никого не останется!
— Ситуация крайне серьезна, Аластор, но у нас пока еще есть надежда.
— Вы имеете в виду Поттера? — рыкнул Грозный глаз и получив утвердительный кивок, продолжил — Он смелый и сильный маг, в этом никто не сомневается, но он еще слишком молод и неопытен, для его обучения нужно время, а у нас, его нет.
— Нам придется его найти, иначе все пропало…
— Мы выбьем у пожирателей это время, но нас надолго не хватит… Нам поможет только чудо… — тяжело вздохнув, сказала Тонкс.
— Возможно, оно уже помогает нам, — Директор лукаво усмехнулся.
— Можно ли доверять ему?
— У нас нет выбора, Артур, этот м-м-м человек возможно именно то чудо, которого нам не хватало! Он сумел вселить в вас уверенность в ваших силах! Не смотря на превосходящие силы противников и эффект неожиданности, вы не только остались целы, но и здорово потрепали Пожирателей! Это ли не чудо?
— Чудо или везение, но без него пришлось бы плохо, — согласилась Тонкс.
— Феникс — сказал Наземникус
— Что феникс? — рыкнул Грюм
— Ну не называть же его «человек», «он», «ему». У каждого есть имя или кличка, по-моему, это как раз ему подходит, раз он вселяет в сердца людей надежду на лучшее.
— Что ж я думаю, ты прав… Он и есть Феникс — Дамблодор кинул косой взгляд на карту пикового короля.
— Черный феникс, тогда уж, — поправил Грюм. — Все же он сражается не за добро, а ради мести…
— Черный феникс, — согласился директор.
— Черный феникс, — поддержали члены Ордена.

Глава 7.

— Гарри просыпайся!
— Отстань Герми, будь другом, дай поспать… — Поттер безуспешно попробовал спасти остатки своего сна, засунув голову под подушку.
— Вставай! Вот — вот прибудут оценки по СОВ
— Оценки не изменятся оттого, что я посплю еще пару часов…
— Ну и спи — фыркнула девушка
— А вот и нет! — Поттер отчаянно зевая сел на кровати — Нечего было меня будить! Вот убьет меня Воландеморт и буду я к тебе во сне в белом саване являться! Все припомню, и как будила, и как учить заставляла!
— С этим не шутят Гарри — необычайно серьезно отозвалась Гермигона
— Только не надо распинаться, что с Темным Лордом шутки плохи… Я и так знаю, что с чувством юмора у него слабо…
— Гарри ты себя хорошо чувствуешь? Может Снейпа пригласить?
— Ладно, встаю, встаю…

— Двенадцать СОВ — радостно сказала Гермигона, быстро просмотрев свое письмо — А у вас что?
— Семь
— Восемь — Гарри еще раз просмотрел свои оценки, — ну вот видишь Рон все не так плохо… На мракоборца вполне хватает… Кстати где все?
— Не знаю, может у них собрание?
— Нет, не думаю… Возможно Пожиратели…
— Пожиратели? Ты серьезно? Они вроде пока залегли на дно…
— Не на дно, а на поляну, причем именно на ту где в день моего прибытия приземлились мы! — съязвил парень
— Гарри а ты больше не видел снов, ну там где ты Сам — знаешь — кто?
— Нет, но если ты имеешь в виду ближайшие планы Воландеморта то здесь секретов нет, убить меня, Дамблодора, уничтожить всех кто ему когда — нибудь переходил дорогу, захватить Хогвартс, ну и власть…
— Это лишь подтверждает тот факт, что нам надо более серьезно относиться к учебе — заключила Гермигона
— А что если и, правда, пожиратели? — испугано прошептал Рон, его лицо мгновенно побледнело, даже веснушки поблекли
Гарри мог только посочувствовать другу, у которого почти вся семья входила в орден
— Да не переживайте вы так, это лишь предположение… пойдемте лучше сделаем задание для Снейпа, думаю он очень обрадуется если у меня ее не будет, не стоит доставлять ему такого удовольствия…

Взрослые вернулись через пару часов, громко хлопнула входная дверь и в комнату влетела радостная Тонкс
— Собирайтесь, мы едем в косой переулок — сходу выпалила она — быстрее, а то Грюм еще увяжется, а, я уже устала от его трепотни…
То и дело подгоняя друг — друга друзья быстренько покинули, успевший порядочно надоесть, дом
— Тонкс, а где вы сегодня все были? — спросил Гарри, впрочем, не надеясь получить какую либо информацию, поэтому его сильно удивило то, что Нимфадора глубоко вздохнув, ответила
— Мы были в Хогвартсе… — увидев вопросительно вытянувшиеся лица шестикурсников, пояснила — устанавливали дополнительную защиту, Дамблдор конечно уверен что Хогвартс самое безопасное место на земле, но рисковать никто не хочет… Тем более сейчас… Ладно, что о грустном слышали про черного феникса?
— Про кого? Разве фениксы бывают черными? — удивилась Гермигона
— Это не птица, это человек, помогший нам там, на поляне!
— Что — то слышали, — уклончиво отозвался Поттер — вы знаете кто он?
— Нет! — глаза Тонкс задорно заблестели — в том то и дело. Его ищем не только мы, но и пожиратели, а он как сквозь землю провалился! Лично мне кажется, что лезть к нему в душу не надо, хочет нам помочь, пусть помогает, если он пошел на такое, значит судьба не совсем благосклонна к нему… Хотела бы я еще раз посмотреть на него, незабываемое зрелище…
Гарри кинул встревоженный взгляд на Нимфадору, но та, очевидно, говорила от души, без всякого тайного смысла, именно то, что думала.
«Ты права Тонкс, ты даже не представляешь, как ты близка к разгадке… Она, идет в нескольких шагах от тебя» — Поттер загадочно улыбнулся своим мыслям

В косом переулке было немноголюдно, услышав от министра о возвращении Темного лорда, волшебники и волшебницы предпочитали не выходить лишний раз на улицу, считая, что в своем доме безопаснее. Они сами понимали — это глупо, ничто не удержит Темного лорда, но все равно прятались по своим норам как крысы.
«Они надеяться что, сидя в своих домах, они останутся, живы, но так ли это? Конечно, нет, они просто тешат себя пустыми иллюзиями, создав свой маленький мирок, надеются, что все будет как раньше, до его возвращения… Они не учли одного ничего не проходит бесследно…»
Гарри встряхнул головой, пытаясь отогнать неприятные мысли, не получилось, вдобавок заболела голова.
— Осталось купить учебники и посидеть в кафешке — Тонкс задорно подмигнула немного подуставшим подросткам.
— А может сразу в кафе — предложила Гермигона, — посидим, отдохнем, а потом пойдем за книгами…
— Пошли, я знаю отличную кафешку, тут за поворотом…
Но вылетевшая из — за поворота с громкими криками ужаса, толпа волшебников, чуть не растоптала их
— Что за… — замысловато выругалась Нимфадора — спрячьтесь где — нибудь — сказала она, друзьям выхватывая палочку, — я пойду, проверю…

0

3

Глава 8.

-Ей надо помочь — дернулся, было Поттер, но Рон который за лето довольно внушительно подрос, его не пустил.
— Гарри, успокойся, мы даже не знаем что там! И не забудь что мы несовершеннолетние, нам нельзя пользоваться магией!
— Ей все равно надо помочь!
— Будь благоразумным, Гарри, что мы сможем сделать против пожирателей их слишком много?
— А ну да запамятовал, что они предпочитают групповые развлечения, — ехидно отозвался Поттер, и уже разочарованным голосом продолжил — В чем вообще дело? Как я помню, мы никогда и никого не бросали в беде! Почему же сейчас мы стоим тут, вместо того чтобы помочь человеку?
— Дамблдор строго настрого наказал нам беречь тебя, и не позволять идти сражаться, Гарри ты еще слишком молод и…
— Он вам сказал, почему меня надо беречь? — хрипло спросил подросток, устремляя свой взгляд своих изумрудных глаз в сторону злополучного переулка
Рон с Гермигоной переглянулись и недоуменно посмотрели на Гарри, тот тяжело вздохнул, и поднял на них глаза, полные боли и отчаяния
— Это моя война, и смерти лежат на мне, я пока не могу вам все рассказать, это слишком тяжело, но знаю одно, ее смерть я себе не прощу никогда, зная, что я мог ее спасти, или умереть рядом…
— Ладно! Идем! — Рон решительно вытащил палочку, — ты прав надо ей помочь…
— Нет Рон это мое дело, я пойду один!
— Но Гарри если в министерстве засекут, что ты пользуешь палочку, то тебя могут исключить, за нами таких грехов не водилось… — Рон в нерешительности замолк, увидев широкую улыбку на лице друга…
— Рон, Гермигона, я вам многого не рассказал, я даже и не хотел говорить, но сейчас я понимаю, что готов доверить вам не только мою тайну, но и жизнь, я потом вам все объясню, только не обижайтесь…
Что — то громко взорвалось, и соседний магазин, по виду аптека, разнесло на составные части. Осколки стекла, и известь разлетелись на большое расстояние.
— Прикройте меня если что, поняли? Если кто, что будет спрашивать я, был с вами. — Пока Гарри говорил, Гермигона никак не могла отвязаться от мысли, что сейчас произойдет что — то важное, тщательно вглядываясь в лицо друга, она понимала что с ним происходить нечто странное… Но тут еще раз громыхнуло, и здание рядом с которым они стояли рухнуло, от грохота заложило уши, глаза слезились от поднявшейся в воздух пыли, но ни Гермигона, ни Рон не сдвинулись с места, они во все глаза смотрели, как их друг внезапно преобразился, да так что и не узнать.
— Черный феникс — в один голос, прошептали они.

Битва продолжалась недолго, два десятка пожирателей отчаянно оборонялась от совместных нападений Тонкс и Гарри. В борьбу вступали редкие прохожие, те, кто не боялся гнева лорда, таких было немного…
«Новички» — зло подумал Гарри, швыряя в пожирателей очередное заклинание, — «глупцы, решившие выслужиться перед своим лордом, их даже убивать противно…»
Стены домов, дорога, витрины магазинов, все приобретало красный цвет, цвет крови, во все стороны носились алые, желтые, синие, зеленые вспышки, то и дело раня или убивая кого — то. Одно из заклинаний попало в Тонкс, ее отбросило на несколько метров, и довольно жестко приложило о землю.
— Ну, все, вывели! — прорычал подросток, швыряя взрывное заклятие в самый центр вражеской кампании — сами напросились, кровь за кровь!
То, что не сумела сделать магия, сделала сталь. Особо умные, догадавшись, что здесь им ничего не светит апатировали, но особо одаренные, с тупым упрямством наседали на Поттера, за что и получили кто в горло, кто в голову. Никого не щадя и ничего не слыша Гарри носился по улице добивая тех кто остался, сливаясь со своими клинками в одно целое. Его движения были плавными и резкими одновременно, как будто он танцевал, это был именно танец, танец смерти.

Гермигона и Рон долго приходили в себя после случившегося, они видели как их друг безжалостно истребляет пожирателей, видели как в Тонкс попало заклинание, видели как Гарри бросился на слуг Воландеморта с мечами в руках, они лицезрели умиротворенность на его лице во время его танца, у них не возникло сомнений что это был именно танец, испытывали ужас, видя как горят настоящим огнем глаза подростка, они столько всего видели, что из ступора их бы вывело только…
— Пожиратели! Га… Феникс пожиратели! Подкрепление! — что есть мочи заорал Рон. Хватая за руку Гермигону, и бегом бросаясь к телу Тонкс
Гарри обернулся на истошный крик друга.
«Пожиратели, подкрепление» — пронеслось у него в голове
Не менее тридцати мрачных фигур, с уродливыми масками на лицах быстро приближались к месту сражения.
— Р… Забирайте ее и бегите, я за вами, — крикнул он друзьям
— Куда? — крикнула пришедшая в себя Гермигона
— В Лютый переулок! Быстрее! Доверьтесь мне!

Рон никогда так быстро не бегал как сейчас, даже не смотря на то, что всю дорогу, он нес тело Тонкс, пожалуй, он так не боялся даже в Министерстве Магии. Он слышал, как Гарри на ходу перекидывается заклинаниями с особо бойкими слугами Лорда.
Они остановились, в какой то подворотне, к их счастью все обитатели Лютого переулка, не отличались излишней храбростью, и сразу убрались оттуда подальше.
— Рон я сейчас попытаюсь передать тебе образ дома, где можно спрятаться, там вы будете в безопасности, вы должны его видеть… Дверь открыта…
— А ты? — тихо спросила Гермигона
— Задержу пожирателей, я скоро приду… Ты готов друг?
— Да
Гарри коснулся кончиками пальцев висков друга он пытался, как можно красочнее представить магазин, и передавать информацию через кончики пальцев.
Рон широко открыл глаза, он отчетливо видел в своей памяти тот дом, небольшая комнатушка, обширный подвал, свечи стоящие на столе…
— Я понял — Уизли подхватил бесчувственное тело Нимфадоры, и уже тихо прошептал — удачи, друг.
Гарри благодарно улыбнулся и пошел на встречу к пожирателям, ему нужно выиграть немного времени, чтобы друзья успели спрятаться. Мечи с мелодичным звуком покинули ножны, Янтарные глаза горели настоящим огнем, при желании можно было увидеть в них даже языки пламени жаждущих новой битвы.

Он стоял в центре площади, созданной специально для ночевок разыскиваемых личностей и всякого сброда, но сейчас здесь никого не было, что в прочем не особо вызывает удивление, если обратить внимание на вооружение субъекта и его несколько странный вид.
Гарри поднес карту из, все той же колоды, к губам и прошептал нужные слова. На мгновение изображение вспыхнуло, золотистым светом, и вместо бубнового валета, карта отобразила необычайно красивую, благородную птицу, в чудесном ало-золотом оперении, прохаживающуюся от края до края карты, постепенно цвет блек, и птица уже не казалась дружелюбной, она широко расправила огромные, черные крылья и хищно щелкала клювом. Подросток улыбнулся, изображению феникса, и, покручивая в пальцах карту, морально приготовился к битве…
Пожиратели появились секунд через тридцать, они вылетели со стороны косого переулка и в нерешительности остановились, не дойдя до Поттера метров пять.
— Кто это? — тихо спросил один из них
— Не знаю — прошептал второй
— Это тот, кто нас тогда, на поляне… — шепнул третий
Гарри послал мимолетную, ироничную улыбку слугам лорда, и поцеловав изображение феникса напоследок, бросил ее в сторону врагов. Кто — то морально не выдержал, оранжевый шар, соприкоснувшись картой, сжег ее, пепел как снег посыпался на руки, лица, волосы пожирателей. Слуги Лорда с громкими криками срывали с себя маски, ожесточенно оттираясь от жгучего порошка, на руках быстро зрели нарывы, язвы, фурункулы, никто даже не подумал убить виновника случившегося.
Поттер расслабился и прикрыл глаза, незнакомые, древние слова заклинания вспыхивали в мозгу, губы сами шептали их, словно говорили сотни раз, казалось, даже ветер затих, преклоняясь перед могуществом древней, забытой магии. Гарри сомкнул руки перед собой, и, чувствуя как в ладонях начинает пульсировать энергия, стал их постепенно раздвигать, когда воображаемый шар достиг размера футбольного меча, собрав все силы, юноша швырнул его прямо в ноги врагам.
Огромная, светящаяся, переливающаяся сфера оборвалась с его ладоней, и взорвалась рядом с пожирателями, разметала их по всем направлениям. Остался стоять лишь один из них…
Гарри медленно подошел к нему и улыбнулся
— И как же вас Северус угораздило связаться с такой малышней? — добродушно спросил он.
Снейп явно находился в шоке, то — ли от того, что уцелел, то ли от того, что Черный феникс заговорил с ним. Он трясущимися руками снял маску, черные глаза впились в лицо Гарри
— Как ты узнал — совладав со своими эмоциями, спросил он
— Эта магия приносит вред тем, кто несет печать тьмы на сердце — парень задумчиво обвел взглядом валяющихся то тут, то там тела, а потом уже так ехидненько продолжил — боюсь вам придется приводить их в порядок, причем без магии, иначе результат может быть непредсказуемым, от искр до лишних трупов… Что ж идите как бы вас не заподозрили…
— Кто ты, наконец? — воскликнул Снейп
Гарри посмотрел куда — то позади Снейпа и тот, проследив его взгляд, повернул голову, там ничего не было, но, возвратив свою голову в исходное положение Северус тихо выругался, того человека уже не было, только на том месте, где он стоял, лежала карта, карта черного феникса.


Глава 9.

После битвы Гарри три дня не поднимался с постели, диагноз был не утешительный — полное истощение магических сил. Дамблдор с ног сбился в поисках зелий, заклинаний и разных травок для скорейшего выздоровления надежды всего мира. Тонкс в данный момент находилась в магической больнице, и громко возмущалась, что ее до сих пор не выписали, один раз она даже пыталась сбежать с помощью своих способностей, не получилось.
Косой переулок восстанавливали неделю. Пришлось даже в некоторых местах заново мостить улицу. Члены ордена усиленно патрулировали особо важные стратегические точки города, но пожиратели пока не появлялись.
Гарри ласково погладил, примостившегося с ним на кровати, Живоглота, пальцы медленно перебирали мягкую шерстку, рыжий кот довольно мурлыкал, млея от удовольствия. После того случая в Косом Переулке Гарри чуть было, не упекли в больницу думая, что на парня навели порчу, но Дамблдор решил, что подростку там может угрожать опасность, и оставил его в штаб квартире ордена. К нему никого не пускали, считая, что Поттеру нужен покой, возражения вышеупомянутого никого не волновали. Единственная кто к нему заходил, была миссис Уизли. Иногда она раз по десять на дню справлялась о его самочувствии.
Рон с Гермигоной воспользовавшись тем, что Грюм находился на очередном сверхсекретном задании Дамблодора, проникли к другу под мантией невидимкой. Разговор получился напряженным и далеко не веселым.
— Почему ты нам не рассказал раньше? — обижено возопил Рон — я то думал мы друзья!
— Рон не кричи, нас могут услышать… Гарри, да ты хоть представляешь, что могло случиться? Да как тебе в голову пришло идти в Лютый переулок? — строго выговаривала Гермигона
— Ты явно сошел с ума! Ты своим поведением подставляешь под удар всех! В первую очередь Дамблдора!
— Да плевая я на Дамблдора, да из — за его тайн погибло не намного меньше человек, чем от интриг Лорда — громко сказал Гарри, в глубине души испытывая страстное желание выкинуть друзей из этой комнаты.
— Да как ты смеешь такое говорить? — взревел Рон, вскакивая с кресла — Дамблдор тебя столько раз спасал! Ты сам сейчас чем лучше лорда? Да ни чем! Убийца! Нам рассказали о твоих похождениях… Грюма когда он о тебе говорит в дрожь бросает! А еще на Дамблдора наговариваешь. Убийца!
— Рон хватит — прошептала Гермигона, пытаясь усадить разбушевавшегося Уизли обратно в кресло.
— Не выгораживай его Гермигона! Я говорю чистую правду!
— Хватит, — еще раз прошептала девушка, с тревогой смотря в необыкновенно спокойное лицо Гарри, только сверкающие изумрудно — зеленые глаза выдавали крайнюю бешенства. Не в силах смотреть на ссору двух друзей она начала изучать рисунок паркета.
— Да я пойду сейчас и расскажу все Дамблдору, кто такой Черный феникс! Пока ты не стал новым темным лордом! Ведь признайся, тебе нравится убивать! Можешь не врать, я видел все своими глазами!
— Да Рон мне понравилось убивать, но тебе этого знать не положено… Обливайте
Гермигона подняла глаза от пола и со страхом смотрела в огненные глаза феникса.
— Мне жаль Гермигона, что все так получилось, — с неприятной усмешкой протянул он, — но я не могу рисковать… Обливайте

— Убийца — прошептал Гарри — убийца…
Он не знал, сколько уже так сидел, привалившись спиной к закрытой на ключ, двери своей комнаты и разговаривая сам с собой.
— А ведь Рон прав — шептал он — Убийца… да еще и подонок! Стирать память друзьям… Нет! Им лучше не знать, слишком опасно…
« Это и есть твой верные друзья? Которые готовы пожертвовать своей жизнью ради тебя и которые не смогли понять того, что ты не можешь больше жить по правилам Дамблдора — горько шептал внутренний голос — уверен ли ты, что они не предадут? Не продадут со всеми потрохами Дамблдору?»
Сердце не хотело верить этому, но разум говорил, что жизнь вообще штука подлая.
«Ты же сам видел, как отреагировал Рон, он боготворит старика. Дамблдор нам приказал, Дамблдор нас попросил, Дамблдор сказал… Нет им определенно об этом знать не положено…
— Ты другой Гарри — шептало подсознание — ты обречен, проклят! У тебя нет шансов стать обычным мальчиком, веселым и беззаботным, у тебя осталась месть, месть и больше ничего.

— Гарри милый ты себя хорошо чувствуешь? — заботливо спросила миссис Уизли, наблюдая, как подросток, вместо того чтобы есть тыквенную кашу, размазывает ее по тарелке
— Да, да со мной все хорошо — безразлично отозвался Поттер, продолжая заниматься своим нехитрым делом
— Да что с тобой такое творится? — повысила голос Гермигона — ты уже третий день с нами не разговариваешь! Гарри мы же твои друзья…
В ответ на свою тираду, она получила от Поттера, легкую саркастическую усмешку, которая заставила девушку задуматься над истинностью, своих слов.
— Я то в порядке — протянул Гарри, насмешливо глядя на своих «друзей» — мне надо немного побыть одному, простите.
Кинув презрительный взгляд на ошеломленного Рона, он вышел с кухни.
— Ты что — нибудь понимаешь? — тихо спросила Гермигона, запуская руки в свои волосы.
— С ним надо поговорить! — Рон решительно поднялся из — за стола
— Оставьте бедного мальчика в покое — громко сказала миссис Уизли
— Но мама…
— Никаких но! шел бы ты лучше собрался в школу, а то, как обычно половину забудешь. И не трогайте Гарри, дайте ему отдохнуть!


Глава 10.

— Гарри открой, нам надо поговорить! — Рон уже битый час уговаривал друга открыть дверь. Ответа он так и не получил.
— Может, он спит? — поинтересовалась Гермигона
— Не думаю, спит он чутко, проснулся бы давно.
— Гарри если ты нас слышишь, открой, пожалуйста… — жалобно попросила девушка
В комнате что — то упало, раздались приглушенные ругательства.
— Ну, значит он там! — философски заметил Рон
В двери что — то щелкнуло, и она с неприятным скрипом начала медленно открываться.
— Входите — предложил Поттер, гостеприимно махнув рукой — будьте как дома!
В комнате царила непроглядная темень, лишь пара свечей на подоконнике, светили тусклым, неярким светом.
— Ты что это в темноте то? Уже день вообще — то… — Гермигона сделала слабую попытку отодвинуть шторы, загораживающие солнечный свет.
— Не надо! Пожалуйста…
Девушка пожала плечами, и села в одно из кресел, стоящих в комнате.
— Присаживайся Рон, и закрой дверь, то, что я хочу вам рассказать, не для посторонних ушей.
— Что — то серьезное? — мгновенно насторожился Уизли
— Это касается только меня и Вольдеморта — печально проговорил Поттер, его глаза в тусклом свете свечей, показались друзьям огненными.
— Ты имеешь в виду пророчество? — догадалась Гермигона, — оно же разбилось!
— Дамблдор его слышал и рассказал его мне
— И что же там? — нетерпеливо воскликнул Рон
— А там сказано, что ни я, ни лорд не успокоимся, пока друг друга не убьем…
— По — моему, это и так ясно — разочаровано пробурчал Уизли — и что все так с ним носились?
— Рональд Уизли подумай хорошенько, в этих строчках прозрачно намекается, на то, что Гарри может убить Воландеморта
— Да ты влип — протрясено протянул Рон
— Я об этом же — Гарри тяжело вздохнул, и приблизился к подоконнику — Теперь я надеюсь, вы понимаете, почему я ни с кем не говорю? Мне тяжело, тяжело, что эта ноша легла на меня! Я постоянно спрашиваю себя, почему все это происходит со мной, и не получаю ответа…
— Гарри …
— Не надо меня жалеть Гермигона, я просто хочу что бы вы знали… Чтобы не страдать, осознавая что вы меня не понимаете, и обвиняете в том что я вас игнорирую. А теперь я хочу отдохнуть…
— Гарри…
— Гермигона прошу
— Мы уже идем, Рон пошли…
Когда за друзьями закрылась дверь, Гарри пробрал смех. А ведь он не соврал! Намного недоговорил, ну это пустяк… Главное, что основа его «пути» положена, Рон и Гермигона будут помогать фениксу остаться не замеченным, сами, не зная об этом…
Часы, висящие на стене, пробили одиннадцать часов. Подросток резко вскочил, перевоплотился в «феникса». Наложил на комнату иллюзию (вошедшему человеку казалось, что кто — то спит на кровати), открыл окно и, накинув мантию невидимку, вылетел из дома на своей метле.

В баре Дырявый котел, не смотря на напряженную обстановку в стране было довольно многолюдно. Казалось что это место не подвластно времени, все проблемы словно обходили стороной небольшое здание, находящееся в центре Лондона.
За столиками сидели подвыпившие волшебники, то и дело провозглашая новые тосты основной идеей которых было «Чтобы ты — сам — знаешь — кто провалился сам — знаешь — куда». Какой то щупленький старичок рассказывал зевакам, как в переулке на него напали пожиратели, и он побил их своей клюкой. Мирную идиллию не нарушал даже храп, очевидно сильно перебравшего мага.
Входная дверь с неприятным скрипом открылась, и в бар проскользнул человек, посетители на секунду замерли, а потом вновь вернулись к своим занятиям. Темная мантия с капюшоном надежно скрывала лицо, пришедшего, так что даже самым любопытным пришлось оставить свои тщетные попытки узнать кто же это такой. Человек на секунду замер, словно к чему — то, прислушиваясь, а потом что — то, невнятно буркнув, направился в наиболее не освещенный угол зала, где за столиком сидел такой же тип, в черном дорожном плаще и сокрытым от посторонних глаз лицом.

— Привет феникс — поприветствовал сидящего, только что пришедший маг.
— Привет Северус — отозвался Гарри, с интересом смотрящий на своего преподавателя зелий, и про себя гадая «что же день грядущий нам готовит»
— Удивлен?
— Если честно, то да… каким образом ты меня узнал и как прислал письмо? — Гарри откинулся на спинку кресла, и, скрестив руки на груди, приготовился терпеливо слушать.
— Узнать тебя труда не составило — уверил Северус — у тебя стоит просто глухой блок на мысли, человек знающий оклюменцию увидев тебя раз, ни с кем не спутает. Письмо же я отправил с помощью карты — у Снега в руке, откуда ни возьмись, появилась карта черного феникса, а потом так же неожиданно исчезла — в основу наложенного на нее заклинания — продолжал он — я внедрил заклинание портала, теперь это будет служить чем — то вроде почтовой совы.
— А почему нельзя совой?
— По моему это ты должен знать почему совы тебя не могут найти!
— Значит это портал? — напрягся Гарри
— Можешь не беспокоиться, портал действует лишь на небольшие вещи, чтоб переправить человека нужен либо предмет побольше, либо точно знать место куда направляешься.
— И зачем же я вам нужен? — немного раздраженно спросил Поттер, явно не намеренный слушать заунывную лекцию профессора Снейпа об устройстве карты — портала.
Снейп тяжело вздохнул
— Я не дурак феникс, и я отлично понимаю, что теми методами, что воюет Дамблдор мы победы не одержим, члены ордена хоть и храбрятся из последних сил, бояться за свою жизнь. Особенно после недавних событий… — насмешливо закончил Северус
Гарри так живо представил себе коронную саркастическую усмешку профессора, что сам непроизвольно содрогнулся.
— И что вы хотите от меня?
— Мне не интересно, ради чего ты все это делаешь, ты, скорее всего, мстишь пожирателям, а может и самому Лорду. Не буду врать, что мне не интересно кто ты, но я не собираюсь расспрашивать тебя. Я видел, как ты сражаешься, именно таких волшебников нам не хватает для победы…
— Тебя послал Дамблдор? — заинтересовано спросил Гарри, постукивая кончиками пальцев по столу
— Нет, он ничего не знает… Он считает, что тебя надо найти, расспросить и принять в орден или уничтожить
— Я не пойду в орден, я одиночка, по сути, лишние люди будут мне только мешать.
— Дамблдор считает иначе…
— Занятно… но не объясняет, почему ты здесь
— Он хочет устроить для тебя ловушку феникс, он придумал что — то серьезное, я попытаюсь узнать, что к чему, информацию пришлю через карту.
— Зачем ты мне помогаешь Северус? — тихо спросил Поттер, видя, что Снейп собирается уходить.
— Я помогаю не тебе, я помогаю себе — угрюмо прошипел профессор — Дамблдор вне сомнения великий маг, но он стар феникс, стар и добр, и это минус. Он предпочтет лишний раз решить дело миром, нежели лишить мир десятка — другого пожирателей, а теперь сам подумай, кто нам нужен добрый старик, или жестокий справедливый и молодой? Подумай об этом… Приятно было познакомиться…
— А откуда ты знаешь, что я не стану мстить членам ордена? А может, я хочу сместить Лорда и сам занять его место? — вкрадчиво предложил Гарри, — почему ты думаешь, что я сражаюсь за вас?
— Потому что феникс ни один маг отдавшийся темной стороне не способен сделать самое простое заклинания белой магии, так как ценой за обретенную силу становятся твои чувства, Лорд не испытывает ничего кроме ненависти, причем как к врагам так и к своим слугам. Ты там, на площади использовал такое заклинание, что вариант, что ты станешь новым темным лордом, вызывает сомнения, ну даже если и так то процесс становления займет немало времени, мы успеем тебя уничтожить…
Снейп ушел так же быстро и незаметно, как и пришел, оставив после себя слишком много вопросов.
— Неужели ты примешь его помощь — спросил сам себя Гарри.
— А у тебя есть выбор?
— Выбора нет, мне действительно нужен человек который будет обеспечивать меня нужной информацией, А Снейп как ни кто другой подходит на роль осведомителя… Другое дело что веры ему пока нет… Не во докатился уже сам с собой разговариваю… Надо возвращаться пока не засекли что меня не было…
Поттер нащупал прислоненную к стене и завернутую в мантию невидимку метлу и, стараясь выглядеть как можно менее заметным, вышел в косой переулок, за ближайшим углом накинул мантию, и сев на метлу полетел на площадь Гримо 12, в штаб квартиру ордена феникса.

— Опять в Хогвартс — тяжело вздохнув, пожаловался Рон, — опять контрольные, отработки, Снейп…
— Приключения, тайны, квиддич… — улыбнулся Гарри
— Уроки, книги, библиотека… — мечтательно продолжила Гермигона
Парни переглянулись и скривились, в библиотеку и одного и второго загнать удавалось редко, посещали они ее только по нужде великой. Гермигону же оттуда не вытащишь, в свободное от уроков время ее можно было найти либо рядом с друзьями, в гостиной грифиндора, либо в библиотеке, закопавшуюся в гору свитков и книг в поисках какой нибудь дополнительной литературы для «легкого чтения».
— Боюсь друг нам этого не понять — изрек воистину философскую мысль Рон, и, не обращая внимания на возмущенный взгляд девушки, продолжил — пойдем лучше в шахматы поиграем.
— Лучше в карты — ухмыльнулся Поттер, и подмигнул подруге

— Гарри ты мухлюешь!
— Я не мухлюю мне просто везет!
— Шестой кон подряд?
— Ну, и что.
— Да ничего!
— Тогда не вопи и раздавай! — огрызнулся Гарри
— Ну, уж нет. Давай лучше в шахматы.
— А может, ты лучше займешься уборкой? — грозно предложила миссис Уизли, входя в комнату.
— Это предложение или приказ? — попробовал отшутиться Рон
— Это в добровольно — принудительном порядке — ласково пояснила женщина, — Гарри, тебя на кухне ждет профессор Дамблдор, он хочет с тобой поговорить…

Глава 11.

— Присаживайся
— Что — то случилось? — осторожно спросил Гарри, примеривая то так, то эдак свои шансы сбежать отсюда, если Дамблдор узнал кто такой черный феникс
— Ничего серьезного — улыбнулся старик, — просто хочу немного поговорить, обычная старческая привычка, поучать и предостерегать молодых…
— Вы хотите, чтобы я не рисковал, не совал свои нос, куда не надо, за километр обходил подозрительных личностей и вел себя благоразумно? — развеселился Поттер
— Рад, что ты все сам понимаешь, но я не совсем об этом… — глаза Дамблдора хитро блеснули, — первое Гарри тебе придется ходить на дополнительные занятия, причем не только к профессору Снейпу
Подросток издал хриплый стон и схватился за голову
— Гарри ты должен понять, что это необходимо
— Но почему у него? Он же меня ненавидит!
— А Вольдеморт думаю я, любви к тебе тоже не питает! Ты должен научиться защищать свое сознание. Потом профессор МакГонагл будет учить тебя высшей трансфигурации…
— Это что — то вроде оживления статуй? — вспомнив бой в министерстве, спросил Гарри
— И это тоже. Так же дополнительные занятия с новым преподавателем Защиты от темных Искусств. И я дам тебе пропуск в запретную секцию библиотеки, прошу использовать это разрешение мудро. А теперь перейдем к главному… Мне потребуется твоя помощь в одном важном деле
— А именно?
— Это секретная информация Гарри. Тебе придется немного задержаться тут, в Лондоне.
— Я завтра не поеду в Хогвартс? — удивился Поттер — но почему?
— Это тайна Гарри, поверь эту информацию важно держать в секрете, иначе ничего не получиться…
— Профессор это как — то связано с Черным фениксом? — догадался подросток
— Мне пора Гарри… — Дамблдор так посмотрел на юношу, что у того сразу отбило охоту выспрашивать подробности, — завтра тебе расскажут все, что тебе надо знать.
— До свидания профессор
— До свидания Гарри.

— Пока Гарри, приезжай скорее — попросила Гермигона, обнимая друга
— Расскажешь потом? — весело спросил Рон, почесывая свою рыжую шевелюру
— Если меня не убьют раньше — уныло возвестил Поттер, — ладно вас ждут…
— Мы ждем тебя друг, давай приезжай скорее, пока.
— Пока Рон, пока
— Пойдем Поттер — прохрипел Грюм, я должен тебе кое — что рассказать… — и он тяжело ступая, пошел в гостиную
— Неплохое начало — скептически фыркнул Гарри, следуя за Грозным глазом
— Сначала ты должен усвоить одно, слушать меня беспрекословно, понял?
— Да
— Теперь я расскажу то, что тебе надо знать. Завтра в 8 часов мы придем за тобой, и на метлах полетим в Хогвартс… Далее мы сядем на поляну… остальные сведения потом. Ты все понял?
— В принципе да, но один вопрос, зачем все это надо? — недоуменно воскликнул Гарри.
— А это Поттер тебе лучше не знать…

«Дамблдор подозревает каждого, он всем рассказал, что Гарри Поттер завтра полетит с небольшой группой аврор, в Хогвартс. Он почти уверен, что ты связан с кем — то либо из членов ордена, либо из пожирателей. И так же уверен, что ты завтра явишься на эту сфабрикованную битву, (поляна находится в шестиста милях от Хогвартса, недалеко от железной дороги). За деревьями будут дежурить авроры, на поляну наложены антиапартационные чары.
Дамблдор считает странным совпадением твое появление на той поляне, где чуть не убили Поттера, и в Косом переулке, где тоже не обошлось без Поттера. Он считает, что, либо ты оберегаешь мальчишку, либо втираешься в доверие, либо ты сумасшедший ну и т.д.
Он сказал, что ты обязательно ответишь на вызов, даже если узнаешь о готовящимся нападении. Пожиратели, которые нападут на сопровождающих мальчишки, будут переодетыми членами ордена.
Надеюсь на твое благоразумие.
Северус Снейп»

Гарри яростно скомкал письмо
«Сумасшедший, в доверие втирается, Поттера охраняю… Бред! Ну и что мне делать? Если бы я знал место, где это все произойдет я бы…»— Глаза подростка внезапно заблестели, а на лице появилась пакостная улыбка
«Я бы, а я бы… только бы узнать место… только бы узнать место…»
Грюм ушел где — то через пол часа, в доме не считая Низемникуса, который мирно спал в столовой на столе, никого не было.
Не особо надеясь на удачу, феникс, надев мантию невидимку, и вылетел на своей Молнии в открытое окно.

Снизу проплывали леса, поля, реки, пейзаж менялся, каждые пять минут, оставалась, неизменна лишь железная дорога, уходящая куда — то на север.
Поляну удалось найти далеко не сразу, возможно Гарри и не заметил ее вовсе, если бы ему не приспичило в туалет. При ближайшем рассмотрении, оказалось, что работа с установкой антиапатирующих чар идет полным ходом. То туда, то сюда носились волшебники, то и дело мелькали вспышки заклинаний.
Поттер не снимая мантии невидимки, прошествовал по полю и пакостно улыбнувшись, достал палочку. Заклинание должно было подействовать,
«Думаю, Дамблдор и Снейп оценят… простенько и со вкусом… — хмыкнул черный феникс, наложив заклятие — а теперь можно расслабиться и получать удовольствие, завтра будет веселый и насыщенный день»

Как ни странно никто не заметил его отсутствия, миссис Уизли проводив детей, отправилась в Нору и до сих пор не вернулась. Низемникус все еще спал, правда, уже под столом. Поэтому, недолго думая, Гарри решил заняться анимагией, разложив книги на столе, он то и дело сверяясь с ними, помахивал палочкой и читал заклинания (учебный год уже начался, и колдовать было можно).
— Eveluo transtran diozio zi flut
Тело пронзила острая боль, было ощущение, что на него вылили кипяток. Местами появлялись покраснения, местами волдыри, а кое — где и обугленные пятна, подросток поморщился, но не закричал, эта боль ничто по сравнению с круцио. Все закончилось так же неожиданно, как и началось, все последствия заклинания исчезли, прошла и боль, лишь легкое головокружение напоминало о произошедшем. Поттер потряс головой, пытаясь избавиться от звона в ушах.
— Что — то не то… — философски заметил он, почесывая голову. Но все же решился не прекращать занятий анимагии.

— Поттер пошевеливайся — зарычал Грюм
— Уже иду — Гарри с тостом в зубах побежал за своей совой.
— Теперь слушай меня парень, ты сейчас в сопровождении 10 аврор полетишь в Хогвартс, все мы будем в мантиях невидимках, будешь лететь на свет моей палочки, по пути мы залетим на одну поляну, там на нас нападут наши люди. Калечить никого не надо, понял?
— Но зачем…
— Понял? — зарычал Грюм, его волшебный глаз так быстро вращался в глазнице, что Поттеру стало не по себе.
— Да
— Отлично, надень свою мантию невидимку и бери метлу
Пока Грюм колдовал с багажом, Гарри вышел на улицу, оказалось, что остальные 9 аврор уже их ждали.
Многих из них Поттер не знал.
— Привет Гарри — радостно воскликнула вездесущая Тонкс, ей таки удалось сбежать из больницы, правда в день выписки.
— Здравствуйте мистер Поттер — сразу поздоровались остальные
— Здравствуйте, — ответил Гарри, надевая на себя мантию невидимку и садясь на метлу.
— Так все готовы? Надевайте мантии невидимки! — раздался грубый голос Грозного глаза — на счет три взлетаем… Раз… Два… Три!


Глава 12.

К огромному неудовольствию Гарри, Грюм велел им зарыться в облака, благо была низкая облачность. Руки ужасно замерзли, ног уже не чувствовалось. Аврор почти не было видно, лишь светящаяся палочка Грюма, который летел впереди всех, служила ориентиром.
— Замерз? — заботливо осведомился один из сопровождающих, спуская капюшон мантии невидимки и открывая взору парня довольно, молодое лицо.
— Меня зовут Альберт Рендел, я работаю в минестерстве, по совместительству изучаю маглов, в отделе Артура Уизли, и участвую в делах аврор — пояснил он улыбнувшись
— Ты видишь сквозь мантии невидимки? — восхитился Поттер
— Нет, просто никто из аврор не носит кроссовки
У Альберта были густые светло — русые волосы до плеч, завязанные на затылке в довольно неаккуратный хвостик, серо — зеленые глаза, правильные черты лица.
«Да у него на лбу написано из древнего и знатного рода» — подумал Гарри, скидывая капюшон.
— Выпей, полегчает — Альберт протянул парню, обычную магловскую фляжку.
Гарри храбро, даже не принюхиваясь (все равно он не Грюм, по запаху яда не распознает) сделал глоток. Жидкость обожгла горло огнем и потекла в желудок, по пути согревая замерзшие клетки организма.
— Огневиски — весело прошептал Рендел, — моментально согревает, ну как полегчало?
— Д — д — да — просипел подросток, дрожащей рукой отдавая фляжку
— Мы почти прилетели, еще буквально пара минут.

Битва шла уже минут 10, жертв с обеих сторон совершенно не было.
«Надо быть совсем идиотом, чтобы подумать, что это настоящий бой с пожирателями» — лениво подумал Поттер сидя на краю поляны, под небольшой сосной и задумчиво пожевывая травинку.
Гарри был почти уверен, что Вольдеморт был в курсе его перелета, но нападать на целый полк раздраженных аврор, сидящих по кустам, не решился. Что довольно благоразумно с его стороны.
На поляне внезапно стало тихо. Все опустили палочки и смотрели куда — то в сторону. А это могло значить только одно, пришел Дамблдор, и сам того не зная, активизировал заклинание, наложенное фениксом. Гарри с тихим стоном встал, нет, определенно этот перелет не самое приятное событие его жизни.
Заклинание сработало идеально, перед, пришедшим на поляну директором Хогвартса, откуда ни возьмись, образовался Черный феникс, и саркастически улыбнувшись, сказал
— Я гораздо ближе, чем ты думаешь Дамблдор, — а потом, весело рассмеявшись, в прямом смысле этого слова провалился сквозь землю.
В том месте, где исчез Феникс трава начала белеть, и уже через минуту на зеленой поляне образовался огромный белый прямоугольник, по которому металось черное пятно.
Кто — то особо умный взял метлу и поднялся в воздух, с высоты открывался отличный вид на злощасную поляну и огромную карту с изображенной на ней птицей — Черным фениксом.

Оставшееся расстояние до Хогвартся преодолели довольно быстро и незаметно. Альберт оказался хорошим спутником веселым и жизнерадостным. Он рассказывал смешные истории и анекдоты, а Гарри взамен рассказывал истории из своей жизни.
— Не жизнь, а сказка, — заметил Рендел, — как думаешь, чем сейчас занимается лорд?
— Думаю, ужинает, сколько еще лететь? Я ужасно проголодался.
— Час не больше… Мне говорили что ты с василиском сражался… Почему не рассказал?
Гарри вспомнил о мрачных, сырых подземельях, вспомнил, как изо рта огромной статуи Салазара выползает Василиск, вспомнил то ощущение, когда яд проник в его тело…
— Да это не интересно, — попытался отвязаться он — просто огромная змея
— А это правда, что ты змееуст? — в голосе Альберта звучал неподдельный интерес
— Да
— А расскажи, как ты на нем разговариваешь?
— Не понял?
— Ну, как это разговаривать? Я лично знаю, что маглы умеют разговаривать с некоторыми птицами, с помощью какой — то штуковины… Они прислоняют ее ко рту и начинают крякать, а еще ходят гусиным шагом, размахивают согнутыми в локтях руками, на подобие, крыльев и лазают по кустам.
Гарри пробрал приступ смеха, да такой что он чуть не свалился с метлы, представляя Вольдеморта ползающего по лугам и полям, в поисках змей.
— Я что — то не то сказал? — осведомился аврор
— Это ты, наверное, слышал про какого — нибудь психанутого магловского охотника, нет, лично я даже не замечаю, как перехожу на язык змей, на нем я только со змеями и разговаривал… Несколько раз
— Когда это ты успел?
— Да как — то раз напустил удава на моего кузена, веселенькое время было…
— Да я погляжу у тебя и впрямь жизнь очень веселая… а как насчет учителей по защите, говорят что ты ко всем их увольнениям, каким — то боком причастен…
— Грешок водится — покаянно согласился подросток — Квирела моего преподавателя на первом курсе, можно сказать я убил
— Убил? — возопил Альберт
— Да ладно тебе, у него Вольдеморт вместо затылка был, и вообще я защищался, он первый начал!
— А второй год?
— Профессор Локонс, в данный момент в больнице, восстанавливает утраченную память. Хотел ее, знаешь — ли, стереть нам, а палочка была сломана, вот и получилось так…
— Третий курс — энтузиазма в голосе Альберта поубавилось
— Ремус Люпин, ну он жив, здоров, только нас чуть дементры не расцеловали, ну и все школа узнала, что он оборотень…
— Четвертый год…
— Ну, тогда был Грюм, вернее настоящего Грюма держали в его же сундуке, а тот, что у нас преподавал, был на самом деле пожирателем, Барти Краучем.
— А пятый? — голос Рендела выражал отчаяние
— А была одна жаба, Амбридж, после недели проведенной в Запретном лесу с кентаврами, тоже лечилась… А что это тебя так взволновало? Ты аж побледнел — развеселился Поттер — Дамблдор говорит, что я очень одаренный, а я думаю дар у меня один, влипать в неприятности…
— Похоже, что это заразно… боюсь, что именно я буду преподавать у вас в этом году
Гарри громко рассмеялся.


Глава 13.

После неудачной попытки поймать феникса Дамблдор ходил мрачный и задумчивый, часто переговаривался со Снейпом и почти не ел. Мастер зелий наоборот как — то посвежел, правда, на характере это никак не отразилось, остался таким же скрягой. МакГонагл несмотря на прошлогодние травмы выглядела хорошо, только глаза были грустными… но это война…
Гарри отвлекся от своих мыслей и посмотрел в тарелку, есть что — то не хотелось. Шепнув друзьям, что он хочет побыть в одиночестве, он пошел на улицу, к озеру.
Водная гладь была спокойной, огромный кальмар медленно рассекал просторы озера, у берега резвились маленькие рыбки.
После его приезда все ученики словно немного расслабились, сбрасывая с себя напряжение. Гермигона немного виновато объяснила, что все видят в нем надежду и чувствуют себя более защищенными когда он рядом.
— Стезя героя — негромко хмыкнул Поттер — либо умереть, либо быть убитым…
После чего пошел на трансфигурацию
— Сегодня мы займемся превращением стола в свинью — грозно блестя очками, сказала МакГонагл — Надеюсь у некоторых из вас — она остановила свой взгляд на Невиле, — хватит благоразумия, чтобы не поубивать всех в классе, все приступайте…
— По моему она сегодня не в духе, — прошипел Рон — как думаешь?
— Думаю что да… — Гарри ударил палочкой по столу, и он превратился в огромного хряка, который, громко хрюкнув, помчался куда — то в другую часть класса, снося все и всех у себя на пути.

— Сегодня мы будем проходить крайне сложное зелье, я не надеюсь, что такие тугодумы как вы справитесь с ним, по крайне мере прошу не устраивать массовых убийств своих сокурсников… — громко прошипел Снейп, обходя притихших учеников.
— К моему огромному сожалению, некоторые из вас умудрились попасть в этот класс — Снейп кинул косой взгляд на Гарри и поморщился. — А теперь готовьте, рецепт на доске!
— Что — то они сегодня все о массовых убийствах говорят — заметил Рон, нарезая ровными кружочками, какой — то сильно пахнущий корешок
— Ну, наверно от Вольдеморта заразились — предложил Поттер, отмеривая на весах, то количество жуков, сколько требовалось для зелья.
— Это не смешно Гарри, — Буркнул Уизли, мешая зелье по часовой стрелке
— А я и не смеюсь
— Десять баллов с Грифиндора за лишнюю болтовню, Поттер после урока пойдите ко мне. — Снейп развернулся и направился к следующему котлу.
— Крепись друг — Рон сочувствующе похлопал юношу по плечу
Гарри тихо вздохнул, и продолжил приготовление зелья.

— Как вы знаете мистер Поттер, директор просил меня заняться вашим обучением, не буду скрывать что это меня далеко не радует… Но так или иначе… Надеюсь прошлогодний инцидент отбил у вас желание лазить по чужим омутам памяти, не так ли? — Снейп насмешливо дернул уголком губ, и, не мигая, посмотрел на разъяренного подростка — А теперь можете идти Поттер, занятия будут проходить по понедельникам и четвергам, начало в семь, и не опаздывайте.
Гарри зло посмотрел на Снейпа и пулей выскочил из кабинета, по пути чуть не сшибив, Рона, который терпеливо дожидался его около кабинета.
— Что он сказал? — изнывая от нетерпения узнать, что нибудь вопросил Уизли
— Сказал, что я виноват в смерти Сириуса! — зло прошипел подросток
— Че правда, что ли?
— Он сказал несколько иначе — Гарри устало прислонился к стене — «надеюсь, что прошлогодний инцидент отбил у вас желание лазить по чужим омутам памяти»
— Так и сказал? Да как он смеет…
— Смеет Рон, смеет… Он прав, если бы я не полез в его омут памяти, возможно, он обучил бы меня оклюменции, и я бы не увидел тот сон, и Сириус был бы жив… — Гарри горько рассмеялся и запустил руку в волосы, растрепав их еще больше. — Я несу несчастье и смерть Рон, все кто мне дороги умирают… Но я не позволю ему забрать у меня вас… я не позволю…
— Гарри пойдем, отдохнем, посидим… — осторожно предложил Уизли и, получив слабый кивок, облегченно вздохнул, определенно этот разговор ему не понравился, хотя бы тем, что выводы из него следуют неутешительные.

— Как вы, наверное, уже заметили, в этом году у вас гораздо больше уроков по защите, чем было раньше, — Альберт обвел притихших учеников пронзительным взглядом, в стиле Дамблдора. — Во — первых это из — за вашего глобального отставания по этому предмету, у вас — то и нормальных преподавателей не было, не считая пожалуй профессора Люпина, и Грюма, но он не в счет. Во — вторых, это из — за серьезной ситуации в стране, для того чтобы выжить, вам надо уметь за себя постоять. А теперь я бы хотел спросить, кто из вас хоть раз подвергался непростительным заклятиям?
Вся Грифиндорская половина класса, дружно подняла руки, глаза у новоиспеченного профессора округлились.
— Нас практиковал профессор Грюм. — четко ответила Гермигона — он проверял нашу способность противостоять империо.
— С — с — спасибо мисс…
— Гренжер
— Спасибо мисс Гренжер, — Рендел как — то нервно улыбнулся — кто — нибудь испытывал непростительные заклинания, не считая того случая?
Вверх поднялись две руки, парня из Слизерина и Гарри.
— Сколько раз и какие?
— Круцио, один раз — прошептал Слизеринец облизывая пересохшие губы
— Гарри? — Альберт заинтересованно посмотрел на подростка
— Ну Империо по — моему один раз, круцио если не ошибаюсь два, ну и авада кедавра.
Все слизеринцы, и некоторые грифиндорцы в немом изумлении уставились на подростка.
— А что? — наигранно ответил тот, откидываясь на спинку стула, — я могу многое рассказать о суровых, трудовых буднях Вольдеморта, а особенно о его заклинаниях.
— Гарри — попытался успокоить разбушевавшегося подростка Рендел
— А, что — нахально заявил тот — я могу дать консультации начинающим пожирателям, за какую провинность какое заклинание будет использоваться, короче так за…
— Гарри хватит — рыкнул Альберт, привставая с места — успокойся, и не заставляй меня выгонять тебя с урока. Итак, сегодня мы не будем изучать новые заклинания, а повторим старые, заодно и я посмотрю, кто на что горазд.


Глава 14.

— Кому нужно это долбаное фехтование? — возопил Рон, размахивая руками во все стороны, пытаясь этим показать степень своей возмущения, — ну почему нельзя было поставить хотя бы другого преподавателя? Интересно Снейп вообще знает, с какой стороны меч брать? И с чего это им вдруг приспичило вводить фехтование? Гарри, а ты что молчишь?
— Так ты мне слова не даешь сказать! — искренне возмутился Поттер — Фехтование вещь полезная и я не собираюсь обращать внимание, на какого там Снейпа, пусть хоть Вольдеморт, главное чтоб научил!
— Гарри, но это Снейп — как то совсем по — детски промямлил Рон,изумленно моргая
— Гарри прав, Рон фехтование важная вещь, хотя бы вспомни как тогда… Черный феникс… — Гермигона побледнела и сглотнула, воспоминания о той резне болью отдались в сердце, она понимала, что это глупо, пожирателей нельзя жалеть, но сердцем ей было их жаль, жаль не пожирателей, а людей попавших в коварно расставленные сети Темного лорда
— Ничего друг, может нам повезет и Невилл нечаянно его убьет…
— В библиотеке я нашла много книг по фехтованию, очень интересные кстати…
— Гермигона ты даже со временем не меняешься, — фыркнул Рон — в этом книги не помогут. Феникс, тогда не задумываясь всех, мочил, вряд ли он про себя цитировал по памяти цитаты из книги по фехтованию. Это как полеты, продумываешь, продумывай, но на практике действуй по ситуации
Девушка гневно сверкнула глазами, книги для нее были всем, и в данный момент она, очевидно, готовила гневную проповедь, тому нечестивцу, который осмелился оскорбить величие старых, древних фолиантов
— Гермигона он прав — Гарри попытался замять нарастающий конфликт, — пока ты будешь вспоминать, как в книге описана блокировка удара, тебя раз десять убьют, движения должны быть заложены на уровне подсознания, и воспроизводиться автоматически.
— Может ты и прав, — сдалась девушка, — но в книгах тоже можно узнать много полезного
Рон и Гарри обменялись понимающими взглядами и дружно закивали головой, не желая дальше продолжать эту дискуссию.

— К моему огромному сожалению, это практические уроки — возвестил Снейп, обводя учеников мрачным взглядом, — я не уверен, что кто нибудь из вас умеет обращаться с мечом, но предупреждаю, никакой ответственности за ваши жизни я не несу.
Ученики зашушукались
— Тихо! — взревел Мастер Зелий, и продолжил уже тише — то, что это практические уроки не значит, что здесь можно разговаривать. Да мистер Малфой?
— Сер, а чем мы будем фехтовать?
— Хороший вопрос Драко, десять баллов Слизерину.
Грифиндорцы недовольно посмотрели на преподавателя, но тот сделал вид, что ничего не заметил.
— Сейчас вы подберете себе деревянный меч, и попробуете самую простую комбинацию удар — блок, удар — блок, мечи довольно острые, так что не порежьтесь. (Очевидно, последняя фраза адресовалась Слизеринцам)
Снейп махнул палочкой, и вдоль стен появились стойки с оружием.
Гарри прошелся вдоль «этих бесполезных деревяшек» как он окрестил эти мечи и выбрал себе длинный, одноручный клинок полностью имитирующий настоящий. И острый как бритва, в чем он сразу и убедился, умудряясь порезать палец.
«Наверное, на дерево наложены специальные заклинания» — подумал он, вытирая выступившую кровь о мантию
— Теперь отойдите в свободную часть класса, разбейтесь на пары… Э — не Поттер встаньте против Малфоя
Гарри с брезгливой гримасой на лице встал напротив Драко
— Удар — блок, удар — блок, приступайте — скомандовал Снейп, отходя в сторону
— Поттер — младший Малфой издевательски поклонился
— Малфой — циничная усмешка пробежала по лицу грифиндорца, мысленно продумывающего как бы разделаться с этим хорьком так, чтобы никто и не заподозрил, что он умеет фехтовать.
Бой начался. Как Гарри и подозревал, слизеринец решил драться по настоящему, правда, орудуя клинком как дубиной, очевидно, фехтовать он, умел только на словах. Гарри неловко отбил удар, направленный в голову, и как бы случайно уронив клинок, избежал ранения в область грудной клетки. Вконец озверевший Малфой бросил меч и достал палочку, очевидно решив, что цель оправдывает средства.
Одно дело сражаться с разозленным противником на мечах, когда он от злости теряет осторожность, и что закономерно вытекает отсюда — жизнь.
Сражаться же с взбешенным Малфоем, когда у него палочка, а у тебя деревянный меч, очень рискованно. Пришлось, как можно неуклюже, но в то же время быстро упасть на пол и подкатиться под ноги Драко, тот не удержался на ногах и упал, а пока он напряженно соображал что к чему, Гарри с огромным удовольствием двинул ему рукоятью меча по голове, не сильно, но хорьку хватило.
— Поттер, что вы себе позволяете — проорал взбешенный Снейп, подбегая к находящемуся в бессознательном состоянии, Малфою — пятьдесят баллов с грифиндора, а теперь все вон!
— Як ты его приложил… — задумчиво почесывая макушку, протянул Рон, а потом нерешительно продолжил — я, конечно, понимаю, что это не хорошо, но я бы отдал все баллы нашего факультета, чтобы еще раз увидеть этот знаменательный момент…
— Может, и увидишь — хитро улыбнулся Гарри, накладывая заклинание уменьшения на свой меч, и засовывая его в карман мантии.

Северус Снейп сидел в кресле и задумчиво смотрел в огонь, пытаясь разобраться в своих мыслях.
Возможно, все находящиеся на уроке видели неуклюжую, несколько корявую победу грифиндорца, но, сейчас детально вспоминая все моменты битвы между Поттером и Малфоем, он мог с уверенностью сказать, что чертов грифиндорец либо обладал мозгами (в чем Северус сомневался уже на протяжении пяти лет), либо ему вновь глобально повезло…
Северус взмахом палочки левитировал к себе свой омут памяти, и с тяжелым вздохом прислонив палочку к виску, опустил молочно белую субстанцию в омут. А потом, нырнул в воспоминание о сегодняшней стычке.
Теперь он ясно видел, что Поттер осознанно делал те или иные движения. Вот он двигается легко и грациозно, но глаза на секунду озаряет идея, и начинается игра, причем настолько мастерская, что даже мастер зелий оценил. Пожалуй, Поттер прокололся только в самом конце поединка, ударив Драко рукоятью меча, причем так мастерски, что после удара даже шишки не осталось… И где этот выскочка мог научиться фехтовать? Пойти рассказать Дамблдору? Нет! Старик слишком оберегает Поттера, надо все вызнать самому… Уроки оклюменции просто идеально подходят для этого… Что же ты скрываешь Гарри Поттер?

0

4

Глава 15.

— Займемся анимагией, — предложил Рон, когда все Грифиндорцы разошлись по спальням
— Мне кажется, что гостиная не очень подходит, для занятий — покачала головой Гермигона, — вдруг кому — то что — то приспичит, и он решит прогуляться?
— Может тогда комната по желанию? — подумав, предложил Гарри
— Не думаю, что это хорошая идея, про комнату знает Филч, вдруг он захочет пройтись, и увидит дверь?
— Будет большой скандал — ухватил основную мысль Рон, — какие еще есть предложения?
— Может в запретном лесу?
— Гарри ты сдурел? Каждый раз, когда мы туда ходим, случается что — то нехорошее
— Грифиндорец хренов — захихикал Поттер
— По крайне мере я не питаю иллюзий насчет сохранности наших жизней. Еще предложения?
Молчание затягивалось. Все напряженно вспоминали все безопасные места, довольно просторные и желательно, чтобы о них практически никто не знал
— Ну — наконец решился высказаться Гарри — у нас всегда есть запасной выход…
— Какой — же? — заинтересовались друзья
— Только пообещайте не кидаться тухлыми помидорами…
— Гарри, не томи душу…
— Ну… э… тайная комната
— ЧТО — О — О? Гарри ты совсем рехнулся, да я в жизни больше туда не сунусь! И как тебе мозгов хватило предложить это? — во весь голос возопил Рон, подскакивая с кресла
— У меня идея — внезапно радостно воскликнула Гермигона, поднимая на друзей, лучащиеся от гордости глаза — кричащая хижина!

Уже через пятнадцать минут друзья шли по темному и мрачному переходу, соединяющему хижину, с гремучей ивой. Туннель то расширялся, то вновь сужался, так что когда впереди замаячил тусклый свет, все были вымазаны с ног до головы. Обстановка хижины, просто очаровывала своей простотой и запущенностью. Выбитые двери, поцарапанный пол, везде грязь…
— Может лучше тайная комната? — в глубоком отчаянии воскликнул Рон
— Ага, а там труп василиска, думаю, сейчас там такой запашище стоит… — язвительно хмыкнул Гарри, — нет друг мой, смирись и принимайся за уборку.
Стандартное заклинание очищения, помогало мало, слишком большая была территория, поэтому, когда уборка, наконец, была закончена, на улице уже светало.
— Ну и ночка — отчаянно зевая, протянул Уизли, плюхаясь на отремонтированное кресло
Думаю сегодня заниматься не будем, у нас есть пара часов для сна — предупредила Гермигона, — но если мы хотим стать анимагами, то нам надо минимум три раза в неделю заниматься.
— У меня со следующей недели занятия со Снейпом и Ренделом, и МакГонагл каждый вечер. Придется вам обучаться без меня — горько усмехнулся Поттер
— Будем заниматься по ночам! — внес свое предложение, неунывающий Рон, — сварим бодрящее зелье, и будем заниматься!
— Бодрящее зелье, сварит, конечно же, Гермигона — фыркнула девушка
— Вот видишь, она согласна! — радостно заметил Уизли
Гарри не смог сдержать, мимолетную улыбку

Он стоит на краю обрыва. Под ногами пропасть. Ветер теребит волосы и раздувает полы плаща. Он смотрит на север. Бесконечная равнина, а на ней смерть. Война. Снова.
Он вытаскивает меч, и лезвие на мгновение вспыхивает светом. Телепортация, и он появляется между двумя, готовыми вступить в бой армиями. Гордый. Непоколебимый. Упорный.
Войны замирают, а потом падают на колени.
— Неужели вы не можете просто жить? — неподдельная горечь в его голосе
Наступившую тишину пронзает яростный вопль
— Опять ты?
— Что ж тебе не сидится? — насмешка в глазах.
К нему подходит воин, красные глаза впиваются в желтые
— Уходи — требовательно говорит он
— Ты меня выгоняешь? — ехидно спрашивает маг, выставляя перед собой клинок
Красноглазый не отвечает, достает меч. Начинается танец, для кого — то последний. Противник, озверев, теряет контроль и делает ошибку, стоившую ему жизни. Серебристый клинок пронзает тело. Кровь на клинке желтоглазого. Он обводит тяжелым взглядом воинов и мягко говорит
— Прекратить беспричинные кровопролития!
Войны кланяются и уходят. А он стоит над телом поверженного врага и тихо шепчет
— Прости, — а потом исчезает.

Гарри резко подскочил на кровати, дыша, словно после долгого бега. Он сжал виски пальцами, напряженно пытаясь удержать в памяти, приснившийся ему сон. И через минуту открыл глаза, изумленно глядя в одну точку.
— Черт, — только и смог прошептать Поттер
В голове сам собою вспомнился полузабытый разговор с призраком, после обращения в «феникса»
«возможно, во снах будут мелькать некоторые картины прошлого». Подросток потряс головой, и вновь лег в кровать. Неужели это была его прошлая жизнь? Надо спросить Гермигону про войны, и магов участвующих в них, он точно был магом, и магом уважаемым, войны упали перед ним на колени… интересно за кого они меня приняли?
«или лучше спроси «кем ты там был?» — фыркнул внутренний голос
Гарри встал, и одевшись отправился в большой зал, слишком много надо было осмыслить… Тем более ему очень нужно успеть в библиотеку…

Но до библиотеки он так и не дошел, лень стало, да и сон вспоминался уже не так четко как раньше.
«Это просто сон» — убеждал Гарри сам себя, вполуха слушая очередную перепалку друзей.
«Там видно будет» — наконец решил он, возвращаясь к действительности. Как оказалось, Гермигона и Рон спорили, по каким вечерам и чем они будут заниматься
— Три ночи в неделю — непреклонно заявила девушка — два на анимагию, один на изучение заклинаний
— Две ночи, Герми не будь извергом
— Рон если ты хочешь чему — нибудь научиться, надо работать, три раза и точка. Гарри ты нормально себя чувствуешь, что — то ты больно молчаливый?
— Что? А да, конечно, какой у нас сейчас урок?
— Гарри сегодня выходной
— Точно, чем займемся?
— Предлагаю анимагией — откликнулся Уизли
— Сначала уроки, — грозно сказала девушка
— Иногда она просто не выносима — тихо, чтоб Гермигона не услышала прошептал Рон


Глава 16.

По мнению Поттера, выходные прошли слишком быстро. Наступил понедельник… Окклюменция… Гарри не питал никаких иллюзий насчет сегодняшнего вечера. Щит, наложенный при ритуале, действовал только на воспоминания связанные с превращениями. Остальные же были открыты и доступны, вот Снейп обрадуется
Гарри стиснул зубы и пошел в подземелье.
Снейп что — то с упоением писал в своем блокноте, подросток осторожно постучал по стене.
— Встаньте напротив меня Поттер, выкиньте из головы все мысли, — пряча свою писанину в один из многочисленных ящиков своего стола, и поднимаясь со стула, сказал Снейп — раз, два, три… Лигилеменс
Вновь перед глазами проносились картины прошлого, вот его избивает Дадли, вот он ждет распределения, вот трехглавый пес скалит свои зубы, зеленый луч на огромной скорости несется к Седрику, вот в арку падает Сириус…
— Нет — со всей силы закричал Гарри, падая на пол, боль слегка помогла подростку, придти в себя, хотя руки все еще немилосердно тряслись
— Поттер, прекратите хныкать, и вставайте, Темный лорд не проявит к вам должного сочувствия, думаю, вы об этом должны знать не понаслышке, не так ли?
— Да сэр — стиснув зубы, прошипел Гарри, поднимаясь с пола
— Отлично Лигилеменс…
— Огромный черный пес тащит Рон под гремучую иву, Том Ридл стоит перед статуей Слизерина, рот которой медленно открывается, Амбридж скалит свои маленькие зубы и протягивает ему перо, тело Люпина лежит на поляне, а Грюм оттаскивает черноволосого паренька в лес…
Тут что — то произошло, Гарри больше не ощущал вторжения в свой разум, хоть и находился еще на поляне, а рядом с ним стоял никто иной, как Северус Снейп собственной персоной
— Феникс? Что ты тут делаешь — растеряно озираясь спросил он, крепко сжимая в руке палочку, однако на лице его ни дрогнул, ни один мускул, хоть глаза и выражали крайнюю степень удивления
Одного взгляда на свою одежду и мига на раздумье хватило Поттеру чтобы определить, что это просто своеобразная защита, дарованная ему добрым дядей из магазина «мститель». Мгновенно оценив всю сложность ситуации, Черный феникс улыбнулся и как можно более пренебрежительно спросил
— Северус! а ты, какими судьбами? Уж, не в мозгах ли Поттера копаешься?
— Ты не ответил — прошипел Снейп
— Ты тоже — добродушно фыркнул Гарри, а потом уже более серьезным тоном добавил — не пытайся пробиться в эти воспоминания Северус, тебе не надо видеть того, что видел мальчик, я тебе не угрожаю — поспешно пояснил подросток, заметив неприятно прищурившиеся глаза мастера зелий, — это так, просто, предупреждение
— Что такого видел Поттер? — вкрадчиво вопросил Снейп, покручивая в длинных, тонких пальцах палочку — уж не тебя ли?
— Меня видели многие, — весело фыркнул Гарри — я успел к тебе привязаться Северус, поэтому предупреждаю не надо искать ответы на свои вопросы в его голове, я сам устанавливал защиту, и не несу ответственности за загубленные мною жизни.
— И как действует эта защита, — убирая палочку в карман, спросил Снейп, Поттер сначала не хотел отвечать, из вредности просто, но, увидев искренний интерес профессора, пояснил
— Мы сейчас находимся в так сказать нейтральной среде, они — он указал рукой на аврор и пожирателей — не видят нас и не слышат, но мы здесь, вне своих тел
— Ну и?
— Северус подумай немного…
Снейп на секунду задумался, а потом побледнел
— Ты будешь их убивать? — медленно, словно взвешивая каждое слово, спросил он, и его черные как два угля глаза впились в лицо юноши
— Ты сам знаешь, что если убить душу, то тело все еще живет — пожал плечами Гарри, — в сущности, я выполняю работу дементоров, которые в данный момент отлынивают от выполнения своих прямых обязательств, только не надо читать морали, я не причиню вреда тем, кто залез сюда с мирными целями.
— Установил капкан для пожирателей? — усмехнулся Снейп, уже не глядя не на Феникса, а на развернувшуюся битву — это ты? — он указал рукой на неясную фигуру, расшвыривающую во все стороны все известные ему заклинания.
— Ага, — безмятежно отозвался подросток, — нам пора Северус, и не забудь о том, что я тебе сказал.
— Он же знает кто ты? Да?
— Все возможно — Феникс улыбнулся и исчез

Снейп открыл глаза, он вновь находился в своем классе, на полу в бессознательном состоянии валялся Поттер и слабо постанывал.
Северус присел рядом с телом, проверил пульс, потрогал лоб и что — то, буркнув под нос, вытащил из кармана небольшую баночку, и, открыв ее, сунул под нос подростку. Тот мгновенно пришел в себя,
— Что случилось — пробормотал Гарри, пытаясь сфокусировать свой взгляд на профессоре
— Ничего Поттер, иди, на сегодня занятие окончено
Северус с равнодушным видом смотрел на то, как юноша поднимается с пола, и слегка покачиваясь, идет к двери
— Поттер — окликнул он его на самом пороге
— Да сэр?
— Ты же знаешь кто такой Черный феникс?
— Как сказал один мой знакомый, все возможно… — задумчиво произнес Гарри, при этом, хитро взглянув на преподавателя, и вышел из кабинета.

В этот раз все было еще хуже, чем в прошлый. Гарри искренне порадовался, что уговорил друзей при чтении анимагических заклинаний, над собой расходиться в разные комнаты, объясняя это тем, что не хочет, чтобы его видели с клювом вместо носа. Рон посмеялся над причудами друга, но согласился, Гермиона тоже.
Слово его заживо сжигают, теперь ожогов было больше, лицо сильно защипало, но подросток не обратил на это внимания, все силы уходили на то, чтобы сдержать, готовый сорваться с губ крик. Запахло паленым, а потом и жареным, Гарри покрепче стиснул зубы, стараясь ни о чем не думать и надеясь, что ЭТО скоро закончиться, а потом он потерял сознание.

— Гарри, да проснись же ты, соня — голос Рона пробился сквозь беспамятство, — ну, сколько можно спать?
Поттер резко встал, посмотрел на свои руки, потрогал лицо, от ожогов не осталось и следа
— Что — то не так? — спросила Гермиона, — ты случайно не заболел?
— Нет, — Гарри кряхтя, поднялся с пола и размял затекшие конечности
— Что здесь произошло? — изумленно завопил Рон, указывая пальцем на пол
— Гарри, ты, что здесь костер разводил? — строго спросила девушка
— Нет, — подросток изумленно посмотрел на обугленный пол — я просто, наверное, неправильно заклинание прочитал, — попытался оправдаться он
— В следующий раз будь осторожнее — буркнул Уизли, взмахом палочки убирая все следы происшествия, — не хотелось бы лишить мир последней надежды на светлое будущее, из — за глупой ошибки

Дамблдор задумчиво смотрел на свой омут памяти, молочно — белая субстанция слабо колыхалась, словно в такт несуществующему ветру.
Внезапно поверхность завихрилась, а потом медленно образовала лицо всем известного человека, Тома Ридла
— Что же ты делаешь Том? — с болью в голосе спросил старик — зачем тебе это? Ты мог прожить счастливую жизнь, принести много добра людям, ведь ты был таким одаренным студентом… а вместо этого несешь хаос и разрушения
Фигура в омуте сменилась, на месте Воландеморта появилось лицо Гарри
— Гарри, ты слишком молод для победы, и слишком много пережил для своего возраста, если бы я мог что — то изменить… — Дамблдор грустно усмехнулся
Теперь вместо лица Гарри, в омуте появилась мрачная фигура. Черный плащ слабо колыхался, рот кривился в ехидной усмешке, желтые глаза полыхали настоящим огнем
— Можно ли тебе доверять феникс? Кто ты наше спасение или наша погибель? В наше время никому нельзя доверять… Но все же я чувствую что ты на нашей стороне, я так же чувствую, что я тебя знаю, и не знаю одновременно, кто же ты феникс? Я бы многое отдал, чтобы поговорить с тобой, может, ты сумел бы подарить надежду и мне…


Глава 17.

«Через две недели планируется нападение на Косой переулок, будет около пятидесяти пожирателей. Подробности сообщу позже
Северус Снейп»

Гарри задумчиво посмотрел на письмо, нападение на косой переулок? Странно, обычно в это время года там гораздо меньше народа чем скажем зимой, или летом… Или это показное выступление?
Поттер движением палочки отправил записку в камин, прямо в огонь, пламя на секунду вспыхнуло ярче, но потом успокоилось.
«Вот бы так легко было успокоить мои мысли» тяжело вздохнул подросток.
Именно из — за этих мыслей Гарри и не мог уснуть, слишком много было вопросов, да еще и Снейп со своим нападением.
— Ну почему ты не можешь жить как все? — задал он сам себе вопрос, пытаясь хоть как — то развеять гробовую тишину, нарушаемую только треском горящих дров в камине.
— Тебе скучно жить как все — раздался насмешливый голос из соседнего кресла
Гарри резко развернулся, мгновенно выхватывая палочку, но в кресле никого не оказалось
«Послышалось, наверное, нервы ни к черту» — решил он, пряча палочку
— Да нет, не послышалось — раздался тот же голос, но уже из дальнего угла гостиной
Поттер резко вскочил, вновь выхватывая палочку, и напряженно всматриваясь в темноту
— Кто ты? — спросил он, про себя думая — ну все Гарри, похоже, тебе лечиться надо
— Ну, зачем же сразу лечиться? Ты не волнуйся…
— Издеваешься? — Поттер вновь резко повернулся, стараясь заметить говорившего
— Не нервничай, — прямо перед подростком материализовался человек, Гарри отскочил в сторону, но по пути задел кресло и упал в него, сильно ударившись ногой о ножку, стоящего рядом стола
— Як тебя разбирает — весело заметил этот человек — не нервничай ты так, как не помню, кто говорил, нервные клетки не восстанавливаются
— Кто ты? Как ты сюда проник? — холодно спросил подросток, стараясь принять как можно более удобную для атаки, позу
— А ты меня не помнишь? — совсем уж развеселился «посетитель»
Гарри внимательно всмотрелся в лицо человека, определенно он его видел, но где? несколько неприятные черты лица, наверное, из — за шрамов, украшавших щеку, бровь и лоб, сеть неглубоких морщинок залегших на лбу и около глаз, но одного взгляда на глаза хватило, чтобы все понять.
— Так это тебя я видел в том сне — завопил он
— Зачем же так кричать? Нет Гарри, ты видишь сны из своих прошлых воплощений, я просто одно из них, и я пришел помочь тебе, конечно, я не материален, я просто тень воспоминания, но некоторые секреты я тебе открою. Ты быстро учишься, признаюсь, слишком быстро учишься, иногда твои успехи меня даже пугают, но, наверное, так и должно быть, ведь именно тебе предстоит победить зло…
— Вольдеморта?
— И, да и нет, — человек присел на краюшек соседнего кресла и внимательно посмотрел в глаза юноше, тот поежился, и тоже выжидающе уставился в глаза пришедшего.
— Меня зовут Марк — сказал пришедший, отводя взгляд в сторону, мое имя тебе вряд ли, что скажет, я жил давно, очень давно, я был знаменитым воином и магом, я много путешествовал по миру, помогал, спасал, убивал, меня помнят до сих пор, хотя настоящее мое имя знаешь только ты
— А как тебя называли? — заинтересовался юноша, убирая свою палочку в карман мантии
— Ну, многие племена называли по — разному, все и не упомнишь. Ты же знаешь, что в прошлом зачастую шибко могущественных волшебников принимали за богов?
Гарри наморщил лоб, тщетно пытаясь вспомнить хоть что — то из лекции профессора Бинса, почему — то вспоминался только надрывный храп Рона над ухом, мешавший спать
— Ну ладно, — Марк очевидно поняв тщетность попыток выцедить из Поттера хоть что то толковое, продолжил — например, у племен викингов я был известен под именем Локки
— Давненько же ты жил — потрясенно прошептал Гарри, — но при чем тут Локки? Это же бог озорства по — моему
— Ну, водились грешки, азартные игры любил…правда тогда это по — другому называлось, ну пошутить любил, ну дружеские прикольчики, ну выпить, побуянить, повеселиться в общем любил, вот и прозвали, но это еще ничего, вот моего друга…
Но Гарри уже не слушал его, а погрузился в свои мысли
«Ёкренте бабай — пораженно думал он — вот ведь влип!»
— Извините, а тот, которого вы убили, кем был?
Марк на секунду задумался, а потом ответил
— Страхолюдина одна, тоже магом был, раздражительный жуть! Слово поперек не скажи… Захотел войны видите ли он, ну и пришлось его отправить в долгосрочную ссылку, на тот свет. Но что — то мы отклонились от основной темы, поговорим о Воландеморте, я тебе скажу одно у него двойное дно…
— То есть? — непонимающе уставился Поттер на Марка
— А ты подумай… ну ладно, мне пора…
— Марк стой, у меня к тебе вопрос, как тайно выбраться из Хогвартса, а потом вернуться? Аппатировать я еще не умею и порталы создавать тоже — спросил Гарри
Марк на секунду задумался, а потом посмотрел на горящее в камине пламя
— Люблю огонь — задумчиво проговорил он, протягивая руки к камину, словно пытаясь их погреть, а потом грустно усмехнулся — но никакое пламя не может согреть духа, как же мне не хватает этого тепла Гарри, ощущения, что тебя обдувает легкий, ветерок, как пламя, подчиняясь твоей воле, не причиняет тебе вреда… — Марк горько усмехнулся
— Но все же?
— Пока ты не умеешь перемещаться из одного места в другое, воспользуйся летучим порохом, конечно за каминной сетью в Хогвартсе, скорее всего, наблюдают, но ведь существует камин, путешествия через который никто не сможет проследить…
— Комната по желанию — радостно выпалил Поттер, но тут же вновь помрачнел — ну допустим, я смогу выбраться из замка, допустим, я смогу сделать так, чтобы никто не заметил моего отсутствия, а оттуда то как?
— А там я тебе помогу, — как — то нерешительно, сознался Марк, — только…
— Что только? — напрягся подросток, внимательно следя за каждым движением призрака
— Да так, ничего страшного, на месте разберемся… — поспешно ответил Марк, старательно избегая смотреть в глаза юноше — а занятия анимагии не забрасывай, запомни одно, огонь твой единственный, и верный друг, он тебе не предаст никогда… А теперь, просыпайся!

Неделя пролетела быстро. Чем меньше оставалось времени до нападения на Косой переулок, тем мрачней, становился Гарри. Постоянные, изматывающие, тренировки, приносили некоторое удовлетворение, хотя бы потому, что после них не оставалось сил на размышления и моральные самобичевания.
Марк больше не появлялся, Гарри это особо не заботило, особо полагаться на «этого странного субъекта» он не стал, поэтому составил список неотложных дел, которые ему стоило выполнить.
Первым в этом списке стоял вопрос о незаметном исчезновении из замка. Следовательно, за некоторое время до битвы, стоило убедить друзей скрыть его отсутствие, а для того, чтобы сделать это, надо начать пропадать уже сейчас, причем, объясняя это «подготовкой к битве с Вольдемортом, согласно пророчеству», а чтоб не увязались прямо сказать, что заклинания жуткие и страшные, и что знать их обычным шестикурсникам не положено. Чтобы не искали его по замку, следовало намекнуть, что занятия проходят в надежном, и защищенном от лишних глаз и ушей, месте, доступ к которому имеет только Гарри и никто кроме Гарри. Такое место было только одно, спасибо Салазару Слизерину.
Вторым пунктом значилось подготовка почвы для своего отступления, из Косого переулка после битвы. С этим дело обстояло гораздо проще. Крикнув друзьям, что он отправляется на тренировку в одну тайную комнатку, Гарри спокойненько шел в выручай — комнату, надевал широкую мантию с капюшоном и через камин отправлялся в один из баров Хогсмида, где проводил около часа. А потом быстрым шагом пересекал всю деревню и заходил в Три метлы, где проводил около получаса, а потом исчезал в направлении тайного хода. Остальное время Гарри действительно тренировался, естественно не в тайной комнате, он сомневался, что вообще сможет заставить себя зайти туда еще раз.
Занятия со Снейпом, МакГонагл и Ренделом проходили неплохо, конечно хуже всего давалась окклюменция, но мастер зелий видимо решил, во что бы то ни стало научить «это безмозглое существо, защищать свои долбаные воспоминания». МакГонагл также со всей ответственностью отнеслась к обучению Поттера, намекнув на то, что она свои обещанья выполняет.
А Рендел на проверку оказался еще шизанутей чем Грюм, устраивая Поттеру такие проверки, что подросток был готов по собственному желанию идти к Вольдеморту.
Зато остальные преподаватели относились к нему более лояльно, очевидно Дамблдор успел с ними переговорить.

Снейп прислал записку в день нападения. Бегло прочитав ее, Гарри тихо выругался. На это задание Вольдеморт отправлял далеко не новичков, значит, цель была крупной, но что такого в косом переулке? Зачем отправлять туда самых преданных пожирателей? Снейп пишет, что сам не знает причины.
«Нападение произойдет в три часа» — интересно, на что надеется Темный лорд?
Гарри скомкал записку, и посмотрел на часы, полдень. В два закончатся занятия, полчаса у него на подготовку.
Травология прошла, словно во сне, все выглядело, размыто, расплывчато. Сердце трепетало в груди, руки тряслись. Поттер обругал сам себя, не в первый же раз идешь! Но все равно каждую минуту смотрел на часы.
Травология закончилась, Гарри тихо сказал друзьям, что идет заниматься в тайную комнату, Рон сочувствующе улыбнулся и похлопал друга по плечу, Гермигона очевидно почувствовав некоторую нервозность в движениях Поттера, вопросительно посмотрела на него.
— Сегодня попытаюсь применить одно заклинание, оно требует огромных магических затрат, поэтому наверняка вернусь поздно
— Удачи — тихо прошептала девушка, Гарри слабо улыбнулся и пошел в выручай — комнату.

Первая стадия операции прошла успешно, в данный момент Черный феникс в длинной черной мантии и надвинутом на лицо капюшоне, сидел в небольшом, но довольно уютном кафе. Владелец хмуро косился на подозрительного субъекта, но выгонять не спешил, так как незнакомец крутил в пальцах золотую монетку
— Вам что — нибудь надо? — вежливо спросил он, подходя ближе к посетителю
Человек медленно повернул голову…
Страх крепкими тисками сковал руки, ноги и горло, не было сил даже позвать на помощь, под капюшоном не было лица, лишь глаза, большие, огненные глаза, излучающие свет и странное тепло, незнакомец еще немного повернул голову, и луч солнца упал на его лицо. Владелец перепугался еще сильнее, поняв, кто перед ним.
— Черный феникс — прошептал он, одними губами
Гарри ободряюще улыбнулся и, положив на стол монету на стол, тихо сказал
— Слушай внимательно, скоро ожидается нападение пожирателей, попытайся более незаметно предупредить народ, только без лишних криков, чтоб никто, ничего не заподозрил. Пусть они покинут это место, здесь опасно, понятно?
— Д — да сэр
Человек быстрым движением сунул галеон в карман и нарочито неспешным шагом отправился в соседний магазин. Из него уже вышло два человека, и так же неспешно отправились в следующие магазины
Гарри покачал головой, да все же люди не успели забыть некоторые навыки, приобретенные во время властвования Темного лорда, что ж это даже хорошо. За спиной раздалось негромкое клацанье, и в спину ткнулась чья — то палочка. Поттер усмехнулся
— Снимай капюшон — раздался довольно резкий голос Грюма
— Аластор, не зачем пытаться проткнуть меня насквозь свой палочкой, лучше сядь и не дергайся, со стороны мы выглядим несколько странно, даже для пожирателей
— Феникс? — недоверчиво спросил Грозный глаз, палочку он хоть и не убрал, но сел напротив Поттера — и что ты тут делаешь?
— То же что и вы, жду нападения и не надо спрашивать, откуда я про него знаю, у меня свои информаторы, лучше скажи сколько вас?
— Немногим больше двадцати
Гарри чуть не подпрыгнул от такого заявления, во рту мгновено пересохло— Аластор здесь будет около полусотни пожирателей, самых жестоких, самых коварных, самых сильных, и вы надеетесь выстоять перед ними?
— Нет, здесь собрались те, которым нечего терять в жизни
— И ты тоже? — Гарри чуть не рассмеялся, всем было известно, что Грюм очень заботится о своей жизни, именно поэтому он и пьет лишь из своей фляжки и раскидывается заклинаниями направо — налево.
— Наверно неприятно будет умереть в мирное время, не так ли феникс? От яда, или пущенного в спину заклинания. Гораздо приятней умирать за какую — то цель, причем умереть так, чтобы забрать побольше пожирателей, на тот свет.
Внезапно все звуки стихли, улица, словно вымерла, а потом раздались крики
— Что — то они припозднились — философски заметил Поттер, на часах было пятнадцать минут четвертого.

Только в самой гуще схватки Гарри, наконец, понял, что за цель ставил перед собой Темный Лорд, выводя в бой своих лучших бойцов, и в бессильной злобе метнул кинжал в ближайшего пожирателя
«Это я цель — зло подумал он, — именно для того чтобы меня убить было произведено это нападение, их слишком много, а использовать массовые заклинания нельзя, вдруг своих заденешь? Значит надо забрать с собой в могилу как можно больше пожирателей, может когда нибудь, кто нибудь поймет кем же был черный феникс и уронит скупую слезу по мальчику — который — умер в бою с превосходящими силами противника.
Гарри тихо рассмеялся от этих мыслей, делая замысловатое движение палочкой, отводя летящие в него заклинания. От некоторых приходилось просто уклоняться, например от зеленых. По прошествию получаса Гарри с радостью заметил, что пожирателей стало меньше, но тел нигде не было, сражение продолжалось, внезапно кольнуло сердце
Почувствовав неладное, Поттер огляделся, и помолился перед смертью, вокруг него стояли одни пожиратели, палочки смотрели в его грудь
— Поджарим птичку — хохотнул кто — то
Из палочек вырвался огонь, одежда мгновенно вспыхнула, Гарри закрыл глаза, понимая что обречен, это заклинание было придумано давно, о нем почти никто не знает. Жертвенные огонь нельзя потушить ничем, он не потухнет не получив своего, жизни жертвы.
Возможно он кричал, а может и нет, возможно он стоял до последнего, а может упал, возможно он был еще жив когда прибыл Дамблдор, а может нет. «Марк помоги» — мысленно простонал он
«Огонь твой друг, доверься ему, он тебя никогда не придаст, не противься, просто доверься, все будет хорошо, вот увидишь»
Его тело горело, он наблюдал эту сцену словно со стороны, но в то же время чувствовал ни с чем не сравнимую боль, он развел руки в стороны и последний раз посмотрел на небо, на солнце, на облака и издав жуткий крик рассыпался в пыль.


Глава 18.

Он одновременно был жив и был мертв, у него не было тела, но он думал, он слышал все и ничего, он видел свет, хотя у него не было глаз
«Ты волен, выбирать — услышал он тихий, ласковый голос идущий из ниоткуда — ты можешь остаться здесь, на земле, а можешь пойти к своим родным и близким, ты много всего видел за свою жизнь, решать тебе, хочешь ли ты покоя?»
«Я должен исполнить свой долг — ответил голосу Гарри — я не смогу найти покой нигде, пока Вольдеморт жив»
«Тебя будут ждать здесь, врата всегда открыты для тебя, помни об этом»
Темнота накрыла подростка, и сознание отключилось.

Он открыл глаза, Косой переулок. Разрушенные здания, выбитые стекла, кровь. Следы огня на земле, где — то далеко раздавались крики, Гарри хотел прикоснуться руками к лицу, но рук не было, вместо них были крылья, большие, желто — красные. Маленькое сердечко в груди отчаянно забилось.
«Что это такое — с испугом подумал Поттер, пытаясь, то так, то эдак, рассмотреть себя — феникс? Неужели все фениксы в прошлом волшебники? Но я не хочу… Черт! Опять влип! Неужели я целую вечность буду в виде птицы? Черт! Черт! Черт!»
— Не паникуй — раздался знакомый голос, Гарри поднял голову
«Марк» — хотел крикнуть он, но вспомнил, что фениксы говорить не умеют
— Гарри слушай внимательно. Это твоя настоящая анимагическая форма, ты, небось, слышал, что в таких животных как драконы, фениксы единороги превращаться нельзя, обычный волшебник не выдержит превращения, и погибнет, в лучшем случае. Но ты это другое дело, в тебе память многих поколений, ты превращался уже не раз, в прошлых жизнях конечно.
Ты можешь превращаться в феникса, именно поэтому на занятиях анимагии у тебя появляются ожоги. Феникс возрождается из пепла. Сожжение будет происходить при каждом превращении, это больно, знаю, но некоторые способности этой птички дает огромные преимущества. Ладно, поговорим позже, а то сейчас сюда придут, убирать тела, тебе лучше в этом виде не светиться. Фениксы умеют перемещаться, даже на территории Хогвартса, просто представь ты комнату замка, в которую ты хочешь переместиться.
После обратного превращения тебе потребуется помощь медика, будут ожоги, но это только из — за того ты, что сгорел не по собственному желанию, а тебя м-м-м… поджарили. Советую обратиться к Снейпу, он хоть еще та злюка, но Черного феникса уважает… Удачи
Вздохнув с облегчением, Гарри сделал что — то вроде птичьего реверанса для Марка, а потом постарался, как можно подробнее представить кабинет Снейпа, моля лишь об одном, чтоб там не было учеников.
Перемещение напоминало полет с летучим порохом, правда происходило практически мгновенно, чему в данной ситуации можно было только порадоваться. Находясь уже в классе зелий, Гарри представил себе лицо Вольдеморта, когда тот узнает, что Черный феникс жив, и весело защебетал.

Дамблдор сидел за столом, в своем кабинете и задумчиво смотрел в огонь, в памяти вновь всплывала картина увиденная в том злощастном переулке, где сегодня погибло много хороших людей. Одинокая фигура, объятая пламенем магического огня… даже в свою последнюю минуту феникс не опустил голову, он просто стоял, словно не чувствуя боли, его лицо не выражало никаких эмоций, он вскрикнул только один раз, перед тем как рассыпаться в прах.
В дверь кабинета постучали
— Входите — тихо произнес директор
В комнату влетел Снейп, его лицо было бледнее, чем обычно, и имело приятный голубоватый оттенок
— Это правда? — прохрипел он с порога
— Боюсь что так Северус, — Дамблдор грустно посмотрел на мастера зелий — когда я прибыл, помочь было уже нельзя, он сгорел заживо… Северус иди, отдохни, если еще и ты умрешь, от усталости, никому легче не станет, иди.
— Да директор — Снейп глубоко вздохнул, поправил воротник и вышел из кабинета

«У меня большие проблемы, — понял Гарри через пятнадцать минут после прибытия в Хогвартс, как он не старался, превратиться обратно в человека не получалось. Он стоял пред зеркалом, в комнате Снейпа и, не мигая, смотрел на свое отражение.
«Я человек, я черный феникс — повторял он про себя — я не птица»
Эффекта не было
«Надо сконцентрироваться…»
Гарри закрыл глаза и начал детально представлять себе превращение в человека, вот крылья начинают медленно уменьшаться, образуя подобие человеческой руки, хвост исчезает, ноги увеличиваются…
Открыл глаза, никакого эффекта. Из зеркала на него смотрел все та же птичка
«Я Черный феникс! — мысленно возопил он, распахивая крылья — я Черный феникс!»
Окраска перьев поменялась на черный цвет
«Да человек, в конце концов, человек, человек, человек! — твердил он словно заклинание — человек, человек, человек…
Мышцы свело судорогой, голова закружилась, ноги подкосило, и он упал на пол.
Так руки, ноги, голова на месте? Я превратился? Я превратился!

Как ни странно одежда осталась цела, уцелели даже мечи, оставалось загадкой ,как вся его одежда смогла восстановиться.
Пока Гарри ломал голову, как это все могло произойти, в комнату вошел Снейп
— О! Северус! — радостно вскричал подросток, отходя от зеркала, — наконец — то ты пришел, извини, что так ввалился, но ты единственный знакомый специалист по зельям. У меня тут небольшие проблемы с кожей… Резкое повышение температуры на нее подействовало, не лучшим образом… Северус ты хорошо себя чувствуешь? У тебя такой цвет лица, что я уже думаю, что не меня сожгли, а тебя…
— Ты? — угрожающе прошипел Снейп — Ты? Да ты хоть представляешь, сколько ты шуму наделал со своим сожжением? Дамблдор до сих пор отойти не может, а ты тут сидишь! — внезапно он сменил тон, и уже заинтересованно продолжил — как ты выжил то?
— Долгая история, у тебя случайно нет какого — нибудь зелья против ожогов?
Снейп нетвердым шагом подошел к небольшому шкафчику, стоящему у стены и вытащил оттуда какой — то флакончик
— Держи
Пока Гарри обрабатывал свои ожоги, он не прекращал задавать вопросы
— Как ты попал сюда?
— Ну, это долгая история…
— Тебя никто не видел?
— Нет
— Когда собираешься показаться народу?
— При следующем нападении пожирателей
— Но как ты все — таки выжил? Дамблдор сам видел, как ты рассыпался в прах
— Я же феникс — усмехнулся подросток, обрабатывая руку — как там Вольдеморт? Рад, небось?
— Рад — Снейпа передернуло от отвращения
— Ладно, мне надо идти… — Гарри окинул внимательным взглядом свое отражение в зеркале, — по моему все, спасибо за зелье Северус
— Ты что так и пойдешь? — немного обескуражено спросил мастер Зелий, видя, как Черный феникс идет к двери, намереваясь выйти в коридор
— Ну да, меня никто не увидит, большое тебе спасибо
Феникс выскользнул за дверь, Снейп огромным усилием заставил себя не выглядывать в коридор.
«Как же он умудрился выжить?» — спрашивал он сам себя и не находил ответа
«Знал, с кем связываешься» — про себя подумал мастер Зелий и пошел спать

— Пойдешь заниматься анимагии? — осторожно спросил Рон, у своего немного раздраженного друга
— Какая к черту анимагия? Я сейчас рукой пошевелить не в состоянии
— Не надо было раньше времени пробовать осуществить то заклинание! — строго возвестила Гермиона, усаживаясь на кровать друга
— Какое заклинание? — удивился Гарри, удобнее устраиваясь на подушках
— Ну, ты говорил, что сегодня будешь пробовать осуществить какое — то заклинание — недоуменно отозвался Рон
— А, это не заклинание Рон, это мое проклятие! Все силы забрало, а эффекта ноль!
— Держи — протянула какую — то колбочку Гермиона
— Это что?
— Зелье восстановления, в отличие от некоторых я помню, что у нас завтра контрольная по трансфигурации, а мы к ней не подготовились


Глава 19.

С тех знаменательных событий прошел месяц. Пожиратели не проявляли никакой активности, если бы не Снейп который регулярно присылал письма с планами захвата Вольдеморта власти, то Гарри бы подумал, что те исчезли.
В каждом таком плане было предоставлено подробное описание будущей смерти Поттера, как — то, прочитав его, Гарри долго смеялся, в конце концов, смех превратился в нервное хихиканье, и Рону пришлось бежать в больничное крыло за успокоительным.
Дамблдор ходил задумчивый и грустный. Какие — то умники из Грифиндора очевидно захотев развеселить директора, заложили под слизеринский стол штук десять навозных бомб. Весело было всем, потому что виновных так и не нашли и Снейп снял со всех факультетов по пятьдесят баллов, как он пояснил для профилактики подобных случаев, снял бы и сто, но директор воспротивился. А виновники произошедшего тихо разговаривая, поглощали завтрак
— Может Снейпу канареечные помадки подсыпать? — спросила Джинни, косясь на разъяренного профессора зелий.
— Нет, тогда уж точно спасения не будет — покачал головой Рон
— Вы лучше посмотрите на Малфоя — усмехнулся Поттер
Драко, сидевшему в опасной близости от одной из бомб, досталось больше всех, конечно, все г..но было мгновенно убрано, но слабый запашок, остался. Поэтому Малфой сидел весь зелено — синий и дышал сквозь белоснежный платочек, прижатый ко рту и носу.
— Все г..но убрали, а Малфоя оставили… Непорядок — покачал головой Рон, подвигая к себе поближе тарелку с пудингом
— Не повезет тем, у кого первым уроком зелья или фехтование — заметила Джинни, намазывая джем на хлеб
— Не хотела бы вас огорчать, но у нас первым уроком как раз фехтование — ехидно фыркнула Гермиона, — я вам говорила…
— Герми не надо, пожалуйста, ну неужели тебе это не понравилось? Ты только посмотри на Малфоя какая окраска, какая поза…
— Рональд Уизли, только что из — за вашей неуемной глупости пострадали все факультеты
— Кроме Слизерина — заметила Джинни
— А мне кажется, что Слизеринцы пострадали побольше нашего — саркастически усмехнулся Поттер
— Теперь только представьте, сколько баллов снимет Снейп с Грифиндора на занятии…
— Еще никто не взрывал столы факультета…
— Мы и так отстаем от Слизерина на семьдесят баллов…
— Это запомнит все школа…
— Рональд Уизли ты хоть иногда меня слушаешь? — грозно возопила Гермиона
— Ты что — то сказала? — искренне удивился Рон
Думаю говорить, что было дальше, не надо
Гарри подло дезертировал с места назревавшего военного конфликта и отправился в библиотеку, где уже на протяжении месяца искал какие — либо упоминания, о войне — маге, имеющем привычку возрождаться из пепла. Успехов пока не было, лишь в нескольких книгах упоминалось о людях, которые могли внезапно загореться и «развеяться по ветру» у всех на виду, а потом как ни в чем не бывало придти домой.
Служители церкви называла их демонами, и искренне верили, что между сожжением, и «возвращением в мир живых» «демон» находился у своего господина, где получал задание «вредить роду человеческому», но, принимая во внимание, что фантазия у людей в те времена была богатой, логично было предложить, что «люди — фениксы» были либо веселившимися магами, либо невезучими маглами.
В другой книге — «Мифы и легенды» говорилось, что действительно существуют «люди — фениксы» но о них ничего не известно. В третьей книге, какой — то маг с пеной у рта доказывал что «людей — фениксов» не существует и существовать не может, прочитав ее Гарри уже сам начал сомневаться в своем существовании.
Захлопнув очередной старый, пыльный фолиант, Гарри отправился в класс фехтования
Снейп был в бешенстве, первый раз за всю его жизнь ученики школы распоясались на столько, что на глазах всего преподавательского состава взорвали один из факультетских столов, причем стол его факультета. Мастер зелий наколдовал себе стакан ледяной воды и залпом его выпил. Признаться его не столько взбесило то, что взорвали стол Слизерина, сколько то, что кто — то осмелился это сделать, зная, что он, Снейп, накажет тех, кто это устроил.
— Поттер — процедил Снейп, сквозь зубы, — естественно это сделал Поттер, ну я доберусь до тебя…
Всласть подумать, что же можно сделать такого с Поттером не получилось, началось занятие. Шестой курс Слизерина отпросился с его занятия, справедливо полагая, что для пострадавших можно сделать исключение и разрешить не присутствовать на занятии. Поэтому пришли одни Грифиндорцы.
— Некоторые из вас думают, что могут делать разные глупости безнаказанно — будничным тоном заявил Снейп обводя всех присутствующих в классе внимательным взглядом, и внезапно рявкнул — Долгопупс вы отработали комбинацию ударов заданную на дом?
— Д — д — да сэр — дрожащим голосом сказал Невил, глазами загнанного зверя, смотря на профессора
— Ну, продемонстрируй — прошипел Снейп, вставая — на мне
Невил побледнел, и крепко сжав рукоять своего меча, пошел к Мастеру зелий
«Как на эшафот» — подумал Гарри, внимательно следя за траурным шествием своего сокурсника
Поединок, если это можно было так назвать, не продолжился и минуты. В конце концов, Невил порезал себе руку своим же клинком и был отправлен в больничное крыло.
То же самое Снейп проделал и с остальными однокурсниками Гарри
А Поттер внезапно понял ради чего был затеян весь этот спектакль… Естественно Снейп подозревал, кто стоит за тем взрывом, и он хотел отомстить, причем отомстить по крупному, раз отослал всех грифиндорцев которые могли, бы помешать, и обязательно помешали бы, зайди профессор слишком далеко в своем стремлении отомстить, в больничное крыло
— Ну что Поттер подрывать чужие столы ты умеешь, а как насчет честного поединка? — злобно сверкая глазами, спросил Мастер зелий
— Не знаю о чем вы — огрызнулся Гарри, следя за клинком противника.
— Тебе напомнить? — злобно усмехнулся профессор, нанося удар
— У меня нет провалов в памяти — блокируя удар, фыркнул подросток — я не стыжусь своих воспоминаний и не прячу их в омуты памяти
— Щенок — рявкнул профессор, нанося серию ударов, которую Гарри попытался, как можно более неуклюже отбить — ну давай, дерись нормально, я знаю, что тебя кто — то обучал фехтованию до меня
Гарри поудобнее перехватил рукоять меча и начал атаку…

Глава 20.

Весь оставшийся день Гарри отлеживался в больничном крыле. Бой со Снейпом продолжался минут двадцать, за время которого Поттер получил неисчисляемое количество синяков и ушибов. Серьезно драться с профессором Гарри не стал, полностью раскрываться все же не стоит, выглядело бы подозрительно если — бы Поттер победил — таки Снейпа. Зная, что с логикой у профессора не плохо, победа была равносильна поражению, мастер зелий бы, скорее всего все понял, и неизвестно как бы себя повел. Но все же Гарри отыгрался, хотя и чувствовал себя круглым идиотом, за эти двадцать минут он наговорил Снейпу такого… Ну и естественно узнал о себе много нового
Залечив свои боевые ранения, Гарри пошел на занятия с МакГонагл, тихо вздыхая и сетуя на судьбу — злодейку.

— Мистер Поттер вы должны оживить стол, не забудьте, что здесь потребуется предельная концентрация, начинайте
Гарри кивнул и приступил к работе.
Через пол часа появились первые результаты, две из четырех ножек стола, ожили, и теперь пытались лягнуть незадачливого мага.
— Мистер Поттер попробуйте еще раз, предельно сконцентрируйтесь
Стол ожил. Он ходил по комнате, словно диковинное животное, высоко поднимая то одну, то другую ножку.
— А теперь попробуйте им управлять, — послышался голос МакГонагл
Повинуясь движению палочки, стол начал то подпрыгивать, то падать
— Неплохо, что ж в следующий раз попробуете управлять им без палочки, на сегодня хватит, идите

Чувствуя себя никуда не годной развалиной Гарри медленно брел по одному из многочисленных потайных ходов замка, когда прямо перед ним материализовался Марк, материализовался в прямом смысле! Нет, конечно, он был призраком, вернее нематериальным воспоминанием, но иногда он отвешивал довольно чувствительные подзатыльники. На вопрос как он это делает этот странный субъект лишь пакостно ухмылялся, ехидно хихикал или задумчиво рассматривал стену. К огромному сожалению Гарри, Марка, называли богом озорства не за просто так.
Однажды Гарри обнаружил у себя рядом с кроватью замечательную пару пушистых розовых тапочек, которые никак не хотели оставить в покое своего «владельца». Тапочки с поразительным проворством уворачивались от заклинаний, и даже сами оборонялись (несильно били по пятой точке). Пара пушистых розовых тапочек, преследующая надежду всего мира сильно развеселила благородных и смелых грифиндорцев, которые, едва сумев отойти от приступа, дикого хохота кинулись на защиту Героя — всего — мира — не — сумевшего — самостоятельно — отбиться — от — пары — агрессивно — настроенных — пушистых — розовых — тапочек.
Но тапки исчезли сами, минут через пять после начала масштабных военных действий.
Как же развеселился Поттер, увидев этих розовых монстров на уроке зельеварения, бодро шагающими за спиной профессора Снейпа.
Мастер зелий недоуменно смотрел на развеселившихся старшекурсников, тщетно пытаясь понять, в чем заключается причина веселья. Под конец занятия Снейп все — таки умудрился мельком заметить этих забавных созданий и снял с Грифиндора тридцать баллов, за глупые, недостойные старшекурсников, шутки.
В третий и последний раз тапочки появились во время обеда, на сей раз, они сопровождали профессора Дамблдора. Похоже, директора нисколько не тяготило такое сопровождение, даже наоборот он с искренним интересом рассматривал этих созданий и выглядел уж если не счастливым, то хотя бы заметно повеселевшим. Дальше тапочки запрыгнули на стол, где станцевали что — то в стиле Майкла Джексона, и, получив свою порцию аплодисментов от всех столов, (даже от слизеринского) тапочки исчезли.
Почему — то большинство учеников решили, что это сделал Гарри, и тот как не пытался, не смог доказать обратное.
— Марк, ты, что тут делаешь? — удивленно спросил Гарри
Марк грустно улыбнулся и жестом пригласил пройтись.
— Видишь ли, Гарри, я обучил тебя всему, чему хотел обучить, и мне пора передать тебя другому человеку…
— Ты о чем? — недоуменно воскликнул Поттер — ты хочешь меня бросить? Оставить одного в этом… в этом… а черт! Слово забыл ну да ладно, что там случилось то?
— Ты должен знать и уметь многое, что бы победить зло, а для получения таких знаний и умений одной жизни недостаточно, поэтому ты должен вспомнить все свои жизни, ты многое используешь на уровне подсознания, но многое не помнишь.
— Но тот, ну который в магазине сидел, он сказал, что у человека может пробудиться память только одной прошлой жизни…
— Везде есть какие — то исключения Гарри, а вообще не зацикливайся на этом, я хочу представить тебе твоего нового наставника, уважаемый в свое время человек, мастер своего дела…
— А кем он был? — перебил Поттер
Марк хитро усмехнулся
— Наемным убийцей
— Ты хочешь сказать, что меня будет обучать наемный убийца? — возмущенно воскликнул Гарри
— Нет! Я хочу сказать, что ты был в прошлой жизни наемным убийцей
— Потрясающе — покачал головой подросток, взлохмачивая итак растрепанные волосы — Марк ты сразу уж скажи, кем я еще был…
— Не волнуйся, темным магом ты не был. Вором был, но крал только у богатых и только дорогие вещи… Да ты не переживай так! Это было давно, и неправда. Так вот он наемный убийца… Забавный парень, должен признать его называли веселым скрипачом, наверно потому что после убийства он обычно играл на скрипке. Не представляешь, сколько раз его пытались поймать на месте преступления. Охране несколько раз удавалось окружать дом, в котором он находился, наедине с трупом, но как только они вбегали внутрь дома, музыка прекращалась, от веселого скрипача оставалась лишь горстка пепла.
— Еще один псих — подвел итог Поттер, — ну и где он?
— Скрипку чистит, ты иди, спи, я к тебе может еще загляну… Ты главное помни, что ты это я в прошлом, а я это ты в будущем, пока!
— Пока Марк…

Веселому скрипачу как никому другому подходила его кличка. Он был веселым, и никогда не расставался со своей скрипкой. Про свою «работу» он предпочитал не говорить, но уже через неделю после первого знакомства Гарри мог с уверенностью заявить, никто другой не мог конкурировать с ним, в умении убивать. Быстрая смерть, долгая смерть, легкая, мучительная, он мог убить одним ударом, а мог долго истязать жертву. Короче «мастер своего дела».
«Почему ты не стал просто скрипачом?» — как — то спросил его Гарри
«Я всегда говорил правду, играл то, что хотел, и пел про то, что видел, а в наше время своеволие не приветствовалось, я убивал только тех, кто был бесчеловечными свиньями, и получал за это деньги» — с неприятной усмешкой отвечал скрипач
— «А как ты умер?»
— «Иногда я пел на улице, просто так, чтобы повеселить бедняков и побесить богатых, но едва я дошел до третьего куплета, а там, как раз про короля и про инквизицию было, как та самая инквизиция и явилась. Меня назвали приспешником дьявола ну вместо того чтобы сжечь, как поступали с ведьмами, толкнули в арку»
— «Какую арку?» — не понял Поттер
— «У вас она называется аркой смерти, та, что стоит в Министерстве»
— «Но разве ты не мог сбежать до казни?»
— «Каким бы умелым убийцей я не был, я был глуп Гарри, и самонадеян, когда я понял, что со мной хотят сделать, я уже был почти в арке, меня хватило лишь на то, что бы проклясть всех, кто был там. Самое смешное то, что они казнили меня только за игру на скрипке, они даже не знали, что казнят неуловимого убийцу — веселого скрипача»
На вопрос что там, в арке, скрипач не ответил, и Гарри больше не спрашивал, справедливо полагая что кое о чем лучше не знать
Имени своего скрипач так и не сказал, ссылаясь на то, что Черный феникс тоже никому не представляется. Гарри посмеялся над этой странностью своего нового наставника, памятуя о том, что в некоторой степени сам является им, и, не понимая, зачем скрывать свое имя от себя самого. Но скрипач видимо рассуждал иначе. Вот и приходилось называть его просто скрипачом.
Но через полтора месяца после той битвы, Снейп прислал очередное письмо, заставившее Гарри с тревогой посмотреть на Невила.
Там было всего семь слов «Нападение на дом Долгопупсов, послезавтра после полуночи»

Глава 21.

— Ну почему? — яростно возопил Поттер, швыряя в висящую на стене мишень метательнй кинжал
— Я думаю, что ты сам знаешь, ответ — покачал головой скрипач, рассеяно водя смычком по струнам скрипки
— Мне от этого не легче — продолжал бушевать Гарри. Лезвие еще одного ножа вонзилось точно в центр мишени
— Случилось что — то серьезное? — равнодушно спросил скрипач, пристраивая скрипку на плече и насмешливо смотря на бушующего подростка — обычно ты промахиваешься один раз из четырех, а сейчас прям, точно в центр попадаешь…
— Издеваешься? — беззлобно усмехнулся Поттер, делая почти незаметное движение пальцами руки, и все, ранее брошенные кинжалы, пролетев по воздуху, аккуратно улеглись в руку подростка
— Ты нервничаешь, а это вредно для здоровья, лучше подумал — бы как повеселее преподнести твое чудесное воскрешение
— Я думал об этом, но толку мало. Нужно придумать что то такое… Чтоб Вольдеморта если удар не хватил, то скрючило конкретно.
— От злости что ль? — заинтересовался скрипач
— Что от злости?
— Скрючило от злости
— Нет, от любви — серьезно ответил Поттер, а потом не выдержал и сам рассмеялся
— Шут гороховый — невнятно буркнул убийца, откладывая скрипку в сторону — знал ведь, что надо было до Марка идти, нет, пришел после, теперь придется терпеть ваше ни с чем не сравнимое чувство юмора …
— Да ладно тебе, лучше посоветуй что.
— В отличие от вас, молодой человек я уже давно все продумал и придумал
— Так ведь о нападении только сегодня стало известно
— Так нападение должно было в любом случае, когда — нибудь да произойти — фыркнул скрипач
— И какой план?
— Тебе придется многому научиться за эти полтора дня — предупредил скрипач
— Как же без этого — флегматично отозвался подросток, — начнем?
Едва слышный хлопок и тихие шаги человека, идущего к двери небольшого особняка, расположенного в нескольких сотнях метров от небольшой деревушки. Одно из многочисленных окон старого особняка светилось, и человек открыв дверь заклинанием, пошел туда, где горел свет
Человек открыл дверь и вошел в совершенно пустую комнату, не считая зеркала висящего на стене, и кресла на котором, спиной к нему сидела неподвижная фигура. Широкая мантия полностью скрывала тело сидящего, не позволяя понять кто перед тобой мужчина или женщина, но одно было понятно точно это не та за которой явился человек.
— А это ты — не поворачивая головы, проговорил сидящий, проговорил спокойно и уверенно, словно за спиной у него стоял не самый великий темный маг мира, а старый знакомый
У Вольдеморта было немного недостатков, в основном любопытство и раздутое самомнение, упираясь именно на эти качества темного мага, скрипач и придумал свой план. Идея была бредовой, но забавной и Поттер согласился.
— Кто ты? — высокомерно спросил Вольдеморт, — и знаешь ли ты кто я?
«Смерть моя» — чуть не ляпнул Поттер, но, подумав, передумал
— Кто тебя не знает — смиренно отозвался Гарри — а я простой человек
— Знаешь ли ты простой человек, что сейчас будет? — холодно вопросил Лорд
— Смерть моя придет — так же смиренно ответил подросток
— И ты так легко об этом говоришь? — в голосе Вольдеморта явно сквозило удивление
— От смерти не уйдешь, ее можно немного отсрочить, но избежать нет, и если я сейчас умру, значит пришло мое время
— Как тебя зовут? — не унимался Лорд
«Зачем это? Табличку на могилку прицепить что ли?» — мысленно фыркнул подросток, и, припомнив давнишний разговор с Грюмом, сказал
— Имя это лишь набор букв, на который мы привыкли откликаться, оно не характеризует человека, оно есть у каждого, но не у каждого есть право, называться человеком… Я знаю что, скорее всего, умру от твоей руки, но позволь сделать перед смертью одно дело…
— И какое — же? — заинтересовался Вольдеморт, — о помиловании можешь не просить
— Сыграть для тебя на скрипке
Гарри отлично знал, что с чувством юмора у Темного лорда туговато, и еще раз в этом убедился, услышав громкий, холодящий душу смех
— Ну, сыграй — милостиво разрешил Вольдеморт
Гарри твердой рукой взял в руки скрипку, которую с таким трудом впарил ему скрипач, убеждая, что без этого нельзя.
— Это для тебя Том
И Гарри, пристроив скрипку на плече, повел смычком по струнам. Как оказалось он, не зря сидел эти полтора дня за сим инструментом. Скрипка была волшебной, она могла привести человека в умиротворенное состояние, а могла в бешенство в зависимости от характера мелодии.
Гарри выбрал нежную и грустную. Через несколько минут у него начал болеть шрам, давно его не беспокоивший, и когда боль достигла своего апогея, а мелодия самого пика, Вольдеморт не выдержал. Повинуясь движению его палочки, скрипка, выскользнув из рук Поттера, с огромной силой врезалась в стену, естественно от инструмента ничего не осталось, лишь осиротевший смычок, в руках Гарри
— За порчу чужого имущества полагается штраф — серьезным голосом возвестил подросток, с некоторым сожалением рассматривая обломки скрипки.
— Кто ты? — сквозь зубы выдавил Темный Лорд
— Вах, вах, вах, какое самообладание, а я то думал, что ты сразу Аваду используешь… — покачал головой Гарри, поворачиваясь лицом к Реддлу
Вольдеморт позеленел, от злости, наверное, а потом махнул палочкой, мантия, надетая на Поттера поверх одежды черного феникса, растворилась.
— Як тебя скрючило — фыркнул юноша, подходя к зеркалу, висящему на стене, и делая вид что, поправляет прическу. На самом же деле он рассматривал Темного лорда, который выглядел злым и ошарашенным одновременно. Смотреть на такое чудо не рекомендуется. Даже Гарри, который часто видел эту морду, не выдержал и тихо рассмеялся.
Когда подросток в очередной раз посмотрел на Вольдеморта, на лице того появилось обычное злобно — надменное выражение, развеселившее Поттера еще сильнее.

Гарри, имеющий возможность наблюдать смену выражения на лице Лорда, от недоумения до ненависти и обратно, смеялся до слез, как он не пытался, остановиться не получалось.
— Том, отвернись на минутку — сквозь смех выдавил юноша, пытаясь не обращать внимания на появившуюся боль в животе. Увидев некоторую растерянность на лице Вольдеморта, Гарри засмеялся еще громче. В конце концов, Реддлу очевидно это надоело и что — то, прошипев, он, махнул палочкой
— Не думал что когда — то буду тебя благодарить, но спасибо — искренне сказал Поттер, мгновенно приходя в себя
— Тебя же убили — холодно отозвался Лорд
— А меня и нет тут, я твой глюк, да не переживай ты так, все нормально, придешь к себе в замок, или где ты там обитаешь, выпьешь чая, съешь булочку с маком, убьешь одного — другого пожирателя и вновь придешь в благодушное состояние…
— Где старая карга — равнодушно спросил Вольдеморт
— В гости пошла, а меня сторожить оставила!
— Так ты вроде глюк?
— Э — э — э, так не честно, я ж к твоим словам не придираюсь
— Ладно, шут, говори, где эта ведьма и ты умрешь быстро.
— Ты туп парень, я же сказал, бабка ушла в гости, ну знаешь сплетни, танцы, гулянки… Да ты не нервничай так, вон аж посерел, возьми отпуск, слетай в Египет, а то у тебя нездоровый цвет лица, как бы ноги раньше времени не протянул. А ты что один приперся? Ну да ладно, это не важно…
Вольдеморт, казалось, совсем не слушал болтовню Черного феникса, он задумчиво смотрел на юношу, словно пытаясь понять, что — то вспомнить…
— Я тебя раньше не встречал? — наконец спросил он
Гарри задумчиво почесал мочку уха, а потом восстановил скрипку. Заклинание Репаро не сильно помогло, то ли инструмент слишком сильно пострадал, то ли после разрушения скрипки все заклинания, вплетенные в инструмент на стадии разработки, исчезли.
— Жалко скрипку — вздохнул Поттер, долго служила… Кстати на кой тебе нужна эта бабка?
— Я буду мстить всем, особенно тем, чьи дети помешали мне завладеть пророчеством — все так же задумчиво сказал Лорд
— А я то думал, что тебе здесь потребовалось…
— Как тебя зовут? — внезапно спросил Темный Лорд
— Черный феникс
— Я имею в виду настоящее имя
— Ну вот еще, другим не сказал, а тебе скажу, не дождешься — фыркнул подросток
На улице раздались громкие хлопки, а через секунду минимум человек десять, вбежало в особняк.
— Это члены ордена — обеспокоено отозвался Поттер, — я бы предпочел убраться отсюда поскорее
— Мы еще встретимся Черный феникс — холодно отозвался Вольдеморт — хотя я, возможно, потом пожалею, что не убил тебя сейчас…
— Убьешь меня, и жизнь станет скучной, — ехидно отозвался юноша — до скорой встречи, Лорд Вольдеморт
Когда авроры и члены ордена феникса вбежали в комнату, где недавно проходил разговор, она была пуста, а на полу, рядом со стулом, лежала горстка пепла.

0

5

Глава 22.

День начался с громкой ругани и проклятий, как выяснилось позже, слизеринцы желая отомстить за недавний инцидент (подрыв их стола), заложили бомбы под столы трех других факультетов, причем умудрились сделать это так так, что немалая часть содержимого бомб долетела до преподавателей.
Если раньше слизеринцы надеялись, что декан их отмажет, то теперь надеяться было не на кого, так как кое — что долетело и до Снейпа
Провинившихся вычислили мгновенно, так как те особо и не скрывали свою причастность к совершенному. Естественно массовиком — затейником был, ни кто иной как, Малфой с дружками.
Гарри, Рону и Гермигоне сильно повезло, они умудрились проспать все самое интересное, вернее проспал Гарри, а его друзья пытались его разбудить. Сделать это оказалось крайне сложно, так как на кровать юноши было наложено немало разных интересных заклинаний, а сам Поттер просыпаться наотрез отказывался.
Снейп лично снял со Слизерина пятьдесят баллов и заставил убирать большой зал, причем без использования магии. Все слизеринцы от первого до седьмого курса, зло смотрели на Малфоя, из — за которого их заставили заниматься столь негигиеничным делом
— Но сэр, — орал Малфой — мы всего лишь мстили, почему не наказали тех? Они первые начали!
— Может потому, мистер Малфой, что те, кто подорвал ваш стол, действовали умнее, не бахвалились на каждом шагу и не втягивали в разборки преподавателей?
— Но сэр, вы же знаете, кто это сделал! Вы же сами сказали, что это Поттер! — заорал Малфой на весь зал
— Мистер Малфой даже если это сделал Поттер, то он думал головой, а не задницей как вы!
— Но профессор…
— Никаких но! После того как отчистите зал, придете ко мне, я найду вам подходящее для вас занятие, по крайне мере несколько недель вы будете не в состоянии, устраивать пакости, а теперь начинайте уборку — яростно прошипел Снейп
Ученики и преподаватели, тихо ругаясь, разбрелись по ванным комнатам, волшебство, волшебством, но когда на тебя попало столько г..на сильно хочется помыться.

— Я этому хорьку, все зубы пообломаю — яростно возопила Джинни, потрясая маленьким кулачком перед носом брата
— Я же говорила — пробубнила Гермиона, не отрывая взгляда от огромной книги — не стоит связываться с Малфоем
— Гермиона — возмущенно завопили Джинни и Рон
— Да шучу, — Гермиона захлопнула книгу и серьезно посмотрела на друзей, — хорек действительно сильно распоясался, надо его немного проучить, ладно отомстил бы одним Грифиндорцам, но при чем тут остальные факультеты?
— И преподаватели — поддакнула Джинни
— Вот именно! Сейчас Гарри придет, и что — нибудь придумаем… Кстати где он?
— О — о — о — многообещающе протянул Рон, весело сверкая глазами — я думаю, что он как раз занимается общественно полезными делами…
— Какими же?
— Проносит различные изделия близнецов в Хогвартс… — потупив глаза, призналась Джинни
— Итак, вы ничего не хотите мне сказать? — как — то чересчур ласково спросила Гермиона
— Ну… мы просто…
— Решили на всякий случай запастись м-м-м всякими штучками, вдруг пригодиться… — выручила Рона, сестра
— И где, извольте узнать, вы храните ЭТО?
— Ну… мы договорились с одним человеком из Хогсмида, весь товар поставляют ему, а потом мы переносим все в Визжащую хижину…
— Визжащую хижину?
— Ну да, мы устроили склад, в одной из комнат, а потом все зачаровали, чтоб его никто не видел…
— И ничего не сказали МНЕ?
— О! вот вы где! — радостно воскликнул Гарри, подходя ближе к друзьям, но, увидев их лица, осторожно спросил — что — то случилось?
— Да, скажи мне Гарри, с каких это пор близнецы стали присылать вам свои изобретения, и с каких это пор эти изобретения хранятся в Визжащей хижине? — вкрадчиво спросила Гермигона
Гарри, мгновенно сделав серьезную мину, ответил
— Ну, знаешь, я сначала думал устроить склад в подземельях замка, но побоялся вдруг кто — нибудь случайно что — нибудь взорвет, или подожжет, и останется от Школы Чародейства и Волшебства три башенки да семь кирпичиков …
— Гарри!!!
— Шучу! Все гораздо проще, помнишь те танцующие тапки?
— Ну?
— Так вот какая — то рыжая бяка — Гарри выразительно покосился на покрасневшего Рона — написала письмо близнецам, где и описала этот случай. А через пару дней мне пришло письмо от одного жителя Хогсмида, где тот просил о встрече…
— И ты пошел!? — громко возмутилась Гермиона, — о чем ты думал? Ты ведешь себя как неразумное дитя, а вдруг это были бы пожиратели?
— Ой, да ладно тебе Герми, так вот он являлся поставщиком компонентов, для изобретений близнецов, во время их обучения в школе, ну вот когда они узнали про тапки, то решили помочь так сказать навести «порядок» в школе и прислали ему свои изобретения, а он передал нам
— А что насчет матча с Когтевраном? Ты будешь играть? — спросил Рон, дабы отойти от щекотливой темы
— Рон, дружище, я все понимаю, но у меня слишком плотный график, иначе говоря, у меня в этот день занятия со Снейпом… Ничего, Джинни меня заменит, не так ли?
— Так то так, — согласилась сестренка Рона — но где брать остальных игроков? Загонщиков? Охотников?
— Что — нибудь придумаем — отмахнулся Поттер, а потом уже тихо спросил — Гермиона, а можно нацелить какую — нибудь хлопушку на определенную группу людей?
— Теоретически можно — немного подумав сообщила девушка — но на практике не знаю… Надо чтобы у всех людей на которых нацелена эта самая хлопушка было что то общее, скажем одинаковая царапинка, одинаковые кольца, амулеты, или заклинания одни и те же наложены…
Гарри как — то нехорошо усмехнулся, Джинни Рон, Гермиона переглянулись и подвинулись поближе к Поттеру
— Значит так… — прошептал он, потирая руки.

Ночь выдалась хлопотной, вечером Гарри вооружившись палочкой и надев мантию — невидимку устроил вылазку в стан врага. Зайдя в гостиную Слизерина вместе с кучкой второкурсников, Поттер пробрался в спальню шестикурсников, где с садистским удовольствием заколдовывал вещи «врагов». Подождав пока все, заснут, он повторил процедуру, с теми вещами, что были надеты на владельцах. После чего покинул подземелья и отправился в гостиную Грифиндора, где Рон, Гермиона и Джинни возились с «боеприпасами» а именно с хлопушками и фейерверками. Когда все приготовления были закончены, было уже пока идти на завтрак. Поэтому, отчаянно зевая, друзья поперлись в большой зал, по пути умудрившись, не попав никому на глаза, поджечь все заколдованные хлопушки, так что даже если у кого — нибудь и возникло бы желание предъявить претензии к Поттеру, двум Уизли и Гренжер, то у них ничего не получиться за полным отсутствием доказательств.
О-о-о это был самый веселый завтрак в истории Хогвартся, хлопушки немного полетав по замку, нашли таки потенциальных клиентов и, подлетая к ним поближе, взрывались, после взрыва высвобождалось заклинание, от веселящих чар до потери памяти, Малфой пел оперным голосом целых три часа, а его телохранители Креб и Гойл глупо хихикали тыча в друг друга пальцами, Блейз Замбини не помнил кто он такой и что вообще тут делает, а еще какой — то слизеринец пытался убрать выросшие у него на голове оленьи рога.
В общем, все здорово повеселились, дольше всех смеялся Дамблдор, он тайно подмигнул Поттеру, украдкой показав большой палец. Даже Снейп соизволил улыбнуться, с тщательно скрываемым удовольствием наблюдая, как Малфой пытается зажать себе рукой рот. Виновных так и не нашли, хотя особо и не искали, Малфой за неполных шесть лет умудрился достать всех преподавателей, и те мстительно наблюдали за безуспешными попытками Слизеринцев самостоятельно справиться с заклинаниями. МакГонагл как и Дамблдор очевидно была в курсе, чьих это рук дело, поэтому демонстративно погневалась на своих подопечных, только потом, на уроке трансфигурации она прибавила десять баллов Грифиндору, за успешное применение неполной трансфигурации человека в животное, Гарри тактично умолчал что тот парень в принципе должен был полностью обратиться в оленя.
Рендел весь урок спрашивал только Малфоя, заставляя того отвечать, а так как Драко мог только петь, то урок больше напоминал не занятие по Защите От Темных Искусств, а магловское Пение.
Но больше всего поразил Гарри Снейп, заявив на индивидуальном занятии, что оклюменции его (Поттера) больше не будут обучать так как «такого болвана, этому научить невозможно». Теперь вместо оклюменции у подростка было фехтование, что не могло его не радовать…

Глава 23.

— Снейп просто изверг, — устало возвестил Поттер, плюхаясь в широкое кресло, напротив камина — не будь я Черным фениксом, был бы трупом!
— Ему просто скучно — равнодушно возвестил скрипач, рассеяно поглаживая рукой скрипку
— Так я еще его веселю? Или ему доставляет удовольствие наблюдать за чужими мучениями? — вызверился Гарри
— Нет, он делает из тебя война, с которым, ему будет интересно сражаться…
— Ага, может мне начать деньги брать? Оскорбить Гарри Поттера пять галеонов, дуэль с Гарри Поттером десять галеонов, дуэль на мечах с тем же Гарри Поттером пятнадцать галеонов, уверен, после недели такой акции, я буду втрое богаче Малфоя!
— Ты все преувеличиваешь… — нахмурился скрипач
— Ну, неужели Дамблдор не может понять, что от занятий со Снейпом меня воротит, примерно так же как Снейпа воротит от меня?
— Ну, допустим, Снейп сам попросил Дамблдора, разрешить обучать тебя фехтованию
Гарри косо посмотрел на своего «наставника» судорожно размышляя как бы отправить этого объекта в больницу св. Мунго и как бы доказать персоналу больницы что, сам Гарри не псих и что разные исторические личности ему не мерещатся, а на самом деле существуют. Но, немного подумав, решил, что, скорее его упрячут в палату рядом с душевно больными, и он будет радоваться жизни и пускать слюни, нежели Снейп, сам предложит Дамблдору помощь в обучении «обожаемого» Поттера и немного успокоился.
Скрипач недовольно посмотрел на своего «ученичка» и в трех словах выразил все, что о нем думает. Гарри искренне восхитился своей столь короткой, но емкой характеристике и даже изволил желание научиться так же говорить, он искренне заверил «наставника» что ему наплевать на его (наставника) закидоны, под конец, сообщив, что каждый сходит с ума по своему. Скрипач же торжественно пообещал, что если Гарри не замолчит сам, то он (Скрипач) наплюет на то, что давно умер и вернется к своему прежнему ремеслу. После пяти минут напряженного молчания, Гарри не выдержал и спросил
— Так он же меня ненавидит! Зачем ему дополнительные занятия со мной?
— То, что он тебя ненавидит, еще не значит, что ты для него становишься менее интересным противником, ведь согласись, что в этой школе никто кроме тебя и Снейпа не умеет толком фехтовать, а ведь фехтование помогает успокаивать нервы, знаешь, как приятно просто подраться с достойным противником, не беспокоясь, что его, нечаянно поранишь или убьешь…
— Хочешь сказать, что ему доставляет удовольствие подраться со мной? — изумился Поттер
— Ну, пока не совсем, ты же ему поддаешься, ну он и сдерживает себя
— Хм, кажется, я понял, на что ты намекаешь, неплохая идея…
— Будь осторожен
— Ага, Постоянная бдительность! как обычно говорит… вернее рычит… или он так кричит?
— Гарри!
— Ладно, я пошел, не поминай лихом… — махнул рукой Гарри, на полной скорости выбегая из комнаты по желанию в направлении класса фехтования

Северус Снейп стоял в фехтовальном зале и с все возрастающим раздражением ожидал Поттера, который, между прочим, должен был придти еще две минуты назад
— Где этот негодный мальчишка — прорычал мастер Зелий
— Я его отпустил, у него слишком плотный график, пусть немного отдохнет — насмешливо отрапортовал Черный феникс, входя в зал
— Ты? — удивленно протянул Снейп — тебе чего — нибудь надо?
— Вот так всегда — сделал обиженное лицо Гарри, — стоит придти, так все спрашивают, что мне надо, может, я просто решил тебя навестить!
— Как ты попал сюда?
— Ну, это сложный вопрос…
— И все же что ты здесь делаешь? — не сдавался мастер Зелий
— Честно? — прошептал Гарри, косясь по сторонам
— Да
— Уверен?
— Да
— Точно?
Снейп немного помедлил, но решил таки продолжить
— Да
— Ты хорошо подумал?
— Да — раздраженно рявкнул Алхимик — зачем ты сюда пришел?
— Последний раз спрашиваю
— Да
— Подумай хорошо… — еле сдерживая смех, прошипел Поттер
Если бы на месте Снейпа был Рон то Гарри, уже давно получил бы кулаком в нос, если бы Гермиона, то книгой по голове, если бы Темный Лорд то Аваду Кедавру между глаз, но преподаватель зельеварения был ОЧЕНЬ терпеливым человеком, хотя, судя по цвету его лица, Снейп был в крайней степени бешенства, когда уже никакие прививки не помогают. Гарри немного подумал и решил над профессором больше не прикалываться, так как тот — шуток не понимает и воспринимает все слишком близко к сердцу
— Да я честно навестить тебя зашел, знаешь, как скучно сидеть, ожидая очередного нападения, конечно, меня навещает Поттер, но он слишком загружен занятиями…
— Так это ты обучал его фехтованию — немного успокоившись, уточнил Алхимик
— Ну не Дамблдор же! — насмешливо фыркнул подросток
— Кто вас знает — отмахнулся Снейп
— Многие — немного подумав, сообщил подросток — мы вообще знамениты
— Ты хоть иногда можешь говорить серьезно — устало спросил профессор
Гарри подумал, еще раз подумал и еще раз подумал, а потом неуверенно сказал «Да», чем окончательно уверил мастера зелий в своей полной несерьезности
— И все же…
— Зачем я пришел? — закончил за преподавателя Поттер
— Да, только серьезно
— Северус — плаксиво выдавил Черный феникс — научи меня фехтовать!
Снейп застыл и не подавал признаков жизни минут десять, пока хохочущий Гарри обмахивал его платочком
— Да пошутил я, Северус ну на что мне такой впечатлительный шпион? Севви очнись! Дыши глубоко, вдох, выдох, вдох, выдох… На самом деле я решил устроить так сказать дружеский поединок вот и пришел спросить не составишь ли мне компанию, от Гарри я узнал что ты хорошо фехтуешь
— Больше никаких дурацких шуточек — сквозь зубы прошипел мастер Зелий, — иначе я наплюю на то, что ты мне не враг
— Ладно, ладно — Гарри поднял руки, вверх признавая поражение — а как насчет моего предложения?
— Какое оружие? — уточнил Снейп
Черный феникс хищно улыбнулся и вытащил из ножен на спине, два одинаковых клинка

В гостиную Грифиндора Поттер вернулся глубокой ночью, бой со Снейпом закончился дружеской ничьей, в принципе ни один, ни второй и не пытались победить своего соперника, просто от души помутузились, поворот, прыжок, удар, блок. Все тело ныло, словно после долгих пыток, а сон все не приходил, стоило закрыть глаза и начинало казаться, что бой до сих пор продолжается и напротив тебя Снейп с мечом в руке… сальто назад, резкий выпад, блок, подножка… А скрипач был прав, здорово иногда просто подраться с достойным соперником, не желающем тебе скорой кончины… Хотя на самом деле бой то закончился около часа назад, просто Поттер спугнул нескольких слизеринцев, которые старательно пытались заминировать вход в гостиную Грифиндора, и в наказание заколдовал их ботинки. Теперь снять их без помощи взрослых юные террористы не смогут, а ботинки будут с промежутком в два часа громогласно орать «ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ»

Глава 24.

«Жизнь прекрасна» — с уверенностью заявлял Гарри Поттер. Редкие вылазки в виде Черного феникса очень удачно дополняли скучную и размеренную школьную жизнь.
Хочешь отдохнуть? — пожалуйста, иди в выручай — комнату и отдыхай, сколько влезет, преподаватели слова против этого, не скажут, понимают, что жизнь Школьной (и не только) знаменитости трудна и опасна
Хочешь развлечься? — нет проблем, есть целуй факультет лузеров, развлекайся хоть двадцать четыре часа в сутки
Хочешь подраться? — какие вопросы? Идем к Снейпу!
Хочешь рискнуть? — Черный феникс в бой!
Все это рухнуло моментально, сложилось как карточный домик, оставив после себя лишь пустоту и ненависть…
Все началось одним безоблачным зимним утром, когда Люциус Малфой стал Министром Магии с помощью денег и связей, сместив Фарджа. Естественно многие были против, говорили что Малфой Пожиратель, что он лишь марионетка. а страной управляет Тот — кого — нельзя — называть, их никто не слушал предпочитая страшной правде, звон галеонов в своем кошельке.
«Я никогда не был пожирателем, — говорил Люциус — Темный Лорд держал меня под заклятием Империус» — именно эти слова украшали заголовки многочисленных газет и журналов
«Я хочу, чтобы наши дети жили спокойно, не беспокоясь о будущем» — говорил Малфой, и многие верили
— Они вообще ни о чем беспокоиться не будут, на том свете — мрачно говорил Гарри, в очередной раз, просматривая газету
Надо признать, что очень немногие придерживались такого же мнения, и их с каждым днем становилось все меньше.
Членов ордена и аврор подвергали жестокой критике, а некоторых сажали в Азкабан, как пособников Лорда.
Слизеринцы в большинстве своем, ходили по школе с гордо поднятой головой, осыпая всех нечистокровных насмешками и оскорблениями. Нельзя сказать, что Снейпу это нравилось, но он не запрещал и не поощрял своих «питомцев».
Это случилось на одиннадцатый день после отставки Корнелиуса Фарджа. Люциус Малфой лично посетил Хогвартс, дабы уладить давнишний конфликт между Министром Магии и директором Хогвартса. Его сынишка в это утро был особенно невыносим, Гарри из последних сил сдерживался, чтобы не преподать хорьку урок «хороших манер», он даже умудрился дружелюбно улыбнуться Драко, когда тот начал осыпать оскорблениями Колина и Джинни, называя их Фан клубом Поттера , и вежливо предложил вступить в их ряды. Драко покрутил пальцем у виска и побежал встречать своего папашу.
Гарри шел с вечерних занятий с Ренделом, когда к нему подбежал какой — то первокурсник и взволновано сообщил, что в зале почета избивают Рона Уизли. Поттер не стал задавать лишних вопросов (откуда в такое позднее время бежал первокурсник, и что он там забыл?), и побежал на помощь другу, по пути доставая карту мародеров. Он действительно обнаружил Рона лежащим в зале почета, а заодно и улепетывающих оттуда Малфоя, Замбини, Креба и Гойла.
Рон лежал на полу, истекая кровью. Осколки разбитой витрины одной из наград, застряли в его теле, он жив, но говорить не мог, так как шея была сильно повреждена, еще один, довольно большой осколок торчал из плеча
— Рон — тихо прошептал Поттер, слегка касаясь окровавленного плеча друга
Тот попытался что — то сказать, но закашлялся
— Рыжик потерпи немного, — взволновано пробормотал Гарри — я попытаюсь оттащить тебя в больничное крыло
Рон слабо мотнул головой
— Беги — просипел он — это ловушка…
— Я тебя не брошу — упрямо пробормотал Гарри, пытаясь кое — как с помощью заклинаний очистить тело и одежду друга от осколков стекла
Внезапно, что — то больно ударило в спину и сознание помутилось…
Что было потом, Гарри старался не вспоминать, взволнованный Дамблдор шепчущий что все будет хорошо, довольное лицо Люциуса Малфоя говорящего что этого и стоило ожидать от психически не здорового человека, оскорбительные выкрики учащихся «как ты мог Поттер?», бледные лица Грифиндорцев, кричащих что они не верят что это сделал Гарри, «Мы верим тебе» кричали они…
Ненавистное лицо Министра Магии, приказывающего
— Поттера на время до проведения слушанья, в Азкабан

— Это были самые ужасные дни в его жизни, он не помнил кто он, он не помнил ничего из своей жизни, он часами мог сидеть и смотреть в одну точку и ни о чем не думать. Иногда память все же возвращалась и Гарри старался как можно скорее забыться снова, мыслей о побеге даже не возникало, может сказалось нервное напряжение или его кормили чем — то туманящим мысли…
Но однажды он очнулся, создание возродилось из пепла как феникс
В посеревших от страданий глазах зажглась маленькая искорка
Через два дня после заключения пришел Снейп, из сумбурного рассказа профессора Гарри понял лишь то, что Дамблдора сюда не пустили, Рон лежит в больнице и не приходит в себя, чему за определенную плату содействуют некоторые целители. Слушание в Министерстве состоится через пять дней, ну и естественно коронная фраза «мы попытаемся тебя вытащить отсюда»
Гарри Джеймс Поттер был самым охраняемым заключенным за последние 100 лет, четверо пожирателей дежурили у дверей камеры, еще с десяток находились неподалеку, постоянно курсировали туда — сюда дементоры нагоняя на всех страху.
— Ну что малыш Поттер, подыхает твой дружок — хохотнула Белатриса, прижимаясь лицом к прутьям решетки.
Подросток никак не отреагировал на это высказывание, продолжая скурпулезно изучать стену
— Ничего, твою грязнокровку и всех этих Уизли тоже прикокошат, давно пора… Мечтаю увидеть, как этот старый маразматик, Дамблдор подохнет от руки Лорда — с мечтательной улыбкой проговорил, другой пожиратель, его Гарри не знал, очевидно присоединился к войскам Вольдеморта недавно
— Ну что Потти скучаешь по своему крестному? — взвизгнула Лестрейндж — он был собакой и погиб как со…
Никто так и не понял что произошло потом, ни пожиратели, ни сам Гарри
Решетка, к которой прижималась Белла раскалилась добела, и женщина извиваясь и крича пыталась отодвинуться от нее, но уже через несколько секунд она затихла, и тело источая неприятный, сладковатый аромат горелого мяса, упало на пол.
Остальные пожиратели не могли пошевелиться, находясь полностью во власти сидящего в камере существа. Гарри со странным чувством удовлетворения следил, как умирает убийца Сириуса, и смеялся. Потом он встал, прикоснувшись к замку, открыл дверь и повернулся к трем оставшимся пожирателям.
Мрачная, полная злобы и ненависти улыбка исказила его лицо, придавая подростку совсем не по — детски угрожающий вид.
Прошептав длинное и непонятное предложение, Поттер махнул рукой. Пожирателей охватило пламя, и они с дикими воплями катались по полу, пытаясь унять боль.
— Никто не сможет погасить это пламя, — сказал подросток глядя на три бесформенные фигуры корчащиеся у его ног — но оно вас не убьет…
Поттер в последний раз посмотрел на пожирателей и пошел по коридору…

После долгих плутаний Гарри умудрился выбраться на одну из многочисленных башен Азкабана… Он долго стоял на самом краю площадки и смотрел на воды озера, окружавшие тюрьму со всех сторон, и жадно вдыхал свежий воздух.
— Поттер, не делай глупостей — услышал он тихий, напряженный голос. На площадке, позади него стояло пять пожирателей во главе со Снейпом
— Отойди от края — прошипел Алхимик, облизывая пересохшие губы
— Что Вольдеморт по головке не погладит? — издевательски осведомился Гарри — как же вы упустили Поттера? Не волнуйтесь, я даже упрощу вам задачу, погибну, спрыгнув с башни
— Поттер, не надо — испуганно крикнул Снейп, видя, что подросток действительно собирается спрыгнуть вниз
— Да — словно ничего не слыша и никого не замечая, прошептал юноша, поднимая голову и смотря в небо — сегодня я умру, но феникс расправит крылья
Гарри чуть откинулся назад и потеряв равновесие полетел вниз, на скалы…
Это было восхитительно, даже лучше чем летать на метле… Лететь, упиваться свободой и ни о чем не думать. А ведь за эти несколько дней проведенные в тюрьме он забыл это чувство безгранично радости и безмятежности…
По телу прошла судорога, пламя на секунду полностью скрыло летящего вниз подростка, и тот исчез.

Глава 25.

Обстановка в Хогвартсе была напряжена до предела, ученики разбились на два противодействующих лагеря — за Гарри Поттера и против Гарри Поттера. К первой части естественно относились грифиндорцы, несколько пуфендуйцев и когтерванцев, а ко второй слизеринцы и все остальные. Драко Малфой ходил по школе неестественно бледный и постоянно оглядывался, что впрочем, не мешало ему еще яростнее издеваться над полукровками, грязнокровками и грифиндорцами.
Рон Уизли до сих пор не приходил в сознание.
Дамблдор регулярно уезжал из Хогвартса в Министерство Магии, пытаясь вытащить Поттера из Азкабана законным путем, но у него ничего не выходило.
Новость что Гарри Поттер сбежал из Азкабана, сильно взбудоражила общественность, особенно всех взволновала новость, что у камеры, где содержался подросток, нашли следы крови, при дальнейшем исследовании оказалось, что она принадлежала давно разыскиваемому пожирателю смерти. Люциус Малфой постарался как можно скорее замять эту историю, пояснив, что пожиратели, явились, чтобы вытащить Поттера из Азкабана, но получили серьезный отпор. Гарри Поттер предпочел спрыгнуть с одной из башен Азкабана, нежели ответить за содеянное им, с Рональдом Уизли, перед судом.
«Темный Лорд уже много лет использует мальчишку — сделал сенсационное заявление Министр Магии — Гарри Поттер является правой рукой Того — кого — нельзя — называть!»
«Ложь — во всеуслышание заявлял Альбрус Дамблдор — Гарри Поттер почти весь прошлый год пытался вам доказать что Вольдеморт вернулся, вы ему не верили, потому что были слепы, этот мальчик постоянно отсрочивал возвращение Темного Лорда, если бы не он то это бы произошло еще пять лет назад!»
Люди не знали, кому верить и за что бороться, с одной стороны был Люциус Малфой — человек богатый, умный, образованный, чистокровный, но замеченный в служении Темному Лорду, с другой стороны был Альбрус Дамблдор — величайший волшебник не раз, доказывающий, что в Министерстве работают одни идиоты.
Так или иначе, а Гарри Поттера было не вернуть, те, кто знали и любили его — плакали, не скрывая слез
«Он был великим волшебником» — твердили они
Буквально за несколько дней была написана книга о жизни Мальчика — который — погиб, в которой друзья и знакомые рассказывали о приключениях Гарри.
Профессор Рендел — преподаватель по ЗОДС, внезапно исчез. Многие подозревали что он был убит, так как Рендел пытался всем доказать что Гарри не виновен.
«Я отпустил его довольно поздно, он просто бы не успел совершить такое с мистером Уизли» — горячо доказывал он
А сам Гарри в бессознательном состоянии валялся на полу магазина «Мститель»…

А дальше происходило следующее…
Гарри Поттер первым делом отправился к мистеру Олливандеру
— Здравствуйте — пробормотал старик, рассматривая своими белесыми глазами закутанного в черную мантию мага — вы пришли за палочкой?
— Я хотел бы, чтобы вы сделали палочку по заказу — прошипел пришедший
— Да, да конечно — закивал головой продавец, — какую магическую субстанцию вы хотите использовать для палочки?
— Вот эту…
Человек вытащил из кармана мантии длинное, черное перо
— Это чье перо? — подозрительно глядя на посетителя, спросил мистер Олливандер
— Феникса
— Молодой человек! не смешите старика, я много раз работал с перьями фениксов, и не разу мне не попадалось такое… черное
— Мистер Олливандер, этот феникс исключение из всех правил — холодно заявил посетитель — мне все равно что вы об этом думаете, прошу сделать палочку поскорее, ситуация в стране очень напряженная
Старик осторожно взял перо, оно действительно ничем кроме цвета не отличалось от обычного
— Палочка должна быть черной, с рукояткой отделанной серебром и как можно мощнее, чтоб не уступала палочке Вольдеморта
Старик вздрогнул, и пристально посмотрел на собеседника, на секунду ему показалось, что у посетителя огненные глаза…
— Это выйдет несколько дороже обычных палочек — откликнулся Олливандер, переводя взгляд на перо
— Пожалуйста, пожалуйста… — отмахнулся странный субъект — когда она будет готова?
— Зайдите дня через три…
— Отлично…
— Извините мистер…
— Не важно…
— Ну как хотите… Не расскажете откуда у вас это перо?
— От черного феникса — сказал посетитель, и старик понял, что тот улыбается
— Ну, понятно, что от черного феникса… Я имею в виду…
— Вы неправильно меня поняли мистер Олливандер — перебил человек — До свидания…
И оставив старика в полном недоумении, Гарри отправился к себе «домой»
Золото из своего сейфа, Гарри сохранности ради, перенес в «свой магазин». Пробраться в банк, было легче легкого, гоблины явно не рассчитывали, что вор может быть человеком — фениксом.
Во всех газетах было одно и то же. Все гадали что же заставило Мальчика — который — выжил напасть на своего друга, присутствовало множество версий от применения к Гарри Империуса, до обычной драки из — за девушки.
Потом, уже в более «свежей» газете вставал вопрос «А действительно ли это сделал Гарри Поттер?». Из этой же газеты он узнал что Рон все еще в больнице и решил привести друга в сознание самостоятельно, пользуясь дарами матушки — природы, то есть слезами феникса.
Переместился он прямо в палату к другу. Сердце сжалось при виде неестественно бледного лица Рона, на котором все еще отчетливо были видны порезы и царапины, видно Снейп был все же не прав, вернее не совсем прав, Рыжего здесь не только пичкали всевозможными дурманящими средствами, но и совсем не лечили. Юноша подлетел к постели друга и аккуратно, стараясь совсем не касаться его, уселся на кровати. Вблизи Рон выглядел совсем плохо, то есть неестественная бледность медленно превращалась в довольно естественную голубоватую окраску, естественную конечно для человека умирающего…
Немного поплакав на широкой груди рыжего друга, Гарри отправился в Хогвартс, где долго и упорно разыскивал свою мантию — невидимку, как ни странно она оказалась у Невила, впрочем, как и другие вещи, которые были дороги Поттеру, юноша смутно подозревал, что в этом заслуга Гермионы, которая мудро решив что здесь они будут в сохранности, нежели в министерстве, куда зачем — то забрали все остальные вещи юноши включая мантии, носки и нижнее белье, доверила вещи тому, на кого подумают в последнюю очередь. Очевидно, она до последнего надеялась, что Гарри выйдет на свободу…
Подросток собрал, все принадлежащие ему вещи, и вытащил из кармана записку, положил ее на видное место и опять отправился в палату друга…

Благодаря слезам феникса, Рон пришел в себя. Сначала он ошеломленно смотрел на необычную пташку и не мог вымолвить и слова, потом осторожно прикоснулся к фениксу. Тот доброжелательно посмотрел на него.
Потом Рон внезапно почувствовал сильную сонливость и уснул.
Обнаружила его миссис Уизли, мирно спящим, и совершенно здоровым…

В течении нескольких дней Гарри курсировал от Хогвартса, до штаб — квартиры ордена феникса, где до сих пор находился Рон. Во всех газетах мгновенно появилось его интервью где он достаточно агрессивно заявил «Я даже не хочу говорить с вами после всего что вы написали, свои вопросы задайте Драко Малфою, Кребу, Гойлу и Замбини думаю, они подробно расскажут какой план был у пожирателей и зачем им потребовалось избивать меня»
Как и ожидал Гарри, Малфой выгородил своего сынка, назвав происшедшее «несчастным случаем». Но люди уже поняли, что из себя представляет их министр, и открыто заявляли, что такой министр им не нужен. Когда ситуация докалилась до предела, Гарри забрал готовую палочку и отправился в Хогвартс…

Драко Малфоя он подкараулил в одном из подземелий. Хорек даже не пытался защититься, а только стоял и смотрел на человека которого он считал мертвым…
— Поттер — просипел он, сильно бледнея — ты же умер… нет! Тебя здесь быть не может! Уходи! Ты мертв!
— Я пришел отомстить за свою смерть Драко, нет, я тебя не убью… Но я сделаю твою жизнь адом — прошипел Гарри, легкое движение палочки и Малфой стал громко орать и пытаться разодрать своими ногтями свое тело.
Нет пытая одного за другим подростков, чуть не убивших Рона, Гарри не испытывал удовлетворения, но по другому он не мог, слишком многое ему пришлось пережить из — за этих людей. Он не убил никого, хотя очень хотелось и уходя из Хогвартса он ощущал только досаду, досаду за то, что втравил в свои смертельные игры друзей…
Следующий удар Гарри нанес в Министерстве, здесь уж он никого не жалел, Люциус долго сопротивлялся и пытался снять заглушающее заклятие наложенное Поттером, он не смог… Позже его тело обнаружили распятым на стене. Рукава рубашки были разрезаны, и открывали замечательный вид на черную метку…
Но это было не единственное убийство министерских работников, были убиты Майкнер, Креб, Гойл, конечно не так жестоко как Люциус, но тоже хм… «впечатляюще»
Никто убийцу не видел, и никто ничего не слышал. На похороны своего отца Драко не попал, впрочем, как и его «телохранители», Малфой признался Дамблдору во всем и рассказал о Потере, который пытался его убить.
Директор ничего не сказал. Выгонять хорька из школы он не стал, понимая, что тот, не задумываясь, пойдет по стопам отца, а лишний пожиратель, лишний смертельный враг…
Так или иначе, Снейп сразу после «кровавой среды» — под этим названием день убийства Министра, вошел в историю, пошел к Дамблдору и не вдаваясь в подробности поделился предположением где может быть Поттер если он жив.
— Значит, он был довольно близко знаком с Черным фениксом? — спросил Директор, поглаживая бороду.
— Да — не глядя на Дамблдора, ответил Снейп
— И ты полагаешь, что если Гарри жив, то обратиться за помощью именно к фениксу?
— Да
— И ты знаешь, как связаться с фениксом?
— Да
— Попроси его о встречи, и ничего от него не скрывай, он должен понять что нам можно доверять и если Гарри действительно жив…
Снейп посмотрел на директора и увидел в его глазах такую боль, скорбь и надежду, что вновь отвел взгляд
— Сделаю что смогу — твердо сказал Снейп, — но ничего не обещаю.

Глава 26.

— Хей! Я для них злодей
Знающий секрет
Низменных страстей
Нищих и царей
Я был скрипачом
Мой талант, мой грех
Жизнью и смычком
Я играл с огнем — воодушевленно напевал Гарри, полируя, какой — то цветастой тряпочкой свой меч, тряпочка была давным-давно одолжена у Снейпа, который долго вспоминал, откуда у него она взялась. А рисунок на тряпочке был веселый — милые, красные сердечки на белом поле. Феникс целый час подкалывал мастера зелий, но когда дело дошло до рукоприкладства, Поттер подло дезертировал, оставив взбешенного Алхимика наедине с самим собой. Тряпочку он оставил себе, на память, как оказалось не зря, теперь было чем заняться, пока Снейп, где — то пропадает, вместо того чтобы принять старого… ну не совсем старого… можно даже сказать молодого друга, как положено хозяину, с распростертыми объятьями…
— Убери ноги со стола и прекрати петь! ты хочешь, чтоб сюда вся школа сбежалась? Ко мне уже три человека подошли и сказали что в моих подземельях кого — то убивают! — прошипел Алхимик, заходя в свой кабинет и плотно прикрывая дверь
Гарри обижено замолчал и обвиняющее посмотрел на профессора, не то чтобы Поттер питал какие — то иллюзии, насчет своих вокальных данных, но занизить их до такой степени мог только Снейп
— Что? — не выдержав пристального внимания со стороны Черного феникса, возопил Мастер зелий
— Как что? Как дела? Какие планы? Чем Вольдеморт занимается? Когда пойдет выгуливать пожирателей? Как Дамблдор, что делает? Как будет противостоять Темному Лорду? Ну Северус не строй из себя тупого!
— Как будто ты сам не знаешь! — вызверился Алхимик — Радуется Темный Лорд, а Дамблдор скоро с ума сойдет от переживаний! Он до сих пор надеется, что Поттер жив! После того как Малфоя побили, и тот сказал, что это сделал Поттер, во всех газетах написали, что мальчишка жив и теперь мстит! Интересно кто — нибудь пробовал прыгать с башни Азкабана на скалы? Может, у Поттера крылья выросли? Я сам видел, как он падал! Он просто не мог выжить! Но эти убийства… Я даже не знаю что делать! Если он вдруг свяжется с тобой… Сразу сообщи мне… Ладно?
— Ладно, ты только не нервничай! Мне надо знать, что делает Дамблдор и Вольдеморт,
— Вольдеморт просил передать тебе вот это — Снейп кинул на ближайший стол немного помятый конверт
Гарри мгновенно посерьезнел, прищурив глаза, он насторожено посмотрел на Мастера зелий
— Почему он просил передать это письмо мне, тебя?
Алхимик, немного растерянный такой резкой сменой настроения Черного феникса, не сразу понял, что от него хотят
— Вольдеморт просто приказал мне, передать это письмо тебе, я думаю, что это из — за той стычки в Лютом переулке, он был удивлен тем, что я единственный мог передвигаться на своих двоих, да еще кто — то доложил ему, что мы тогда с тобой еще и разговаривали.
Снейп с некоторой долей удивления понял, что оправдывается перед этим человеком.
«Просто все произошло слишком неожиданно» — решил он.
Но какой — то осадок в душе все равно остался, словно ты приютил волка, а он, стоило тебе допустить ошибку, начинает скалить зубы.
— Акцио письмо — сказал подросток, доставая палочку, и конверт, пролетев по воздуху, упал ему в руку.
— Так, так, Лютый переулок, Одноглазая горбунья, 11, 21:30, 21… Это что шифр?
— Одноглазая горбунья это бар в Лютом переулке, принеприятнейшее место, хозяин заведения человек Лорда, 11 это я полагаю, комната, в которой тебе назначена встреча, а 21:30 время
— А как насчет числа?
— 21
— Тобишь через три дня… Великолепно…
— Кстати Дамблдор просил о встрече
— Что — ж не вижу смысла заставлять директора ждать — Гарри встал со стула и направился к двери — Северус, просто хочу, чтоб ты знал, если ты больше не хочешь поставлять мне сведения и вообще видеть, я уйду, но если ты меня предашь я отомщу, и поверь круцио Вольдеморта, по сравнению с этим, покажется тебе щекоткой…

Дамблдора в кабинете не оказалось, Гарри присел на стул перед директорским столом и задумался
«Дамблдор слишком стар и если я скажу, что Гарри Поттер мертв, он потеряет последнюю надежду, но если сказать, ему что Поттер жив, то он не успокоится, пока меня не найдет. Если сказать что Черный феникс и Гарри Поттер это одно лицо тоже ничего хорошего не будет… и что делать?»
Юноша рассеяно поглаживал перелетевшего со своего насеста, на колени подростка, Фоукса
— И почему все так сложно? — спросил Гарри у феникса — вместо того чтобы нормально жить, без забот и проблем я ищу неприятности и радуюсь любой возможности усугубить ситуацию еще больше
В этот момент в кабинет зашел Дамблдор. За эту неделю он ощутимо постарел, явственней обозначились морщины на лице, он начал сутулиться и в глазах теперь была боль, и скорбь… Он даже не заметил, что в его кабинете кто — то есть
— Директор? — окликнул его Гарри
Дамблдор вздрогнул и с немым изумлением посмотрел на сидящего в кресле юношу
— Я не вовремя? — спросил Поттер, пытаясь вернуть Фоукса на жердочку, тот упирался и никак не желал расставаться с подростком, вцепившись довольно острыми когтями в рубашку
— Нет, нет, я вас ждал, просто не думал, что вы так оперативно сработаете, прошло буквально пол часа с ухода Северуса — за что и стоит уважать Дамблдора, так это за то, что он мгновенно адаптируется к любым ситуациям
— Конечно извините, что я так, без предупреждения пришел, но не могли бы вы позвать свою птичку? — возопил Гарри
— А вы ему понравились — задумчиво произнес директор
— Да — да, конечно, и все же не могли бы вы его забрать?
— Фоукс оставь юношу в покое — строго сказал Дамблдор, птичка мгновенно отцепилась и улетела на жердочку — Северус конечно мне намекнул, что вы появляетесь тогда, когда вас не ждут и там, куда пробраться нельзя, но как вы сюда проникли? — обратился он к Гарри
— Как проник сюда я, проникнуть никто не сможет — уклончиво ответил подросток
— Как я понимаю это ваша очередная тайна?
— Я не делаю из этого тайны, но все равно мне никто не поверит, и я предпочту промолчать…
— Да пожалуй никто кроме меня не поверит что вы превращаетесь в феникса — согласился директор, весело поглядывая на застывшего юношу — не беспокойтесь, я сохраню ваш секрет в тайне, признаться я сам догадался об этом недавно
— Как? — заинтересовался Гарри
— В — первых то происшествие в Косом переулке, я отчетливо видел, как ты погиб, но через полтора месяца я вдруг узнаю, что ты на самом деле жив…
Во — вторых Северус сказал, что ты можешь появляться в тех местах, где нельзя аппатировать. В — третьих там, где ты побывал, был обнаружен пепел.
Ну а в — четвертых то, что Фоукс признал в тебе собрата, не говоря уж о том, что Рон Уизли рассказывал мне о Черном фениксе исцелившем его и Мистере Олливандере который рассказал мне о странном человеке который принес ему перо черного феникса и попросил сделать палочку.
— Шерлок Холмс — невнятно буркнул Поттер
— А теперь я хотел бы поговорить о Гарри, убийствах в Министерстве и произошедшем с Драко Малфоем и его друзьями…
— Гарри Поттер умер, и больше не вернется — холодно сказал подросток, и сам поразился твердости своего голоса — мне очень жаль, я тоже успел к нему привязаться, но мы должны жить и помнить по чьей вине он умер.
— Это вы устроили бойню в Министерстве?
— Да
— И с Малфоем младшим…
— Тоже я, знаете директор — Гарри пристально посмотрел в глаза старцу — не в моей компетентности наказывать школьников, но спокойно смотреть на этот беспредел я тоже не могу. Я, в отличие от вас, могу наказывать так, как человек того заслуживает, не смотря на его славу и деньги, и никакое министерство не может ничего сделать, ведь ловить Черного феникса все равно, что искать иголку в стоге сена, я могу пить оборотное зелье, я могу изменять внешность с помощью магловских средств именно поэтому я и скрываю свое настоящее имя, не смогут найти — значит, не смогут наказать.
— Ты пьешь оборотное зелье? — спросил Дамблдор
— Нет, конечно — ужаснулся Поттер — я не собираюсь повторять подвиг того пожирателя, Барти Крауча кажется, пробовал я один раз это зелье, вкус незабываемый…
— То есть это ты устроил этот переполох? — с грустью в голосе спросил директор
— Да
— Значит наша последняя надежда погибла…
— Это вы о пророчестве? Не стоит отчаиваться, я конечно не Гарри, но помогу чем смогу, у меня масса достоинств и талантов…
— Вы действительно необычный человек мистер Феникс, Северус очень кратко описал ваши основные качества, как я вижу он не ошибся.
— Знаю я как он меня описал, вечно издевающийся идиот, с дурацкими шуточками
— Нет, он сказал, что ты никогда не унываешь, и что для тебя нет ничего невозможного
— Хм правда, что ли? Я прям польщен…
— Грюм и Тонкс описывали тебя несколько иначе, мрачный, загадочный, жестокий но в одном они сошлись, для тебя нет ничего невозможного…
— Если бы для меня не было ничего невозможного Гарри был бы сейчас здесь, — с горечью в голосе сказал Поттер — а я смог лишь отомстить за него, но это еще не все директор… Я еще не отомстил Вольдеморту…
С этими словами он исчез, оставив лишь горстку пепла на стуле…

Глава 27.

К встрече со своим старым врагом Поттер готовился долго и тщательно. Возможность что эта встреча всего лишь ловушка была велика. За несколько часов до встречи он полностью осмотрел сам бар, и как ни странно ничего подозрительного не обнаружил.
Как Гарри и ожидал, в комнате был далеко не Воландеморт, не снимая с головы капюшона, он подошел к сидящему в кресле человеку. Им был молодой человек лет 20 — 23 с темно русыми волосами, холодными светло — голубыми, несколько затуманенными глазами и шрамом во всю щеку.
— Темный лорд ждет — раздался его ничего не выражающий голос — портал на столе.
«Да он пожалуй под империо — смекнул Поттер — это наверное специально, чтобы я ничего интересного не узнал при допросе…»
— А где сам Воландеморт? — полюбопытствовал юноша
— Портал на столе — повторил сидящий
«И почему я всегда иду на уступки — мысленно возмутился Гарри, дотрагиваясь до портала — конечно, где бы я не оказался, я оттуда выберусь, но все равно он пригласил пусть и приходит!»
Комната, в которой он оказался, была огромной и практически пустой, не считая двух кресел, стоящих у камина и несколько полок с книгами.
— Здесь кто — нибудь есть? — осторожно осведомился Поттер, озираясь по сторонам
— Присаживайся, — предложил Темный Лорд, входя в комнату, правда, предложено это было таким тоном, что отказаться было невозможно…
— Гостеприимство это хорошо — оценил юноша — а чайку?
— Я не люблю когда люди говорят глупости — заметил Вольдеморт, садясь в кресло и пристально вглядываясь в лицо Поттера
— Между прочим, это вполне разумный вопрос — обиделся юноша
— И глупые шутки тоже не люблю — тем же тоном продолжил Темный Лорд
— Ну, как хочешь… — согласился подросток, удобнее устраиваясь в кресле, — ты хотел со мной поговорить? Или ты просто хотел мне сказать, что я постоянно говорю глупости и что шутки у меня тоже глупые?
— Нет, я хотел мирно побеседовать о твоей второй личине Черный феникс или Гарри Поттер? — с явным торжеством произнес Вольдеморт
На лице у юноши не дрогнул ни один мускул, хотя внутри все похолодело
— О какой личине идет речь и при чем здесь Гарри? — с наигранным любопытством осведомился он
— Я так и думал что ты не сознаешься, может это освежит память? — Темный Лорд легким движением палочки вызвал визитную карточку магазина «мститель» — было очень глупо оставлять ее у себя, если честно я думал что эту жизнь проживу без твоего вмешательства…
— Ты о чем? — насторожился Гарри
— Твои «учителя» не рассказывали тебе? Очевидно как и Дамблдор все время пекутся о твоем психическом здоровье…
— Не рассказывали о чем? — продолжал настаивать юноша
— Спроси у своих прошлых воплощений, они многое тебе расскажут… — туманно отозвался Вольдеморт
— Откуда ты… — начал Гарри и в этот момент понял, что при первой встрече ему хотел сказать Марк, говоря про двойное дно Лорда — ты тоже двуликий — завопил он, пораженный своей догадкой
— Дошло, наконец — надменно отозвался Вольдеморт, — но я хотел поговорить с тобой о другом, вернее вернуть тебе кое — что…
— Что же? — насторожился юноша
— Это.
В руках Темного лорда появился небольшой футляр, который он передал юноше.
— В одной из прошлой жизни я забрал это у тебя, нашел только недавно. К сожалению, эта скрипка не дается в руки никому кроме своего хозяина — пояснил он
— Скрипач — ахнул Поттер — это же скрипка скрипача…
— Это твоя скрипка — поправил Вольдеморт, а потом мрачно усмехнулся — твой скрипач на самом деле был наемным убийцей…
— Я знаю — рассеяно отозвался юноша, поглаживая руками скрипку — он рассказывал, только, как эта скрипка оказалась у тебя?
— Я был тем инквизитором который отправил тебя на казнь
— Тоже мне сын Божий — фыркнул Поттер
— Это твое воплощение было очень близко к той черте, которое разделяет добро и зло, некоторые убийства были настолько жестоки, что я прям восхищался, правда я очень сожалею, что пикантная подробность — что казненный уличный скрипач и есть тот неуловимый убийца, выяснилась слишком поздно, что нечего сказать в свое оправдание? Какого узнать что ты, герой всего волшебного мира имеешь столь неприглядное и страшное прошлое? Ты убил 174 человека, знаешь, как тебя называли? Гением тьмы или темным гением, а знаешь, как называли скрипача? Адским скрипачом! Все были уверены, что твой талант имеет далеко не обычные корни, а исходит от дьявола, интересные подробности, не правда ли?...
Воландеморт говорил еще что — то, но Гарри его не слышал. Скрипач действительно никогда особо не распространялся о своей работе… 174 человека… Перед глазами замелькали картины прошлого, Скрипач не имел своего имени, от него он отказался еще в детстве, решив что он не хочет как все обычные крестьяне работать на поле, сеять рожь весной и жать ее осенью. Свое первое убийство он совершил в четырнадцатилетнем возрасте, это был заезжий купец, который зло посмеялся над крестьянским мальчишкой, который неумело метал кухонные ножи в мишень висящую в пятнадцати шагах от него. Этот нож попал точно в цель (в купца). Мальчик испугавшись содеянного убежал из дома и был принят в гильдию наемных убийц, параллельно он обучался игре на скрипке ну а дальше пошли убийства, последнее он совершил за три дня до смерти…
— Тебя толкнули в арку безвременья и…
— Я помню — холодно отозвался Поттер, враждебно посматривая на Темного Лорда — если у тебя больше нет тем для разговора, то я исчезаю.
— Здесь нельзя аппатировать — холодно отозвался Вольдеморт, для этого тебе придется прогуляться до ближайшего леса.
«Издевается что ли?» — тоскливо подумал Поттер — «а вдруг он еще не знает в кого я превращаюсь?»
— Желаю приятно провести время — усмехнувшись, произнес Темный лорд — приятных размышлений.
— Тебе того же — прошипел Поттер, и вышел из комнаты.

Дом был большим и старым, в некоторых местах обвалилась крыша, в нескольких окнах не было стекол, по потолку шастали пауки, один упал юноше на руку и тот брезгливо его стряхнул.
— Кто это тут у нас? Черная курица? — услышал Гарри чей — то самодовольный, грубый голос
Поттеру было все равно кто перед ним. Его злоба и ненависть, «приобретенные» во время разговора с Темным Лордом настойчиво требовали выхода.
— Интересно вы чем — то насолили Вольдеморту и он отправил вас сюда, или вы просто самоуверенные идиоты которые решили что смогут со мной справиться? — поинтересовался Поттер, одаривая бедных пожирателей кровожадным взглядом.
Те стушевались и дружно посмотрели на своего главаря.
Гарри с видимым удовольствием следил за тем как они неуверенно переглядываются. На самом же деле у них было довольно большое преимущество, первое они стояли в широкой комнате, а Поттер в узком коридоре, где практически не было места, для маневров, второе их как — никак было больше, и третье у них в руках были палочки, а не футляр со скрипкой. Но они были слишком молоды, фактически самому старшему из них было около двадцати.
— Даже не думай — испугано завизжал самый младший из них, очевидно заметив как рука Поттера медленно приближается к карману, где лежала палочка
— Ладно, — Гарри слегка приподнял руки, всем своим видом показывая покорность судьбе, — но можно мне положить скрипку? Инструмент хороший, жаль будет, если сломается.
— Можно — милостиво разрешил старший, и Поттер мысленно усмехнувшись заметил что тот ужасно горд что Черный феникс спрашивает его позволения
«Знал бы дурачок, что своим разрешением ты развязываешь мне руки»
Но «дурачок» не знал, да и откуда ему было знать что на запястьях у Черного феникса находилась пара отличных метательных ножей, что окаймление плаща по подолу серебром была далеко не прихотью, а смертоносным орудием и что память скрипача, которую так неосторожно пробудил Вольдеморт, хранила сотни способов умерщвления людей и нелюдей.
«Кто сказал что круцио хуже смерти — недоумевал юноша — ведь при виде собственной крови человеку кажется что боль сильнее чем есть, и чем больше крови тем больше паникует жертва.
Почему все боятся умереть от Авады Кедавры? Ведь существуют тысячи способов убить человека медленно и мучительно, по сравнению с ними Авада настолько гуманна что человека придумавшего это заклинание надо восхвалять как божество.
Не желая продолжать глупых дискуссий, Поттер подхватил плащ за края и крутанулся. Движение было настолько стремительным, что для Пожирателей феникс вдруг превратился в смазанное пятно, а уже через секунду голова старшего отделилась от тела и с неприятным, шлепающим звуком упала на грязный дощатый пол. Тело несколько секунд стояло, а потом кулем свалилось туда же.
Второй пожиратель оказался смышленей и стал швыряться заклинаниями, но метательный нож, угодивший ему между глаз, поумерил его пыл, третий пожиратель оказался еще умнее, он откинул палочку в сторону и упал на колени
— Пожалуйста, не убивай — побормотал он — я здесь только второй день…
Взглянув на это совсем юное лицо Гарри мысленно выругался и поднял скрипку
— Иди, покажешь где тут выход — холодно произнес Поттер
Пожиратель, мгновенно вскочил с колен и принялся выполнять приказ Феникса.

Гарри был недоволен, хотя это мягко сказано, он был в ярости! Мало того, что Вольдеморт оказался тоже двуликим, так еще и оказалось, что это противостояние длятся уже с незапамятных времен, а ему опять ничего не рассказали.
«Наставники» не отзывались. Перебрав весь свой богатый лексикон Поттер выдохся, настроение опустилось до минусовой отметки.
Не придумав ничего лучше Гарри пошел на прогулку в магловские кварталы, мечи он оставил в доме, не дай бог еще в милицию заберут, и поплотнее запахнув плащ вышел на улицу.
По дорогам ехали редкие машины, пешеходов практически не было, да и какие пешеходы в час ночи? Луна слабо освещала темную улицу и неподвижную фигуру человека сидящего на перилах старого моста, тихий плеск воды успокаивал
— Рокер что ли? — спросил кто — то и Гарри от неожиданности чуть не упал в реку.
Это был просто какой — то старый магл в поношенной одежде и добродушным лицом
— Что? — переспросил юноша
— Я спрашиваю ты рокер что ли?
— Что — то типа того — согласился Поттер, мысленно обозвав себя идиотом, мечи то он дома оставил, а вот насчет того, что кому — то его одежда могла показаться странной он не подумал.
— Хорошая сегодня ночь — сказал магл, прислоняясь к перилам
— Да — согласился Поттер
— Меня Сириус зовут
— Гарри — представился Поттер, внимательней приглядываясь к пришедшему, ничего общего с крестным юноша не обнаружил и вновь повернулся к реке
— Будешь? — Сириус протянул ему мятую пачку сигарет
— Я не курю
— Это не просто сигареты, знаешь когда я был в твоем возрасте со мной произошел странный случай, моя мать умерла, а отец с горя запил, я бросил учебу в школе и устроился работать чтобы хоть как — то заработать на хлеб — старик невидяще уставился на воду — я выбиваясь из сил зарабатывал деньги, часто приворовывал, но скоро умер и отец, не буду врать что сильно горевал, он к тому времени от постоянных пьянок он практически потерял человеческий облик.
На похоронах ко мне подошла странная женщина и дала мне эту пачку она сказала, что это новое успокоительное средство, посочувствовала моему горю и ушла. Я не верил в чудеса, но с тех пор прошло уже много лет, а сигареты все не кончаются, когда мне плохо или просто грустно я закуриваю и мне сразу становится легче
Гарри подумал и взял сигарету. Он уже пробовал курить, этим летом, но сигареты не принесли долгожданного успокоения и он бросил. Молочно белый дым и резкий запах действительно привел в чувство и взбодрил.
— У тебя очевидно какие — то проблемы? — нарушил затянувшееся молчание старик
Юноше до того захотелось поделиться своими переживаниями, что он не сдержался
— Я хочу написать книгу — соврал он — про мальчика — который — выжил…
Он долго и с упоением рассказывал «сюжет книги» начиная с первого курса и заканчивая сообщением Вольдеморта.
— И в чем проблема? — недоуменно спросил Сириус — Ты талантливый парень и я уверен что ты сможешь написать эту книгу.
— Дело не совсем в этом — сознался Поттер — я не знаю как поступить Гарри теперь…
— Я думаю что ему надо как можно больше узнать о двуликих и о причинах этого противостояния… Может Дамблдору и Рону с Гермионой надо сказать что Гарри Поттер на самом деле жив? — подумав сообщил Сириус
— Я боюсь что Гарри Поттер в конце погибнет — сухо ответил Гарри — я не хочу давать кому — то ложную надежду, они уже один раз пережили его гибель.
— А Вольдеморт не расскажет что Гарри Поттер жив?
— Думаю нет. Во — первых это взбодрит людей, даст надежду, во — вторых Гарри может рассказать всем про двуликость Лорда, а в третьих это только их дело.
— Ладно, я наверное пойду — вздохнув сказал Сириус — меня небось уже заждались
— Да, конечно, спасибо за все…
— Не за что парень… — магл ушел, лишь на перилах осталась лежать пачка со странными, успокаивающими сигаретами, «тебе нужнее» — было написано на ней, синей шариковой ручкой.
«И когда только успел» — подумал Гарри

Глава 28.

Наступило лето. Ученики Хогвартса вовсю готовились к экзаменам, их, не смотря на траур трех факультетов, никто не отменял. Слизерин тоже был в своеобразном трауре, вернее в трауре была слизеринская элита (Малфой и его дружки), а остальные, не желая нарываться на неприятности, тоже молчали и хмурились.
Грифиндорцы с пятого по седьмой курс, начали гораздо лучше учиться, но стали более агрессивными. Однажды на ЗОТИ Рон чуть не размазал Драко по стенке, Джини тайком наслала на него сыпь, а Гермиона прокляла Малфоя заклинанием неудач.
После матча Грифиндор — Слизерин Драко и большая часть его команды неделю валялся в больничном крыле.
Черный феникс частенько наведывался в школу то к Снейпу то к горюющему Дамблдору. Оба винили себя в смерти Поттера.
— И зачем я с ним говорил? — рычал Алхимик, мечась по комнате — заколдовал и все дела!
— Зачем я отдал его в руки министерства? — печалился директор — переправил бы его на площадь Гримо…
Естественно выслушивать все причитания приходилось никому иному, как печально известному Гарри Поттеру.
Пожиратели, почему — то затихли, Снейп утверждал что Вольдеморт что то задумал. Кто бы сомневался.

Через неделю Пожиратели объявились в магловских районах. Нападения происходили сразу в трех местах, к счастью обошлось без жертв со стороны аврор, но огромное количество Маглов сильно пострадало.
Сразу после этого Снейп пропал.
Через три дня Дамблдору прислали письмо с требованием уйти с поста директора Хогвартса, иначе Северуса ждет долгая и мучительная смерть.
Также в письме было приглашение от Лорда Воландемотра для Черного феникса.
Естественно недолго думая Гарри поперся туда.
Все проходило по старому графику, все тот же человек, в том же баре передал Поттеру портал.
— Я знал что ты придешь — заявил Вольдеморт неприятно ухмыляясь — ты всегда был слишком благороден чтобы оставить человека в беде, даже если он тебе не приятен, должен тебя огорчить с минуты на минуту его убьют и как бы ты не старался, помочь не сможешь.
— Почему это? — холодно поинтересовался Гарри
— Чтоб выбраться из этого дома тебе потребуется минимум десять минут — с садистским удовольствием пояснил Лорд — опять же, я тебе не позволю идти и спасать его, мне доставляет удовольствие наблюдать как ты убиваешься над очередным трупом
— И где это происходит? — беспристрастно вопросил юноша, пытаясь ничем не выдать овладевшего им бешенства
— В поместье Малфоев — любезно пояснил Воландеморт — минут через пять я даже могу тебе устроить экскурсию, заодно и покажу труп твоего дружка
— Но если вы его убьете то Дамблдор останется на посту директора
— Увы мои Пожиратели попросили меня устроить суд над предателем — развел руками Лорд с явным торжеством наблюдая за «бессильной злобой» Черного феникса — не мог же я им отказать — насмешливо закончил он
— Мне придется оставить вас наедине со своим явно ЗАНИЖЕНЫМ самомнением — сквозь зубы процедил Поттер — а это тебе. На память — и Гарри со всей силы врезал Лорду по лицу уже начинающей гореть ладонью с явным намереньем оставить на змеином лице Вольдеморда незаживающий ожог. На яростный крик Темного Волшебника сбежались все пожиратели, но Черного феникса и след простыл, лишь горстка пепла на полу, да ожог в форме ладони на лице Лорда указывали что он все же здесь был.

Аппатировать туда где ты еще не был дело сложное, а если еще ты горишь жаждой мщения то практически невозможное. Поэтому Поттер как можно яснее представил себе Алхимика и перенесся к нему.
Как он и ожидал в подземелье где он оказался было полно Пожирателей. Молодняк издевался над валяющимся на грязном каменном полу, в каких — то лохмотьях, человеком практикуя на нем то различные заклинания, то просто пиная его ногами. Старшие с ничего не выражающим выражением лица следили за их действиями, изредка переговариваясь между собой.
Все они в шоке уставились на появившегося из ниоткуда человека который в свою очередь практически молниеносным движением вытащил клинки из ножен и снес голову ближайшему к нему пожирателю. Те кто оказался в опасной близости от разъяренного Поттера вскоре превратились к нарезанное крупными кусками мясо. Те кто более — менее соображал начали обстреливать феникса проклятиями, а тот лишь смеялся. А как можно было не смеяться над этими недотепами которые своими заклинаниями убивали своих?
Буквально через три минуты все Пожиратели были мертвы. Гарри приложив руку к ноющей груди (кто — то все же сумел попасть в него парочкой заклинаний) и слегка прихрамывая на левую ногу поспешил к Снейпу. Тот был в беспамятстве. Лицо было сильно обезображено, но запекшаяся кровь образовывала, что — то наподобие маски, поэтому Гарри смог выдержать это зрелище. Тело Алхимика напоминало одну сплошную рану
«Как бы заражение крови не началось» — подумал Поттер, превращаясь в феникса
В следующую секунду он, крепко ухватился когтями за руку Снейпа, и перенесся.

Столько плакать еще ни одному фениксу не приходилось. Более — менее излечив телесные раны Гарри принялся врачевать душевные. За три дня проведенные у Вольдеморта Мастер Зелий казалось впал в какой — то транс и выходить из него судя по всему не собирался.
— Северус очнись — умолял Поттер — ты уже в безопасности, ну же приди в себя!
Ноль эмоций
— Северус ты меня слышишь? Моргни хоть!
Ноль эмоций
— Слюнявтус очнись — проорал Гарри
Ответа нет
— Ну и что мне с тобой делать? — Поттер уселся прямо на пол, рядом с кроватью на которой «отдыхал» Снейп — может в Хогвартс отправить? Ими в больницу святого Мунга? Ну же Северус что он тебе такого сделал что ты до сих пор находишься в невменяемом состоянии?
— Потер… — еле слышно прошептал Алхимик — Поттер…
— Что Поттер? — напрягся Гарри
— Он сказал — Мастер Зелий облизнул пересохшие губы — что это я виноват…
— В чем?
— В смерти…
— В чьей?
— В его…
— К тебе приходил Поттер и сказал, что ты виноват в его смерти? — удивился юноша
— Д — да… он сказал, что я не достоин, жить… и умру, в мучениях… как умер он…
— Никто не в праве решать кто достоин жить а кто нет! — рыкнул подросток — Северус это был не Поттер, это был Вольдеморт он просто решил тебя помучить… напоследок…
— Он прав… я недостоин жить… он умер из — за меня… зачем ты меня спас?
Гарри с изумлением посмотрел на своего преподавателя
— Вольдеморт не побежден, а раз я мог тебя спасти то значит должен был спасти, нам дорог каждый человек!
— Он умер, а я жив — покачал головой Снейп — я издевался над ним все эти годы… если бы я знал…
— Задним числом мы все умны — фыркнул Гарри — брось Северус, он бы не хотел, чтоб ты умер!
— Хотел — горько усмехнулся Алхимик — он всегда думал, что я на стороне Лорда… и я его убил…
— Чем ты его убил? Тем, что от долгого сидения за решеткой у мальчишки съехала крыша, и он решил спрыгнуть с башни? Или тем, что за ним не прыгнул? — не скрывая своего раздражения завопил юноша
— Я не спас его — просто ответил Снейп
— Какие мы благородные… — покачал головой Черный феникс — жив твой Поттер
— Что? — мгновенно напрягся мастер Зелий
— Что слышал — огрызнулся юноша
— Нет он не может быть жив… или может? Но почему он никому не сообщил?
— Потому что не хочет чтоб после его насильственной смерти по нему убивались повторно!
— Но… где он?
— Отдыхает, только прошу никому не слова, даже Дамблдору, он уже немного отошел от смерти Поттера… если он выживет то сам все расскажет… наверное — пояснил Гарри
— Ладно я не буду никому сообщать… А Лорд знает?
— Знает
— Но почему он… Хотя не отвечай, сам знаю, он просто хотел чтобы я сильнее мучался? Но как ты узнал где я?
— Вольдеморт сказал, заманил меня в какой — то дом, где нельзя аппатировать и значит говорит типа мои соболезнования через пару минут Севу, в поместье Малфоев, каюк будет, ну я как дам ему в харю и быстрее к тебе на выручку!
— А как и когда ты с Поттером познакомился? — задал очередной вопрос Снейп
Гарри сначала побледнел, затем начал судорожно придумывать историю, а потом плюнул и практически угрожающе прошипел
— Это долгая история, а ты еще не до конца выздоровел, отдыхай, мне надо навестить Дамблдора и сказать что ты жив.
Снейп очевидно вспомнив то как над ним издевались и схватился руками за свое лицо
— Где шрамы? — с недоумением пробормотал он, — я точно помню как…
— Я залечил твои раны — пояснил Поттер — это было довольно непросто…
— Сколько я тут лежу?
— Ну вообще то — замялся Гарри — один день…
— Один день? — переспросил Алхимик — это чем же ты меня лечил?
— У всех свои секреты — отрезал юноша
— А зачем тебе эта повязка на лбу? — вкрадчиво спросил Снейп
— Чтобы было — заявил Гарри
— Или чтоб что — нибудь скрыть? — тем же тоном продолжал допрос мастер зелий
— Я бы предпочел не говорить на эту тему — процедил сквозь зубы юноша — Отдыхайте.

Через три дня Поттер доставил Снейпа в Хогвартс, а еще через две недели был назначен новым преподавателем ЗОТИ (на следующий год)
«То что в Хогвартсе нельзя аппатировать, тебе не помеха, тебя будут обеспечивать какой — никакой информацией и я не буду против если ты иногда будешь исчезать, только предупреждай заранее. Кстати Хогвартс наверняка подвергнется нападению со стороны пожирателей и мне будет спокойнее если ты будешь здесь, да и Северусу как — никак нужна твоя поддержка, соглашайся…» — уговаривал Черного феникса Дамблдор
И Поттер согласился.
Снейп тот инцидент с повязкой не вспоминал и вообще старался не вспоминать при каких обстоятельствах произошла та беседа, про Поттера он тоже не спрашивал в общем отношения между злостным профессором зельеварения и Черным Фениксом наладились.

0

6

Глава 29.

— Шах и мат. Это уже пятый проигрыш подряд — сухо сказал мастер Зелий, откидываясь на спинку кресла и злорадно наблюдая за реакцией сидящего в противоположном кресле худого, бледного черноволосого юноши.
— Подумаешь — протянул тот, покусывая нижнюю губу — зато я ни разу не проиграл тебе в карты и кости.
— Конечно, в этих играх даже думать не надо, очевидно за этот месяц ты окончательно разучился логически мыслить — ядовито хмыкнул Снейп
— Конечно! — радостно заявил Поттер — я еще удивляюсь, как я с ума не сошел от столь близкого и продолжительного общения с тобой
— Подозреваю, что твое психическое здоровье хромало с самого рождения, ты хоть раз в зеркало смотрелся? Кто с такими паклами на улицу выходит?
— Каков нахал — восхитился юноша — ты на свою голову посмотри! Ты когда ее мыл в последний раз изволь узнать? Советую поменять шампунь срок годности твоего, очевидно закончился лет сто назад!
— Мне вот интересно, а как ты обычно голову моешь? — полюбопытствовал профессор, весело поглядывая на возмущенного Черного феникса
— С помощью воды и шампуня, могу даже детально объяснить — огрызнулся Гарри
— Вот опять ты начинаешь скандал — заметил Алхимик вставая с кресла
— Это я начинаю скандал? — возопил юноша
— Ну да — сухо подтвердил Снейп, для правдоподобности кивнув головой — кто начал хвастаться что не проигрывает в карты и кости?
— А ты начал хвастаться, что в шахматы лучше играешь!
— Я не хвастался, я констатировал факт! — нахмурился профессор
— А ты молча констатируй, про себя — осклабился Поттер
— Каков нахал — возмутился Алхимик
— Между прочим, через час я официально вступлю на должность преподавателя Защиты от темных сил, и вместо того чтобы меня утешать и подбадривать ты ворчишь и хмуришься!
— Я не ворчу — возразил Мастер Зелий
— Что я говорил — хихикнул Гарри
— С тобой невозможно нормально разговаривать, ты все выворачиваешь шиворот навыворот!
— Это комплимент или оскорбление? — осведомился юноша, недобро поблескивая глубокими, синими глазами
— Констатация факта
— Ладно, братишка, не бери в голову, ты же знаешь какой я оболтус…
— Знаю,— тяжело вздохнул Снейп — поэтому ты все еще тут… Сколько зелья в браслете?
Поттер задрал рукав мантии
— На эту неделю хватит — констатировал он задумчиво поглядывая на серебряный браслет, обхватывающий его руку— ты уверен, что все поверят что я твой блудный двоюродный брат? Неужели никто ничего не заподозрит? Ты же сам сказал, что ему сейчас должно было быть тридцать три года, а я выгляжу максимум на двадцать три, а вдруг МакГонагл увидит браслет, догадается что в нем оборотное зелье, и трансфигурирует меня в грызуна?
— Скажи просто, что тебе не нравится моя фамилия — фыркнул Алхимик
— Не то что не нравиться, но два Снейпа в таком маленьком замке как Хогвартс, это перебор — с сомнением в голосе протянул юноша
— Ученикам полезно немного понервничать — авторитетно заявил Мастер зелий
— Изверг — захихикал Гарри
— Теперь запомни главное. Твое имя Антуан. Ты сын брата моего отца. Учился в России. В восемнадцать лет покинул родной дом и больше там не появлялся. Если будут какие — то проблемы вали все не меня, скажи, что я на тебе ставлю сомнительные эксперименты, и ты помолодел, поглупел и все позабывал!
— Что это ты такой добрый? — насторожился Поттер
— Просто как представлю выражение лиц учеников, когда они узнают твою фамилию, так сердце радуется — нагло ухмыляясь заявил Алхимик
— Какое изощренное коварство — ехидно заметил Гарри
— А то! — самодовольно откликнулся профессор
— Но я все же думаю, что узнав кто я, ученики гораздо дольше будут находиться в состоянии ступора.
— Ага ты хочешь чтоб моих слизеринцев удар хватил? — искренне ужаснулся Алхимик — они же из гостиной будут выходить только толпами и шарахаться от каждой тени!
— Я что такой страшный? — шутливо осведомился Поттер
— Ты просто в зеркало давно не смотрел — сухо ответил мастер Зелий
— А говорил шутить не умеешь — одобрительно заметил Гарри
— Я… — внезапно Снейп побледнел, посерел и схватился за руку
— Опять — простонал юноша — ну сколько можно?
Уже через минуту Снейп был доставлен в кабинет директора, где Дамблдор отпаивал Алхимика какими — то зельями.
— Приступы происходят все чаще и чаще, к хорошему это не приведет… — философски протянул Черный феникс
— Если в ближайший год Вольдеморт не умрет, то умру я, это заклинание невозможно снять, так как все упирается в какое — то древнее заклятие основанное на крови.
— Видимо мне на роду написано спасать твою шкуру — хмыкнул Поттер, почесывая бровь
— С вашего позволения я пойду, не выношу когда меня обсуждают — прошипел Алхимик и пулей вылетел из кабинета, Поттер и Дамблдор проводили его недоумевающими взглядами, переглянулись, пожали плечами и тяжело вздохнули.

— Рад вам представить нашего нового учителя Защиты — Дамблдор выдержал театральную паузу и пафосно объявил — Антуан Снейп
Гарри медленно встал, окинул мрачным взглядом учеников и слегка согнул спину, имитируя полупоклон.
Эффект превзошел все ожидания, ученики застыли как мраморные статуи и с ужасом смотрели на «еще одного Снейпа», Пуффендуйцы аж позеленели от ужаса, Грифиндорцы недоверчиво смотрели то на директора — не сошел ли тот с ума, то на Своего нового преподавателя — неужели еще один Снейп?.
Слизеринцы и Когтевранцы равнодушно пожали плечами.
— В связи со сложившейся ситуацией в школе запрещается… — продолжал директор…
Но Поттер его не слушал, он во все глаза смотрел на своих друзей. Как же они изменились за это время.
Рон стал еще выше чем был, он выглядел печальным и подавленным, от прежнего вспыльчивого и жизнерадостного мальчишки не осталось и следа.
Гермиона подросла и похорошела, она натянуто улыбалась друзьям, но то и дело тоскливо смотрела на то место где обычно сидел Гарри. Оно осталось пустым. Никто из грифиндорцев так и не занял это место, возможно это была дань уважения «погибшему герою», а может нечто другое…
Именно в этот момент Гарри больше всего но свете захотел оказаться рядом с друзьями — обсуждать нового преподавателя ЗОДС, вспоминать лето, гадать чем занимается Вольдеморт.
С трудом ему все же удалось привести свои мысли в какое — то подобие порядка и отвести взгляд от стола Грифиндора.
Когда праздничный ужин закончился юноша на автомате отправился к себе в комнату.
Единственное в чем он сейчас нуждался, это в своей скрипке, ни одно успокоительное не действовало умиротворяющее на израненную душу юноши как музыка.
Вот и сейчас сидя на широком подоконнике в своей комнате и наигрывая медленную печальную мелодию он успокоился и даже попытался смириться с тем, что теперь его друзья будут видеть в нем только преподавателя, а он в них своих учеников
« Так будет лучше — говорил он сам себе — ну узнают они что я жив, обрадуются… А вдруг я умру и все начнется с начала? Нет! Я помогу пережить им смерть Гарри Поттера, а потом… если выживу то объясню им все… наверное…
Этой ночью он так и не смог уснуть.

Глава 30.

Первое занятие было у третьего курса Пуффендуя. Подростки смотрели на Поттера такими запуганными глазами, что тот первым делом начал критиковать своего «двоюродного братца» в частности его методы обучения.
Успокоенные студенты вступили в пространную беседу со своим новым преподавателем, с целью выяснения вышеупомянутым преподавателем, что кто знает.
Выяснилось, что знают плохо и мало. Пришлось дать огромное домашнее задание. Пуффендуйцы снова приуныли и смотрели на Поттера как кролики на удава
— Сейчас, когда Вольдеморт возродился, банальное разоружающее проклятие вас не спасет. Поэтому будет гораздо лучше, если вы будете знать как можно больше боевых и защитных заклинаний. В будущем я намерен проводить дуэльные занятия — грозно заявил Гарри.
Пуффендуйцы вздрогнувшие от имени Темного Лорда, вздрогнули повторно, услышав страшное слово «дуэль»
— Занятие окончено — возвестил горе преподаватель, в изнеможении падая в кресло
— Кошмар — простонал он, когда все детки покинули аудиторию — бедные учителя, неужели это всегда так ужасно?
— Обычно хуже — насмешливо фыркнул Зельевар, вылезая из камина и отряхивая мантию — первый урок самый простой, ученики еще не знают, что от тебя ожидать и на всякий случай бояться
— Правильно! Пусть бояться — хмуро согласился юноша, закидывая ноги на стол — я им устрою веселую жизнь! Они еще Амбридж и Грюма будут вспоминать со счастливыми улыбками, блаженных идиотов!
— Ты поаккуратнее! Еще отберешь у меня репутацию самого ужасного и несправедливого преподавателя — сварливо заметил Алхимик, — Кстати, я пришел дать тебе пару советов. Первое: дави дисциплиной, при малейших нарушениях снимай балы! Второе: держись строго, иначе сядут на шею! Третье: за малейшую провинность, будь то не сделанное домашнее задание или случайное убийство сокурсника, особенно в случае Долгопупса, снимай баллы! Кстати я до сих пор уверен что если бы Мальчиком — который — выжил, был Долгопупс то спичечный коробок с прахом Вольдеморта уже покоился бы в земле!
— Какого ты о нем высокого мнения, однако — усмехнулся юноша — что же такого в этом мальчике?
— Поверь если бы не полное отсутствие элементарных знаний и не то, что он может случайно убить противника, или просто человека, которому не посчастливилось оказаться радом, неправильно сделанным Ломосом, то Долгопупс был бы неплохим студентом
— Да ты я смотрю весельчак — расхохотался Поттер, — что ж… Нет ты что серьезно пришел чтобы дать мне пару хороших советов?
— Нет, я пришел спросить тебя, сколько Зелья в браслете?
— Пора заправлять — тяжело вздохнул юноша, поднимая рукав, и протягиваю руку в направлении Снейпа.
Тот достал из кармана мантии какое — то подобие шприца и аккуратно ввел его содержимое в маленькое отверстие в браслете.
— Пренеприятнейшая штука! — досадливо поморщился юноша, потрясая рукой, — щиплет зараза!
— На вкус зелье еще противнее и принимать его нужно каждый час, так что ты должен на меня молиться — гордо сказал Алхимик
— Может тебе еще памятник поставить? Я вообще был против подобного маскарада, ну подумаешь, учил бы детей в моем настоящим виде. Ух, я даже представляю, как бы повысилась успеваемость учеников, особенно после летних статей!
— Это там где говорят что ты безжалостный головорез?
— Именно!
— Ты же знаешь что ты наша, так сказать, козырная карта, никто кроме меня, тебя и Альбруса не знает кто ты на самом деле!
«Ошибаешься — про себя возразил юноша, мрачно улыбаясь — никто кроме меня и Вольдеморта не знает мое истинное лицо» и уже вслух сказал
— Конечно Северус, ты прав, кстати, через пять минут начнется урок, я бы не хотел, чтобы нас видели вместе.
— Почему? — искренне удивился Зельевар
— Потому что они и так меня бояться, а тут еще и ты со мной нормально общаешься! внимание вопрос: с кем же Мастер Зелий, бывший пожиратель смерти может общаться? Ответ детей пожирателей — с Черным Фениксом! Ответ остальных, кто не в курсе о твоей шпионской деятельности — с пожирателем! По — моему и так все понятно. Я хочу сначала немного присмотреться к ученикам. Нехорошо будет, если нас сразу же рассекретят.
— Ну, спасибо на добром слове — невесело рассмеялся Алхимик, бросая в камин горсть летучего пороха — буду знать…
И он ушел
— Ну почему все так сложно задал риторический вопрос потолку Поттер, потолок не ответил.

Следующий урок был у седьмого курса Грифиндора и Слизерина поэтому Гарри заранее настраивался на мысль что кого — то придется разнимать. Он так долго и тщательно настраивался, что когда открыл глаза, то обнаружил, что урок уже начался.
— Как давно началось занятие? — осведомился он, убирая ноги со стола
— Десять минут назад — отрапортовала Гермиона — вы нас попросили, что б мы немного посидели тихо, пока вы думаете.
— Я???
— Да
«Спокойно Гарри, спокойно, похоже, у тебя начинается старческий маразм» — «утешил» себя юноша
— Итак — сказал он, обводя внимательным взглядом притихших учеников — уберите палочки и вооружимся перьями, от разговоров можно воздержаться…
Класс недовольно загудел. Рон тяжело сглотнул, Гермиона мученически закатила глаза, Невил крепко сжал руки, так что костяшки пальцев побледнели, Слизеринцы с тоской посмотрели на дверь
Гарри громко расхохотался
Студенты обоих факультетов с одинаковым недоумением посмотрели на психованного преподавателя
— Очевидно, вам не понравились методы преподавания профессора Амбридж — широко ухмыльнувшись, сказал Гарри — что ж я тоже был не в восторге узнав, что многие из вас не знают даже простейших заклинаний, график будет очень напряженным и не дай бог вы не будете учить то, что я вам задам, тогда я решу, что вы все знаете и вызову вас на дуэль, если вы продержитесь не более пяти минут, то я назначу вам персональные дополнительные занятия, после которых вы вряд ли сможете передвигаться на своих двоих.
Сегодня у нас вводный урок, на доске вы уведите двадцать простейших боевых и защитных заклинаний, некоторые с ними уже знакомы, некоторые видят впервые, но к следующему уроку вы должны знать все об этих заклинаниях и уметь их осуществлять, этот кабинет после пяти часов будет открыт для вас, можете практиковаться здесь, если возникнут вопросы можете обращаться ко мне, я не Северус и кусаться не буду.
Грифиндорцы хмыкнули — оценив шутку
— А почему мы должны вас слушаться? — медленно протянул Малфой, слизеринцы захихикали
— Мистер Малфой, если не ошибаюсь — пренебрежительно проговорил Поттер, с отвращением поглядывая на Драко — слыхал я, что случилось с вашим отцом, думаю, вы будете умнее его, не так ли?
— Да как вы…
— Десять баллов со Слизерина за глупые вопросы и пререкания с учителем — мстительно отчеканил Поттер — если вы не хотите, чтобы ваш факультет лишился еще нескольких десятков баллов, то заткнитесь и делайте так, как я говорю!
Малфой побледнел, пробормотал, что — то неразборчивое и уткнулся в книгу с заклинаниями.
— Еще вопросы? — как ни в чем не бывало, спросил юноша, обводя учеников внимательным взглядом — А теперь за работу.
Вопросов больше не последовало.

Следующий урок был у четвертого курса Слизерина и Пуффендуя
— А если мы не захотим заниматься — спросил какой — то толстый слизеринец, почесывая свой нос.
— Будете до посинения работать над своей фигурой, под моим пристальным контролем — не очень дружелюбно отозвался «профессор»
— Вы не посмеете — высокопарно возразил этот толстый боров — мой отец может добиться вашего отстранения от этой должности!
— Мистер Малфой тоже часто хвастался своим отцом — неприятно улыбнулся юноша, — теперь ему хвастаться не кем, делайте выводы сами…
— Вы мне угрожаете? — пафосно протянул юнец, сильно краснея и становясь похожим на огромный спелый томат
— Понимай, как хочешь — мягко произнес Гарри, — но знай, если твой отец служит Вольдеморту, у него будут большие проблемы. Я лично этим займусь. Если ваш отец на стороне Дамблдора то он лично надерет вам задницу. Сразу вас предупреждаю — Поттер обвел учеников яростным взглядом и тихим, шипящим голосом продолжил — Я здесь по личной просьбе Дамблдора для охраны Хогвартса и ваших жизней в случае нападения на школу, я преподаю защиту потому, что никто не хочет ее преподавать. И мне глубоко плевать кто ваши родственники, всем все ясно?
— Профессор, а разве Пожиратели могут напасть на Хогвартс? — спросил какой — то Пуффендуец
— Теперь, когда Вольдеморт возродился они все могут! — мрачно заявил юноша
— А разве вы сможете чем — нибудь помочь при нападении — опять спросил Слизеринец — несколько я помню, лишь Дамблдор мог что — то противопоставить Темному Лорду
— Вот он и противопоставил меня — отрезал Гарри — а теперь приступим к уроку.

— Мелкие, тупые выскочки — фыркнул Поттер, доставая сигарету — столько пафоса и ноль интеллекта, сначала Малфой решил проявить инициативу, пришлось напомнить ему, что случилось с его отцом, потом еще какой — то с четвертого курса заявил, что его отец может добиться моего отстранения с этой должности, я ему намекнул, что жизнь родителей это вещь ненадежная, особенно если они пожиратели!
— И ты сразу настроил против себя мой факультет — утвердительно хмыкнул Снейп — не очень то мудро…
— Смотри какой нашелся, ты, наверное, сразу настроил против себя все факультеты кроме своего!
— Ошибаешься — невесело усмехнулся Зельевар, помешивая ложкой в чашке с чаем, — теперь я настроил против себя и Слизерин, сегодня мне пришлось снять с Малфоя пять баллов за излишнее проявления глупости… Тьфу опять ты куришь эту дрянь! Я же просил не курить в моем присутствии! Лучше сыграй не скрипке
— Никогда не подозревал что ты питаешь любовь к музыке — насмешливо протянул юноша, выкидывая, бычок в приоткрытое окно, и вытаскивая из шкафа футляр с драгоценным инструментом.
Снейп так на него посмотрел, что Гарри счел, что лучше немного помолчать…

Глава 31.

— Профессор — раздался неуверенный голос — можно войти?
Гарри поднял глаза на столпившихся у порога гриффиндорцев, и вопросительно посмотрел на Рона и Гермиону, стоящих впереди всех
— Вы говорили, что после пяти мы можем заниматься в этом кабинете…
— Конечно, занимайтесь — потянул юноша, вновь погружаясь в приятное состояние полудремы — спрашивайте если что…
Поспать ему не удалось… Нехорошее предчувствие сжало сердце и Поттер ни на секунду не задумываясь, соскользнул со стула под стол, над тем местом, где секунду назад была его голова пролетело взрывающее заклинание.
— За убийство преподавателя полагается штраф и заточение в Азкабан — сонно буркнул юноша, вновь забираясь на стул и нехотя подирая глаза.
Ученики с диким восторгом смотрели на своего профессора
— Ну и реакция… — восхищенно пошептал Дин Томас — профессор, а как вы узнали, что в вас летит заклинание?
— Мне жизнь еще не надоела — пояснил Гарри, потирая руками лицо, — можно узнать кто из вас такой меткий?
Все зашушукались и Невил, дрожа как осиновый лист, вышел вперед
— Мистер Долгопупс не надо так размахивать палочкой, если вы бы сражались против настоящего противника, то были бы уже мертвы. Держите палочку перед собой, не надо ее бояться, она вас не укусит, наоборот, держа ее в руках, вы должны ощущать себя уверенно. Если вам сложно тренироваться на манекене то подойдите к заданию творчески, представьте что перед вами Пожиратель смерти или допустим Драко Малфой и отыгрывайте на них свою злость и раздражение, заклинания будут получаться гораздо мощнее, а чтоб повысить меткость… представьте что от этого заклинания зависит твоя жизнь или жизнь твоих друзей, это должно тебе помочь.
То, что случилось потом, не ожидал даже Поттер…
— Поздравляю мистер Долгопупс! — Гарри ободряюще улыбнулся бывшему сокурснику, который то разглядывал собственную палочку, что щепки оставшиеся от манекена — заклинание выполнено просто великолепно!
— Спасибо — пробормотал Невил
— За что? Я всего лишь преподаватель, это моя работа обучать вас, я буду рад, если знания, которые я заставляю вас усваивать, пригодятся вам. Что — то мы заболтались, вы кажется, пришли тренироваться?

Жизнь текла своим чередом. Вид хмурого черноволосого преподавателя ЗОДС вводил учеников в уныние. Слизеринцы же шарахались от двоюродного брата своего декана как Гриффиндорцы от Снейпа.
«Чем же ты их так испугал?» — ехидно спрашивал зельевар — я то боялся что мои бедные слизеринцы в страхе разбегутся узнав что ты Черный феникс, но они похоже тебя в любой шкуре чуют.
"Какие же они все проницательные — наиграно жалостливо вздыхал Поттер — то — то тебя Когтевранцы, Пуффендуйцы и Гриффиндорцы не любят, чуют небось, какая ты на самом деле бяка".
В середине октября, на уроке шестого курса Гриффиндора Гарри почувствовал сильное жжение в районе большого пальца правой руки. Перстень, который являлся своеобразным индикатором на самочувствие Снейпа, накалился и почернел
Резко вскочив со стула и крикнув, что урок окончен, Гарри шарахнулся в горящий камин и исчез
— А летучий порох? — испуганно спросил Колин

Поттер вылетел из камина в кабинете зелий, чуть ли не до смерти напугав бесстрашных Гриффиндорцев и хмурых Слизеринцев своим неожиданным появлением и безумным видом.
Снейп сидел за учительским столом с отсутствующим взглядом и пепельно-серым лицом
— Все вон… — прорычал Гарри — Уизли, Гренжер останьтесь
— Но… — начал кто — то, но благоразумно замолчал
Класс опустел в считанные секунды
— Закройте дверь — крикнул юноша, — Северус…Северус…ты меня слышишь?
— Профессор что с ним? — испугано спросила Гермиона, прижимая пальцы к побледневшим щекам
— Это как — то связано с Сами — знаете — кем? — полуутвердительно вопросил Рон, прикрывая дверь
— Частично… мисс Гренжер у него где — то должны быть успокаивающее, обезболивающее и заживляющее зелья, найдите их и принесите сюда. Мистер Уизли заходите слева, он сейчас не совсем в свое уме и может быть опасен… Северус ты сильный человек, ты же знаешь что ты не хочешь никого убивать… А тем более кончать жизнь самоубийством, успокойся и послушай меня… — Поттер сделал осторожный, почти незаметный шаг к Зельевару
Алхимик мгновенно вскочил со стула и дрожащей рукой потянулся к палочке
— Северус давай ты успокоишься, и мы поговорим… — еще шаг — помнишь тот день, когда мы первый раз встретились? — еще шаг
— Да — едва слышно ответил Алхимик
— А помнишь, как я завалился к тебе в первый раз? Да еще нахально просил у тебя зелье против ожогов, ты смотрел на меня с таким изумлением… — еще шаг, Рон, пользуясь тем, что все внимание Мастера зелий было занято «двоюродным братцем», тоже сделал несколько осторожных шагов
— А помнишь, как мы сидели у меня в кабинете и обсуждали твоих Слизеринцев?
— Да — вновь прошептал Зельевар — ты тогда еще тогда играл на скрипке…
— Вот, вот! — обрадовался Поттер, делая еще один шаг — давай ты сейчас выпьешь несколько зелий, и мы сходим к Дамблдору.
Зря он упомянул Директора
Алхимик дернулся словно от острой боли и схватил палочку очевидно намериваясь запустить в недавно обретенного родственника что — то страшное и зеленое
Рон недолго думая, с чисто гриффиндорским безрассудством, прыгнул на спину ненавистного преподавателя
Гарри метнулся вперед, выбивая палочку из рук Зельевара
Гермиона забежала в кабинет в самый интересный момент. Рон и преподаватель ЗОДС пытались удержать Снейпа, а тот вырывался, ругался плевался и вообще вел себя некорректно.
— Мисс Гренжер давайте сюда…А-й Северус а ну отцепись от моей руки… Тебе не говорили что кусаться нехорошо?
Алхимик секунд через тридцать разжал челюсти и Поттер смог извлечь свою окровавленную конечность на свет божий
— Уизли отпустите меня — прорычал Зельевар, — двадцать баллов с Гриффиндора!
Рон вопросительно посмотрел на преподавателя Защиты и увидев утвердительный кивок, разжал руки и метнулся в сторону
Снейп освободившись задрал рукав мантии и с изумлением посмотрел на абсолютно чистую кожу. Метка исчезла.
— Я тут не при чем — ехидно заявил Гарри, смело, отвечая на мрачный взгляд Алхимика. Сам же, при этом оттесняя Рона и Гермиону к двери
— Идите в мой кабинет — прошипел Поттер— да… и семьдесят баллов Гриффиндору
— И как ты все это объяснишь ПОТТЕР? — звенящим от ярости голосом спросил алхимик, едва Рон и Гермиона покинули кабинет.
— Северус? — юноша насмешливо приподнял правую бровь — тебе моя кровь в голову ударила?
— Не притворяйся я знаю что это ты! — как рассерженная кошка, шипел зельевар — только кровь Темного Лорда и твоя могла освободить меня от метки!
— Ну я вообще человек необычный, может я в родстве с Томом?
— У него нет родственников! Он всех уничтожил, чтобы остаться единственным наследником Слизерина
— А я выжил — уперто возразил Поттер
— Ага после смертельного проклятия… Поттер я почти все понимаю, но зачем было строить из себя невинную овечку? Я долго подозревал, что ты более крепко связан с Черным Фениксом, чем говорил, но зачем все это было нужно? Такая сила не приходит сама, значит ты ее развивал тайком не говоря ничего Дамблдору, ты мастерски все скрывал, даже от меня, но зачем нужны были все эти смерти? Зачем ты инсценировал свою смерть?
— А ты посиди в клетке, с дементорами под боком — огрызнулся юноша, понимая, что лгать бесполезно — еще и не такое в голову придет!
— Я все эти годы думал, что ты тупой, доверчивый идиот, всегда стремящийся к славе. А ты оказывается, все эти годы скрывал свою истинную личину. На самом деле тебе глубоко плевать на всех, ты без малейшего угрызения совести «умер», зная что все будут страдать и никто не будет особо приглядываться к тебе, герою — спасителю… — полупрезрительно — полувосхищенно протянул Зельевар — И что мне с тобой делать Поттер?
— Что МНЕ с тобой делать Снейп — мрачно фыркнул Гарри
Постепенно напряженный разговор превратился в словесную перепалку, потом во взаимные оскорбления, а потом чуть — ли не в драку.

Поттер пулей вылетел из подземелий и помчался к себе, ученики дабы не быть сбитыми, жались к стенам. На пороге своего кабинета он остановился, глубоко вздохнул и вошел внутрь.
— Простите за задержку — буркнул он Рону и Гермионе, — небольшие семейные разногласия.
— Вы нам хотели что — то сказать? — перебил его Рон, — у нас сейчас трансфигурация…
— Да, конечно — рассеяно согласился профессор садясь в кресло. И он вкратце рассказал им об «отставке» Снейпа и о проблемах связанных с этим, — думаю, вы понимаете, что это должно остаться между нами — закончил он свой рассказ
— Конечно! — в унисон согласились подростки
— А теперь идите — Поттер тепло улыбнулся, — еще раз спасибо за помощь, а с Профессором МакГонагл я поговорю
— Спасибо, до свидания… — и друзья ушли
— Что же мы делаем с тобой Том? — прошептал юноша, доставая сигарету — прожили многие годы, а ума так и не набрались…

Глава 32.

— К нам едет министерский работник — невесело улыбнувшись, сказал Дамблдор, — так сказать проконтролировать обучение молодежи
— Зачем — нахмурился Поттер
— Нынешний министр очень боится, что ученики, после свержения Темного Лорда восстанут против тех, кто целый год закрывали глаза на его возрождение, да еще и уничтожили человека, который даровал нам четырнадцать лет спокойной жизни.
— Глупости, какие! — рассердился юноша — как я понимаю, контролировать будут меня?
— Боюсь что так, Антуан ты понимаешь, что нам придется, как — то изворачиваться? Если отменить ЗОДС, то мы просто-напросто снизим шансы учеников пережить эту войну…
— С чего они вообще взяли, что Вольдеморт умрет? — чуть — ли не дрожа от переполнявшей его ярости, спросил юноша. — Думают, что я его убью? Идиоты! Кретины! Слов нет… Ладно — лицо Поттера стало похоже на непроницаемую маску, а голос на монотонное, лишенное каких — либо эмоций повествование человека находящегося под действием зелья правды — я потолкую с этим человеком… — и он недобро усмехнулся
— Без кровопролития — предупредил директор
— Обижаете — фыркнул юноша — вы недооцениваете мое обаяние — он шутливо поправил прическу — и мою репутацию…
— Действуй осторожно…
«Перед вами самый безжалостный и неуловимый убийца когда — либо существовавший на земле, не считая Тома, конечно — насмешливо подумал Поттер — память Скрипача и Марка это взрывная смесь, я не завидую этой министерской крысе».
Очевидно что — то отразилось на его лице, потому что Дамблдор слегка побледнел
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь — тихо сказал он, поправляя очки
— Пока нет, но скоро буду — «утешил» старика юноша — Кстати, я хотел попросить, чтобы шестой и седьмой курсы Гриффиндора занимались в гордом одиночестве, без других факультетов
— Боюсь что это не возможно — загрустил директор — именно Гриффиндорцев считают наиболее опасными для министерства…
— Но если на школу нападут, то ребята не будут стоять в стороне, они же обязательно полезут нападать и погибнут, без должной подготовки. А если сделать нелегальный кружок?
— Я думал об этом — глаза Дамблдора весело заблестели — и вспомнил одно заклинание, оно так и называется — заклинание тайны. Но ученики должны сами попросить тебя устроить эти занятия. И принести клятву.
— Осталось только сделать так, чтобы они попросили сами... Что ж пойду, поищу Минерву, посплетничаю немного...
— Она не должна знать, что мы что — то затеваем, иначе заклинание не подействует. Получится, что она осознанно подтолкнет учеников, чтобы они тебя попросили проводить занятия...
— Ладно — с важным видом кивнул головой Поттер — я буду сплетничать аккуратно

В разговоре с МакГонагл Гарри минут десять восторженно отзывался о седьмом курсе Гриффиндора. "Такие умные, такие хорошие, жаль только что из за этого министерского работника Дамблдор не разрешил преподавать им углубленную защиту"
Профессор радостно улыбалась и кивала головой "Конечно жаль, сейчас лишние знания не помешают"
И Поттер с легким сердцем отправился на уроки

Следующий день начался с вторжения в личные покои злобного алхимика
— Нападение в магловских районах — сухо сказал он, — Дамблдор просил, чтобы ты к нему зашел.
— Где именно? — намного напрягся юноша
— Где то в центре
— Там же куча народу! — Поттер заметался по комнате, ища одежду. — А маразматик! — он хлопнул себя по лбу, снял браслет и перевоплотился в Черного Феникса, проверил, как выходят из ножен мечи, сунул браслет в карман и чуть — ли не в струнку вытянулся перед Зельеваром
— К бою готов — отрапортовал он, предвкушая скорую битву
Алхимик поморщился и кинув горсть летучего пороха в камин, исчез. Гарри последовал за ним
Директор посмотрел на едва ли не прыгающего от нетерпения Феникса и улыбнулся
— Засиделся — усмехнулся он — пожирателей не меньше полусотни, там сейчас авроры и члены ордена. Бой недалеко от дырявого котла.
— Я с ним — сказал Зельевар, делая шаг вперед
— Иди — немного грустно сказал Дамблдор — как метка? больше приступов не было?
Снейп поморщился, задрал рукав мантии, и Гарри с изумлением уставился на ... метку
"Поттер ты как был идиотом так им и остался — Гарри чуть не подпрыгнул когда в его голове раздался язвительный голос Мастера Зелий — это обыкновенная татуировка и немного чар"
Юноша злобно посмотрел на Зельевара, после чего превратился в феникса и уселся на плечо Алхимика, в отместку сильно вцепившись острыми когтями в практически не защищенную кожу.
— Удачи — тихо сказал директор, и Гарри со Снейпом исчезли

Бой кипел. Авроры оперативно отступали, оттаскивая раненых с линии огня, пожиратели же с диким энтузиазмом теснили мракоборцев. Появление двух человек между двумя враждующими отрядами повергло всев в какое — то подобие ступора.
— Чего застыли? — задорно завопил Черный Феникс, вытаскивая клинки из ножен и кидая один из них в ближайшего пожирателя. Тот что — то прохрипел, руки конвульсивно дернулись к мечу пронзившему насквозь грудную клетку, и упал на землю
— Бей слуг красноглазого!
Воспрявшие авроры бросились в атаку, снося все у себя на пути. Снейп отбивался от трех слуг лорда. Поттер как ураган носился между пожирателями, внося в стан врага панику и сумятицу. Слуги красноглазого, видно решив, что здесь им ничего кроме оплеух не светит, аппатировали
— Вот гады! — с чувством произнес Гарри, вытаскивая меч из груди Пожирателя и закидывая его в ножны — сбежали! Эй, куда вы его тащите? А ну остановитесь! — завопил он, увидев как авроры, связывают Снейпа
— Он же Пожиратель — удивился кто — то
— Уже нет — рыкнул Грюм, подходя к месту назревающего военного конфликта.
— Он был шпионом, пока его не разоблачили — пояснила Тонкс — привет Феникс!
— Здрасте — немного ошалело пробормотал юноша, не ожидавший такого теплого приветствия — ну нам пора, дела, знаете — ли…
— Нам был отдан приказ, задержать вас — молодой аврор ткнул пальцем в грудь Поттеру
Все покосились на него как на самоубийцу, и отошли на шаг
Грюм хрипло рассмеялся
— Ну насмешил юнец — рыкнул он, отсмеявшись — где же тебе с ним тягаться?
— Но министр…
— Твой министр глупец, если решил что, такой как ты сможет меня поймать — фыркнул Гарри
— Нас больше…
— Тоже мне проблема — развеселился Поттер, желтые глаза опасно блеснули — а ну сделайте шаг вперед те, кто думает что вы сможете меня поймать. Я не пытаюсь задеть вашу профессиональную гордость, но все же?
— Многие из нас живы, благодаря тебе — ответил за всех Грюм, очевидно он был здесь за старшего — мы не будем тебя задерживать, хотя бы, потому что лишних смертей нам не надо, глупо воевать между собой, когда есть более опасный враг. Мы не раз сражались плечом к плечу, и мы знаем, что все что пишут в газетах ложь и клевета.
Юноша чуть не прослезился от умиления
— Северус пошли — и они аппатировали.

Вернулся в свою комнату Поттер лишь под вечер, прямо из кабинета директора, где он сидел последние три часа с чашкой чая и вазочкой с лимонными дольками. Только он собирался перевоплотиться в «профессора», как в дверь постучали.
— Секунду — крикнул юноша, и чертыхнулся вспомнив что Зельевар вытащил его прямо из кровати, и он не успел одеться. Пришлось импровизировать. Засунув все оружие под кровать и нацепив браслет Гарри подождал пока зелье изменит его внешность и открыл дверь
На пороге стояли Рон, Гермиона и Джинни
— Войдите — пригласил он их, кутаясь в плащ — вы хотели поговорить со мною?
— Профессор — неуверенно начала Джинни — видите — ли мы хотим организовать кружок по защите...
— Раньше его вел Гарри — продолжил Рон
— Но так как... он умер — грустно сказала Гермиона — кружок вести некому... И мы хотели попросить не могли бы вы...
— Профессор МакГонагл сказала что в школу едет кто — то из министерства и будет следить чтобы нас учили по минимуму — покачала головой Джинни
— Мы хотели сделать его официальным, но профессор Дамблдор сказал что министерство не разрешит — поддержал сестру Рон
— И вы хотите чтобы я вел нелегальный кружок по ЗОДС? — задумчиво спросил Поттер
Гриффиндорцы потупились и синхронно закивали
— Ладно я согласен — юноша заметил что Гермиона задумчиво рассматривает его плащ и от греха подальше, встал возле окна, так чтобы лучи заходящего солнца скрывали его, и гриффиндорцам был виден лишь темный силуэт.
— Составьте список тех людей которые будут заниматься, и больше никому ни слова, мне нужны только проверенные ученики. А теперь идите, послезавтра жду список...
— Спасибо, до свидания — в один голос сказали Рон, Гермиона и Джинни и ушли. А Поттер еще долго стоял и смотрел на запретный лес.

Глава 33.

— Рон, руку надо держать прямо… Да, вот так.
— Но она затекает — заныл Уизли
— Когда начнется дуэль, ты этого не почувствуешь, движения должны быть отточены до автоматизма.
— Профессор…
— Гермиона я же просил на дополнительных занятиях называть меня по имени. Сейчас я учу вас не как преподаватель, а как человек, который хочет вам помочь. Колин действуй резче, пожиратели не будут любоваться теми плавными линиями, что ты вырисовываешь.
— Антуан, — Гермиона замялась, — я просто хотела спросить, что будет, если нас все — таки поймают?
— Ну, во — первых меня уволят, и я буду мстить всем и вся, в первую очередь этой жирной крысе Смиту, вы уж извините за столь грубое высказывание, но мы сейчас вроде как в неформальной обстановке, да и по другому его назвать трудно, крыса он крыса и есть, причем министерская. Во вторых вас возможно отчислят.
Студенты ошалело посмотрели на преподавателя
— Что? — сделав вид, что ничего не понимает, спросил Поттер
— Да ничего — буркнул Уизли, перекладывая из руки в руку палочку, — просто иногда у меня появляются ощущение, что чем больше власти дано человеку, тем глупее он становится!
— Продолжай — заинтересовался Гарри
— Если бы нас не трогали, то мы бы вряд — ли пошли против министерства, но чем сильнее оно пытается нас ограничить, тем больше воли нам хочется. Меня просто бесит что Министр считает будто бы Вольдеморт — это имя он явно выдавил через силу — сам собой куда — нибудь исчезнет, глупо!
— Они надеются, что придет кто — нибудь, и их спасет — фыркнул Дин — а они похвалят его, дадут орден Мерлина, и отправят в Азкабан, как Гарри
— Кто — нибудь спасет не их, а вас — наставительно заметил Поттер — а министерство скоро начнет расслаиваться
— Расслаиваться? — переспросил Колин
— Не все люди поддерживают министра, — пояснил юноша — более того значительная часть аврор против него, вполне возможно, что скоро начнутся конфликты между разными подразделениями
— Но это очень плохо — нахмурилась Джинни
— Плохо — согласился Преподаватель ЗОДС — но время терпит, пока
— А что будет потом? — спросила Гермиона
Антуан Снейп неприятно усмехнулся и проигнорировал вопрос
— На сегодня занятие окончено, можете идти.
Как только ребята ушли, Гарри достал карту мародеров, чтобы проследить за ними, все дошли до своих гостиных без происшествий. Поттер скорее по привычке, чем по нужде еще раз внимательно посмотрел, кто и где находится, и раздраженно вздохнул, недалеко от двери его спальни стоял Филч, никаких сомнений по поводу миссии завхоза, у юноши не было. Предатель!
А Смит молодец! Дрыхнет, как ни в чем не бывало, нет, чтобы самому покараулить профессора ЗОДС, так он других на это подбивает.
Надо признать, что Гарри невзлюбил «министерскую крысу» — как он называл Смита, с первого взгляда. Толстый блондин, с писклявым голосом и большими ушами, назначенный преподавателем предмета называемого «Психологией пожирателей», сначала пытался подружиться с Поттером, но потерпел в этом неудачу, так как потенциальный друг, шарахался от него как ученики от Вольдеморта. Потом он пытался навязать преподавателю ЗОДС свою программу обучения (обезоруживающее проклятие ученики должны были проходить на пятом курсе, а Протегеро на шестом), а потом, когда Гарри на глазах Смита разорвал эту программу в ход пошли угрозы.
-Согласно Декрету об образовании № 756 преподаватель, который не желает оказывать поддержку министерству, должен быть отстранен от должности — Сказал как — то Смит
— Согласно моим представлениям, ваши Декреты об образовании чистейший бред — холодно отозвался Поттер, доставая палочку — мистер Смит вы спросите как нибудь у вашего министра, кто по его представлению способен сейчас победить Вольдеморта, может он сам? Или вы? А может те дети, которых вы хотите лишить последней возможности научиться тому, что может спасти им жизнь? Ваш министр еще глупее Фарджа, тот хотя бы поняв что, не может обеспечить безопасность людей, добровольно снял с себя все обязанности.
— Да как вы смеете — закричал Смит, но Поттер моментально выставил его за дверь
Эта ссора, произошедшая два дня назад привела к тому, что Министр хотел лично приехать в Хогвартс, но из — за небольшого поджога в министерстве, произошедшего в той комнате, где хранились все декреты об образовании, визит пришлось отложить.
Гарри крадучись пошел к тому месту, где притаился Завхоз, надо признать, что место тот выбрал отменное. Он, в своей темной мантии, был практически невиден, и было отлично видно дверь, ведущую в комнату преподавателя ЗОДС.
— Окаменей — шепнул Поттер, потом покрасил завхоза белой краской, и получившуюся статую отконвоировал к спальне Смита, предварительно написав на лбу Филча большими красными буквами слово «предатель» и с чистой совестью пошел спать.

На следующий день, Поттер сидя за столом преподавателей с нетерпением ждал появления Смита. Тот пришел раздраженный и злой и сразу подошел к директору. Разговор, очевидно, был напряженный, Смит то и дело указывал пальцем на Поттера, тот с ничего не выражающим лицом смотрел в тарелку, едва сдерживая смех. Наконец Дамблдору удалось избавиться от надоедливого профессора по психологии пожирателей, и он, поманив пальцем виновника всех, ну почти всех бед отправился к себе в кабинет. Смит хотел тоже пойти, но к его несчастью он уже успел сесть, на стул и Поттеру ничего не стоило его «случайно» уронить
— Какой я неуклюжий — с притворным сожалением в голосе, воскликнул Гарри, роняя стакан с горячим чаем Смиту на голову — простите, простите…
И быстро выскочил из зала, под одобрительные восклицания студентов. Ни у кого не было сомнений, что это был тщательно спланированный акт вандализма.

— Антуан — начал, было, директор серьезным тоном, но потом не выдержал и улыбнулся, — зачем было издеваться над мистером Филчем?
— Как зачем? — возмутился Поттер — он предатель! Я был бы рад сделать его статуей навсегда, но думаю, что пока время терпит
— Антуан, прошу тебя, будь благоразумен — директор понизил голос до шепота — Смит сегодня пытался заставить меня уволить тебя
— Он пытался заставить вас? — с восхищением в голосе спросил Поттер — каков нахал! Поразительное безрассудство…
— Антуан будь хоть раз в жизни серьезен — повысил голос Дамблдор
— я серьезен как никогда! — гордо воскликнул юноша, приложив ладонь к сердцу
— Он собирается написать прошение министру — предупредил Директор — за тобой вполне могут прислать отряд аврор!
— Это МОИ проблемы и разбираться с ними буду Я САМ! Не надо хлопотать со мной как с маленьким ребенком. При всем моем уважении к вам это не мои проблемы привели меня в Хогвартс, а ваши, я согласился вам помочь, мне же ваша помощь не нужна
— А министр?
— А что министр? Если за мною придут, я скрываться не стану! Мне надоело все это! — Поттер вскочил с кресла и начал быстрым шагом мерить кабинет — Вместо того — продолжал бушевать он — чтобы помочь нам, министр печется о своей заднице и кресле, в которой оная сидит! Если все будет так продолжаться, я просто-напросто убью его
— Слишком много смертей — покачал головой директор
— И будет еще больше — кивнул головой Поттер — Я считаю, что некоторых людей исправит только могила, до свидания директор.
— До свидания Антуан — тихо сказал Дамблдор

В субботу, ночью в комнату к Поттера неожиданно постучали, быстро накинув мантию, и вооружившись палочкой, юноша открыл дверь, перед ним стояли Рон и Гермиона, оба были чрезвычайно бледны и подавлены
— Что случилось? — заволновался Гарри
— Джинни похитили — прошептал Рон, — она сегодня пошла в Хогсмид, Колин сказал, что видел, как Малфой вел ее куда — то, она до сих пор не вернулась
— А Малфой?
— Малфой здесь, мы его спрашивали, но пришел Смит и увел его к себе
— Понятно, вы применяли к нему заклинания?
— Да
— Плохо… Ладно вы пока поспите, а я пойду к Малфою…
— Мы с вами — твердо сказал Рон
Гарри не ответил, а пошел к ящику и достал скрипку
Сначала подростки недоумевающе смотрели на него, но постепенно медленная, ласкающая слух мелодия сделала свое дело. Гриффиндорцы на подгибающихся ногах дошли до кресел, сели и мгновенно уснули, а Гарри достал карту Мародеров и, убедившись, что Малфой все еще у Смита пошел туда.

Глава 34.

То и дело, сверяясь с картой, Поттер шел к кабинету Смита. Еще за два коридора до цели, он начал различать отдельные слова и фразы, которые произносились явно на сильно повышенных тонах.
— Мистер Малфой если вы мне расскажете все, как было, и поможете министерству, вам будут сделаны некоторые м-м-м поблажки, вы должны понять что…
Дальше Гарри не слушал, он рывком открыл дверь, и немного полюбовавшись на побледневшего Смита, и испуганного Малфоя, прошел в кабинет, предварительно плотно притворив за собой дверь.
— Смит — начал он тихим, угрожающим тоном — я долгое время мирился с твоими «странностями», но пора и честь знать. Твоя шпионская деятельность не для кого не секрет, и всем плевать на нее. Здесь, в Хогвартсе, твой обожаемый министр не имеет никакой власти. И если ты не хочешь в один прекрасный день проснуться бесплотным духом, то советую ставить заглушающие щиты, на свой кабинет.
— Да, да, конечно — закивал головой Смит, — сейчас поставлю — и он вытащил палочку… и направил ее на Поттера
— Глупо — сказал тот, взмахивая рукой.
Смита отбросило в сторону и сильно приложило о стену.
— Хочешь в Азкабан Малфой? — спросил юноша, присаживаясь на корточки рядом с бездыханным телом
— Нет — прошептал тот
— А придется — «обрадовал» его Поттер — ты же помнишь Драко — тихим, шипящим голосом, начал он, снимая браслет — я обещал тебе, что превращу твою жизнь в ад?
— Поттер? — прохрипел Малфой, пытаясь отойти подальше от «ожившего» Мальчика-который-выжил
— Именно Малфой, я следил за тобой, боюсь, что скоро ты окажешься в Азкабане, но перед этим ты ответишь мне на пару вопросов.
Гарри за пару секунд преодолел разделяющее их пространство и схватив слизеринца за воротник, приподнял его над полом.
— Где Джинни Уизли?
— Не знаю — испуганно прошептал Драко
— Не ври Малфой, куда тебе ее просили доставить?
— Не знаю
— Малфой, тебе объяснить в какую переделку ты попал, раз ты сам не понимаешь? Вольдеморт знал, что я обязательно приду за Джинни, и он знал, что я узнаю, кто ее и куда доставил. У тебя есть выбор. Либо я сейчас тебя пытаю, узнаю все, что меня интересует и убиваю. Либо ты рассказываешь мне все сам, я тебе корректирую память и отпускаю на все четыре стороны.
— Второе — прохрипел Малфой
И Гарри разжал руки. Драко свалился на пол и сразу же начал говорить
— Темный лорд приказал доставить кого — нибудь из ближайшего окружения Поттера, я использовал заклинание Империо, и отвел Уизли в Запретный лес, а потом вместе с ней аппатировал в поместье отца, там меня встретили Пожиратели, они забрали ее, а я вернулся в Хогвартс.
— Угу — задумчиво протянул Поттер — поместье Малфоев… Мог бы и сам догадаться. Ладно Малфой, сейчас будет немного больно… — и он направил палочку на слизеринца…

К этой вылазке в стан врага Поттер готовился долго и основательно, великолепно понимая, что выжить самому это одно, а выжить самому и спасти Джинни, это другое.
Рон и Гермиона все еще спали, впрочем, чары должны развеяться еще не скоро.
Создав несколько порталов и наложив на себя бесчисленное количество щитов Гарри, превратился в феникса и переместился в поместье, в главный зал, где, по его мнению, должен был находиться Лорд, с пожирателями.
Но как ни странно там никого не было. Вытащив из ножен клинки, Поттер медленно пошел прямо по коридору, разумно предположив, что если пойдет куда-нибудь, то на кого-нибудь да выйдет
Предположение оказалось верным. Минут десять поплутав по бесчисленным коридорам, Поттер вышел к гостиной, где, как ни странно, в гордом одиночестве, в одном из многочисленных кресел, восседал Вольдеморт
— Пришел — язвительно заметил он, — я уже начал сомневаться в твоей привязанности к друзьям.
— Ну и зря — спокойным голосом, ответил Гарри — Где Джинни?
— В подвале — последовал лаконичный ответ
— И зачем она была тебе нужна?
— Мне нужны были гарантии, что ты придешь.
— Да я и так бы пришел — фыркнул Поттер — чего тебе надо?
— Видишь ли — Вольдеморт достал палочку — я собираюсь напасть на Хогвартс, а ты мне очень мешаешь…
— И? — юноша понимающе кивнул, — а! Ты, наверное, хочешь меня убить? Вынужден тебя огорчить, это не так просто сделать.
— Поэтому я вспомнил одно хорошее заклинание!
Темный Лорд что-то прошептав, махнул палочкой, и серебристо-белый луч угодил в Поттера
— Это же белая магия — недоуменно фыркнул тот
Вольдеморт кивнул головой
— Это заклинание используют целители, чтобы восстановить некоторые утраченные воспоминания…
Гарри побледнел, но тут же взял себя в руки
— Где Джинни
— В подвале
— А где подвал?
— Под домом
— А где именно?
— Найди сам — и Вольдеморт аппатировал
— Во я дурак — прошептал юноша, хватаясь рукой за голову — идиот! Мог бы увернуться! Кретин! Джинни, надо найти Джинни, пока заклинание не начало действовать. Так где может быть вход в подвал… На первом этаже. Я и так нахожусь на первом этаже. Стоп. А если просто переместится в подвал?
Как ни странно получилось.
Но едва ноги Поттера коснулись земли, заклинание дало о себе знать…
Огромное количество чужих воспоминаний, мыслей, знаний захлестнуло юношу, стараясь не потерять в этом море самого себя, Поттер прохрипел
— Джинни
— Вы кто? — раздался испуганный девичий голос
— Портал в кармане, — прошептал юноша — доставит в мой кабинет… Скажи Северусу что… — и тут новая волна воспоминаний захлестнула его, подмяв под себя сопротивляющийся разум и утащила далеко вперед…

Джинни не сразу решила подойти к внезапно появившемуся в подвале человеку. А так как никакого освещения не было, то продвигалась она на ощупь и на коленях. Похоже человек был далеко не в лучшей форме. Он тихо стонал и все время что-то говорил на непонятном языке.
«Палочка, у него должна быть палочка» — подумала Уизли, спешно шаря по карманам мантии незнакомца.
Какого же было ее удивление, когда, осветив подвал она поняла что перед ней никто иной, как Черный Феникс, только вот дела его, очевидно, были плохи…
— Портал — пробормотала Джинни, роясь в другом кармане мантии — что за портал? Как он выглядит?
Но Феникс ничего ей не ответил. Наконец обнаружив в одном из карманов огарок свечи, Уизли решила, что это и есть вышеупомянутый средство передвижения.
Стоило ей дотронуться до Черного феникса, как портал активировался.
Очутились они в кабинете профессора ЗОДС. Рон и Гермиона мерили комнату шагами, то и дело встревожено всматриваясь в окно.
Неожиданное появление Джинни и Черного Феникса заставило их вздрогнуть, и они мгновенно оказались рядом с пострадавшими.
— Я в порядке — пролепетала Уизли, — они ничего мне не сделали, а ему плохо. Он просил позвать Снейпа…
Гермиона кивнула и выскочила из кабинета, Рон же никак не мог выпустить сестру из объятий.
— Рон, ну Рон отпусти меня, его надо положить на диван, Вингардиум Левиоза. Черт, не действует, ладно помоги мне
Вдвоем они кое — как дотащили Феникса до дивана.
Как раз в этот момент в комнату ворвался Зельевар, за ним по пятам бежала Гермиона
— Что случилось? — спросил он у Джинни, и та, запинаясь, рассказала все что знала.
— Он не сказал, что это было за заклинание?
— Он почти сразу потерял сознание…
— Это же Антуан? — немного робко спросила Гермиона
Снейп смерил тяжелым взглядом трех Гриффиндорцев и кивнул
— Он ваш брат? — изумленно спросил Рон
— Нет, он маскируется под моего брата, мистер Уизли в моем кабинете на столе стоят несколько зелий, принесите их. Мисс Гренжер отведите мисс Уизли в больничное крыло и идите спать.
Спорить с грозным профессором Снейпом никто не стал.

Глава 35.

— Студенты будьте добры, займите, в конце концов, свои места, урок начался десять минут назад, и если преподаватель слегка опоздал, это не значит что надо устраивать совещание в кабинете
Не смотря на то, что вошедший говорил чуть ли не шепотом, все студенты мгновенно уселись за парты и преданными глазами посмотрели на своего учителя.
Гарри, а вернее Черный Феникс, ныне преподаватель ЗОДС, легким, неспешным шагом подошел к своему столу и только сев в кресло позволил себе расслабиться и улыбнуться
— Как видите я все еще жив — скромно заявил он, и аудитория взорвалась аплодисментами.
Радовались все факультеты седьмого курса, даже некоторые Слизеринцы и то нацепили на лицо вежливую улыбку.
— Прошу соблюдать тишину — попросил профессор, и все мгновенно замолчали, — если есть вопросы, то пожалуйста по одному.
— Профессор, а вы действительно пострадали в результате дуэли с Вы-сами-знаете-кем? — едва дыша, спросил Невил
— Правда — кивнул Поттер, едва заметно нахмурив брови
— Расскажите нам пожалуйста… — это уже спросил кто-то их Слизеринцев
— Ребята это строго засекреченная информация, если очень надо спросите у мисс Уизли. — грозно заявил Гарри, придавая себе многозначительный вид
— Ну профессор, она не хочет ничего рассказывать!!!
— Нет, нет и еще раз нет, вот что, я передумал отвечать на ваши вопросы, лучше вы мне скажите, что было в школе пока меня не было.
— Вам разве не рассказали? — насторожилась Гермиона, и с подозрением покосилась на преподавателя
— Я только что сбежал из больничного крыла — с заговорческим видом прошептал преподаватель на весь класс, — даже директор не знает…
— А мистер Грюм? — спросил кто-то из пуффендуйцев
— А он спит, в соседнем кабинете — непонятно чему обрадовался Антуан — он выглядел таким замученным… Ладно, сантименты в сторону, какие новости, Гермиона?
— Ну… Малфой убил мистера Смита, и его посадили в Азкабан. На охрану Хогвартса были вызваны Авроры, человек двадцать. Воландеморт пытался напасть на Хогсминд, но благодаря профессору Дамблдору, нападение не состоялось.
— Весело живете — ошалело кивнул Поттер, но тут дверь кабинета содрогнулась под мощным ударом и в кабинет ввалила дюжина аврор во главе с Дамблдором.
— Извините мисс Гренжер, — резко переходя на деловой тон, сказал юноша — я ошибся, директор уже знает, — и невинно хлопая глазами, деликатно заметил, застывшим на пороге аврорам — Вообще-то дверь была открыта.
— Очнулся! И сразу беспорядки начал наводить — всплеснул руками возмущенный до глубины души, Дамблдор — как раз в твоем стиле Антуан
— А что такое? — обижено вопросил Поттер, — я по-моему сижу тихо, спокойно, никому не мешаю…
— А тебе в голову не пришло, что сначала надо ко мне зайти, раз уж сбежал из-под опеки мадам Пермфи?
— Знаете Вольдеморт чем то сильно меня по башке огрел, наверное это не прошло бесследно — пристально изучая потомок, промямлил преподаватель ЗОДС
Ученики неуважительно захихикали, даже не обращая внимания на имя Темного Лорда, вот уж кто воистину наслаждались разыгравшимся спектаклем.
Но оказалось что это далеко не конец! В кабинет влетел Снейп. Все мгновенно заткнулись.
— Братец — с неприятной улыбочкой, промурлыкал Зельевар доставая палочку, из кармана мантии — я гляжу ты очнулся…
— Как ты проницателен — ядовито заметил Поттер, от греха подальше вставая с кресла, и отходя подальше от алхимика
-А ты не хочешь сказать мне спасибо, за спасение твоей никчемной жизни? — вкрадчиво осведомился Снейп, постепенно приближаясь к «братцу»
— Спасибо, — искренне, отозвался юноша
— А ты не хочешь вернуться в кроватку? — совсем уж зловеще, вопросил зельевар — тебе, между прочим, прописан жесточайший пастельный режим!
-Нет!
-А придется — рявкнул алхимик делая резкий рывок в сторону «пациента»
Антуан, не долго думая рванул в противоположную сторону, и уже через мгновенье оказался у самой последней парты.
Снейп видимо решил что с него хватит физкультурных упражнений и запустил в Поттера парализующим заклятием, затея не увенчалась успехом так как пациент уклонился.
— Урок окончен, — возвестил горе профессор, уклоняясь от очередного заклинания, — к следующему уроку подготовить устный ответ на вопрос «Что делать, если на тебя бросается совсем озверевший старший брат?»
Ученики нехотя начали собирать вещи, оно и правильно, кому хочется пропускать такой цирк?
— Альбус уведите отсюда всех — с неприятной ухмылочкой, попросил Снейп — нам с братцем нужно поговорить на тему «Старших надо слушаться»
Авроры, занявшие было места в первых рядах, недовольно вздохнули и принялись покидать место военных действий.
Едва дверь закрылась Снейп опустил палочку и устало опустился на парту
— У нас проблема, — тяжело вздохнув, признался он, — большая проблема. Тебе действительно нужно соблюдать пастельный режим.
Поттер кивнул и расположился на соседнем столе.
— Сперва пара вопросов… Смита убил ты?
— Он неудачно приземлился… Головой об стену… — пофигистически заявил юноша, хмуро разглядывая на поверхности парты, рисунок какого-то студента, изображающий Грозного глаза.
— Я так и подумал, Малфой способен только исполнять приказы, инициативы от него не дождешься. Но однако на допросе, он признался что сам убил преподавателя. И даже при использовании сыворотки правды, ни слова не изменил в своем рассказе.
Поттер пожал плечами
— Ну ладно если не хочешь говорить я тебе объясню в какое дерьмо мы вляпались
— Не мы, а я.
— Нет, именно мы, из-за того случая в подземелье, когда я случайно тебя укусил, твоя кровь образовала между нами некоторую связь… Если раньше твой ментальный блок был для неприступен, то теперь свободно пропускает меня внутрь, очевидно теперь я свой.
— Так и должно быть — кивнул Поттер — давным-давно существовал некий ритуал, когда могущественный маг делился своей кровью с другим магом. Смысл был в том, что при всяких неприятных ситуациях, вроде нашей, у первого мага был небольшой шанс, что второй сумеет пробиться к нему, сквозь воспоминания. Правда потом мы с Томом прекратили эти эксперименты, так как к сожалению «хранители разума» жили только одну жизнь, и у нас ни разу не получилось найти их после перерождения. Не ожидал, что он решиться использовать это заклинание, мне очень повезло, что ты стал моим хранителем, кстати, я хотел извиниться за все. У меня и в мыслях не было использовать всех вас в своих целях, вы все мне очень дороги, но согласись Вольдеморту можно противопоставить Черного феникса, или Дамблдора, а никак уж не Гарри Поттера
— Можешь ничего не объяснить — поспешил прервать его алхимик, — пока я ставил блоки в твоих воспоминаниях, я узнал слишком много такого, что предпочитал бы не знать. Просто знай, что я тебе верю. А теперь о грустном, я конечно постарался поставить блоки на твоих воспоминаниях равномерно, где послабее, где посильнее, чтоб они исчезали постепенно, но я не уверен что они продержаться долго если ты будешь себя перетруждать.
— Сколько? — мрачно поинтересовался юноша, с обреченным видом подпирая рукой щеку
— Неделю, месяц, может год. Антуан, я понимаю что ты не привык к бездействию, но это единственный вариант, ты же сам знаешь, что если ты сойдешь с ума, ничего хорошего не произойдет — похоже, что алхимик и сам не верил, в то что он сможет уговорить Поттера повременить с военными действиями, но все же решил попытаться.
Гарри кивнул и прикрыл глаза, он великолепно понимал, что Вольдеморт рассчитывал на подобное, вот только откуда он узнал, что у него есть хранитель? Может Том почувствовал, что метка у Снейпа исчезла? А может, он рассчитывал, что Гарри сойдет с ума и сам разрушит Хогвартс? Нет, он бы не стал так рисковать, гарантий на то, что после Хогвартса Феникс не примется за Англию, а потом и мир в целом, не было никаких. Хотя какие гарантии могут быть, когда в борьбу вступают такие силы, которыми в мире владели лишь он, да Вольдеморт? В любом случае с расспросами главного виновника придется повременить… Черт! Как же все это не вовремя приключилось!
— Ладно — через силу выдавил он, — я согласен, какое-то время посидеть в замке, и не использовать энергоемкие заклинания, но это не значит, что я прекращу свои занятия со студентами. — Снейп облегченно вздохнул — Да, кстати Аластор в соседнем кабинете решил немного вздремнуть, не мог бы ты его разбудить?
— А ты? — с подозрением в голосе вопросил зельевар
— А я быстренько отсюда убегу и спрячусь, чтобы Грозный глаз меня не нашел! Накостыляет еще… Ты же сам сказал, что мне колдовать нельзя, а Грюм он сначала меня покалечит, а потом разбираться будет, а я даже защититься не смогу.
— Так ты что, его заколдовал? — пораженно уставился на Поттера Снейп, тот смутился и нарочито задумчивым взглядом уставился в окно, всем своим видом выражая, полное моральное отсутствие.
Алхимик укоризненно покачал головой, и тяжело вздохнув, вышел из кабинета, как-никак теперь он должен был отвечать за то существо, которое ему теперь приходилось опекать.
Гарри проводил своего хранителя тоскливым взглядом, на душе было тяжело и противно. Он действительно был единственным кто способен победить Темного Лорда, но это не значит, что он хотел, и обязан был это делать. А все началось с того, что несколько тысячелетий назад два молодых, многообещающих мага решили стать еще сильнее и могущественнее. Спрособ-то они нашли, но вот оценить масштабы, того, что они сотворили, смогли только через много-много лет после своей смерти, когда обнаружили, что возродились. Силы значительно прибавилось, ума, к сожалению нет. Когда же они наконец поняли, что они будут постоянно возрождаться их ужасу не было предела, сила постоянно увеличивалась, а ее запасы в этом мире были далеко не безграничны, друзья с ужасом ждали момента когда в один «прекрасный» день магов, кроме них, на земле не останется. Каждое новое поколение было слабее предыдущего, и два друга поссорились. Нельзя сказать что окончательно, но основательно, каждый из них пытался разработать свой план «разрыва цепи возрождений». Потом их сила и количество воспоминаний возросли настолько, что возрождаться без помощи извне стало невозможным. Бывшие друзья вновь объединились и начали обучать магов пробуждать в человеке память прошлых жизней. Так появились Двуликие. Потом были многочисленные эксперименты, смерти, приключение, могущество и боль. Они много раз пытались сделать своих любимых людей, подобным себе, но потерпели поражение. Потом один решил стать бессмертным, и таким образом нарушить замкнутый круг. Другой ему этого делать не давал, постоянно подкидывая новые идеи, обычно заканчивающиеся новым перерождением. Два бывших друга рассорились окончательно. Первый старался достигнуть намеченной цели, второй пытался найти лазейку, обходной путь, ведь в каждой цепочке есть такое место где звено может разорваться, и он его искал. Привычку убивать своего «собрата по несчастью», они приобрели после многочисленных попыток напакостить друг другу, хотя если бы кто ни будь один нашел способ, то не раздумывая поделился бы с другим.
Создание Темной империи, было навязчивой идеей Темного Лорда, не столько потому, что ему срочно потребовалось всеобщее внимание и власть, этого у него было предостаточно, а сугубо из-за благих побуждений.
Любой, кто услышит об этом, посчитает человека, сказавшего это сумасшедшим, но все обстояло именно таким образом. Создание Темной империи подразумевало жесткий контроль численности магов, чем меньше она была, тем сильнее рождались дети. Подразумевалась строжайшая дисциплина — никаких подпольных мероприятий и орденов, никаких заговоров и незапланированных убийств, никакого самовыражения направленного «во вред» общественности. И естественно подразумевалось, что править империей будут те двое, которые заварили всю кашу, просто потому, что им нужно как-то скоротать вечность, и использовать свою силу во благо общества.
Поттер сел на подоконник в аудитории и тоскливо посмотрел в сторону леса. Он хоть и понимал, что создание империи и бессмертие, похоже, единственно возможный вариант, сохранения магов как вида, но маниакальные пристрастия Темного Лорда к истреблению маглов, мотивированные тем, что маглы слабые существа, не имеющие права жить рядом с волшебниками, вызывало у него чувство протеста и глубокое недовольство, тем более, что было еще неизвестно кто слабее. Если противопоставить магла и волшебника, выиграет волшебник, но если противопоставить маглов и волшебников, вполне возможно выиграют маглы, во-первых потому, что их больше, во-вторых они все время развиваются и совершенствуются, когда волшебники уже давно уверились, что являются венцом творения, и в-третьих у маглов есть оружие способное в считанные часы уничтожить все и вся, и никакое волшебство тут не поможет.
Как же забавно переплетаются нити судьбы, всего лишь несколько недель назад он не имел ни малейшего понятия о том, что желание Темного Лорда умертвить его носит скорее вынужденный характер, а пророчество тут и вовсе не при чем, интересно сам Дамблдор то знает, что это лишь верхний слой? Поттер ухмыльнулся внезапно представив свою жизнь в виде луковицы, снаружи лишь шелуха — его жизнь до похода в Лютый переулок. Но стоило эту оболочку снять, как обнаружилась страшная правда — в нем очень много слоев и вся история его жизни очень плохо пахнет.

Жизнь никак не хотела приходить в норму. Сначала начали прорываться блоки, и частенько «приступы» происходили во время уроков, естественно ученики не могли не заметить некой странности в поведении своего преподавателя, но относили это к последствиям дуэли с Темном Лордом. Потом Гермиона и Рон постоянно старались его подловить и «поговорить начистоту», вернее попросить Феникса научить их сражаться, ну и заодно надеялись узнать что-нибудь из его прошлого. В-третьих, Лорд Вольдеморт прочно обосновался у стен замка, и уходить оттуда видимо не собирался, а прогонять его без подкрепления со стороны было крайне неосмотрительно.
Дамблдор все еще злясь за побег из больничного крыла, в трех словах объяснил всю ситуацию, Антуан восхитился столь лаконичной и краткой характеристике абсолютно точно выражающей то дерьмо, в которое они вляпались.
— Мы отрезаны от каминной сети, — позже, собрав всех учителей у себя в кабинете, заявил директор, — мы не можем аппатировать. Вольдеморт занял очень хорошую позицию, если авроры все же аппатируют, то пожиратели, патрулирующие лес, их обнаружат и сообщат остальным, вряд ли мы даже узнаем о том, что бой был. С другой стороны вывести учеников за пределы защитного поля мы не можем, так как придется опять же идти через лес, кишащий пожирателями. Мы в ловушке господа, ваши предложения?
— Вырезать их всех нафиг! — С нездоровым оптимизмом предложил Антуан
— Их больше тысячи — саркастически заметил Снейп
— Не число — продолжал настаивать Поттер
— Может быть, если бы ты был в полном порядке, это действительно была бы не проблема, но твоя нежная душевная организация…
— Сейчас даст тебе в нос — необычайно воодушевился преподаватель ЗОТС
— Директор, я думаю моего брата можно на время освободить от собраний, — обратился Алхимик к Дамблдору, — он похоже еще не оправился от удара по голове…
— Меня никто по голове не бил! — возмутился юноша, вскакивая со стула.
— Бил, — твердо сказал Снейп, выталкивая Феникса их кабинета
— Когда? Почему я не помню?
— В детстве, причем долго и методично. — Алхимику все же удалось выпихнуть братца из кабинета и закрыть дверь.
— Северус, ты уверен, что твой брат хорошо себя чувствует? — с сомнением в голосе спросила МакГонагл, отставляя в сторону чашку с чаем, — он меня сильно беспокоит в последнее время, он стал очень несдержан в высказываниях, я часто вижу, как некоторые ученики выбегают после его уроках в слезах.
— Минерва, я думаю, что мальчик знает, что делает — ответил, вместо Снейпа директор, — может он действует немного жестко, но ты сама понимаешь, что бой будет в любом случае, не сегодня, так завтра и может быть кто-то сможет выжить благодаря полученным знаниям. И все же давайте обсудим не Антуана, а сложившуюся ситуацию…

0

7

Глава 36.

Погода стояла отвратительная. Дождь не прекращался ни на минуту, и в течение пяти суток вся прилегающая к озеру территория стала напоминать болото.
Ученики Хогвартса, в большинстве своем засели за книги и учебники, стараясь выучить как можно больше заклинаний и проклятий. Все понимали, что всё решит последний бой, который произойдет под стенами Школы Чародейства и Волшебства, и если они проиграют, то оплакивать их вскоре будет некому.
Антуан бродил по школе как приведение, воспоминания, прорывающиеся через блоки, делали его жизнь почти невыносимой, чтобы не ощущать себя жалким теоретиком он взялся помогать Снейпу вести занятия фехтования, и что? Чуть не убил его, при очередном «прорыве», слава всевышнему, что кто-то из учеников додумался что что-то идет не так, и оглушил преподавателя ЗОТС.
Уроки он вел в кампании одного, двух преподавателей которые следили за безопасностью студентов и при малейших симптомах «прорыва» оглушали Антуана и отравляли либо в подземелья к Снейпу, либо в больничное крыло к мадам Пемфри.
Гарри отлично понимал, что является лишь обузой для учеников, учителей, для директора и даже для Северуса, но заставить себя тихо сесть в угол, молчать в тряпочку и никому не мешать не мог. Он каждый день упрямо шел на уроки и учил детей.
Однако на них Антуан отрывался по полной, задавал огромные домашние задания, состоящие в основном из освоения и отработки заклинаний, гонял, как не гоняют даже пожиратели авроров, и нередко срывался на тех, кто смел ему перечить, причем доставалось не только Слизеринцам.
ЗОТС у первых, вторых, третьих и четвертых курсов вел один из Аврор, их не решились доверить «бешеному Снейпу»
Седьмые выли как белуги после каждого занятия, но ходили, учили, терпели.
Шестые старались не отставать от седьмых
Пятые с завидной периодичностью, почти в полном составе, оказывались в больничном крыле, то с неприятными последствиями от заклинаний, то с истощением магических сил, а некоторые и с воспалением хитрости.
Каждый день Гарри подолгу стоял у окна, смотрел на небо, затянутое тучами, на землю, размытую дождями и злорадствовал над теми пожирателям, что сейчас шлялись по Запретному лесу. Неудачники.

Но долго так продолжаться не могло. Постоянное ожидание нападения выматывало сильнее, чем подготовка к его отражению. Поэтому когда на опушке Запретного леса появилась огромная толпа Пожирателей, многие вздохнули с облегчением.
Антуан, буквально за день до этого перенесший один из тяжелейших из приступов, с помощью недовольной мадам Пемфри добрался до северной башни и с печалью и сожалением глядел на развернувшуюся панораму. Больше всего его угнетало то, что он не мог им помочь, не подвергнув еще более сильной опасности в его лице. Лорд Вольдеморт отсутствовал, видимо у него были более важные дела, нежели штурм главного оплота света.
Какой-то пожиратель усилив заклинанием свой голос принялся диктовать условия оборонявшимся. Никто его даже слушать не стал, а сразу забросали заклинаниями. Атака началась.
Неприятным сюрпризом для слуг лорда стали многочисленные «сувениры» от близнецов Уизли, закопанные в землю. Стоило пожирателю наступить на «подарочек» как из-под земли била струя пламени и мгновенно сжигала неудачника.
Первыми из ворот замка были выпущены выведенные лесничим соплохвосты, надо отдать им должное паники они наделали много, чтобы сразить это чудовище требовалось метко стрелять и довольно быстро передвигаться по полю, чтобы не стать завтраком для другого соплохвоста.
После них из замка ровным строем вышли доспехи, ментально поддерживаемые Дамблдором, МакГонагол и еще несколькими аврорами. Более сотни слуг Лорда погибли от их мечей, пока, наконец, железных воинов просто не развеяли по ветру.
Младшие ученики, стоящие на стенах замка, в это время забрасывали пожирателей колбами с зельями. Северус Снейп тяжело переносил такое издевательство над своими многочасовыми трудами, но признавал, что если метко кинуть склянку, то можно и убить кого-нибудь. Ученики постарше с помощью ведра яда и заклинания левитации соединенного с заклинанием распыления, создали маленький, ядовитый дождик, который унес не одну подлую пожирательскую душонку в ад.
Однако как не прискорбно, но факт оставался фактом — пожирателей не уменьшалось.
«Штампуют их где-то что ли?» — мрачно размышлял Поттер, сидя на холодном, каменном полу северной башни.
Пока жертвы были лишь со стороны слуг Лорда, но они еще не дошли до замка, а ворота, хоть над их укреплением трудились всю ночь, разлетятся в щепки при первом же, достаточно сильном проклятии. Надежда постепенно покидала сердца учеников и учителей, на ее месте появлялась пустота и желание забрать как можно больше пожирателей на тот свет.
«Странно — Гарри усмехнулся, — но за все эти дня истерик практически никто не устраивал».
Конечно, можно было предположить, что ученики Хогвартса сильны духом и все такое, но скорее это Снейп был силен в зельеварении, а домовики сильны в искусстве незаметно добавлять успокаивающее зелье в еду. Но нельзя не признать, что эта мера являлась необходимой, сейчас каждый человек был на вес золота, даже первокурсники, которые толком и делать ничего не умели, бегали по поручениям, и передавали информацию от преподавателей к ученикам и обратно.
Однако Пожиратели не теряли времени зря, и уже отдельные представители слуг красноглазого, вплотную подобрались к стенам Хогвартса. Где и были встречены семикурсниками, только что покинувшими относительно безопасный двор замка, спустя минуту к ним присоединились авроры и большая часть преподавателей, а еще через минуту в воздух поднялись фесталы, с третьекурсниками различных факультетов на спине.
Атака с воздуха выбила слуг Лорда из колеи, но не надолго.
Вскоре появились и первые потери со стороны оборонявшихся, один из третьекурсников пытаясь увернуться от заклинания, не удержался на спине фестала, и кулем свалился на землю, смерть наступила мгновенно. Вторым был аврор, в которого попало взрывающее заклинание, третьей, стала Лаванда, четвертым Дин, пятым какой-то шестикурсник… а потом и считать перестали.
Поттер мерил шагами смотровую площадку Северной башни, изредка останавливаясь и посматривая на сражение. Пожиратели брали и количеством и опытом, однако Гарри с гордостью замечал, что те, кто усердно занимался на его уроках, мало в чем им уступали, пожалуй, лишь в жестокости, подлости и нежелании угомониться. Гарри своими глазами видел, как полумертвый пожиратель тянется к своей палочке, вряд ли со смиренным желанием просто умереть с оружием в руках, к счастью в него попала колба с ядом и он затих…
Поттер прикрыл глаза и потер лоб, голова немилосердно болела, хотелось напиться и хоть на время забыть об этой глупой войне, о тех, кто умер и скоро умрет, хотелось просто проснуться, проснуться и понять что это был всего лишь сон, что нет никакой войны, что нет никакого Вольдеморта, а тем более Черного Феникса, что все живы и счастливы…
Как же он устал от этих войн, постоянных попыток спасти мир магии. Они были глупыми, неразумными детьми, отчаянно жаждущими власти и могущества, теперь они могущественны, власть? бери, не хочу, однако теперь они хотят покоя.
Не помнить прошлое, не знать будущее, не желать власти, да, именно этого он хочет, жить как обычный волшебник, не зная, что скоро может наступить конец для всего волшебного мира. Но он выбрал иной путь, путь боли и одиночества. Все кого он любил, умирали, всех кого он ненавидел, умирали еще быстрее, и он тоже умирал, но помнил.
Голова закружилась, колени подогнулись, Антуан тяжело дыша, упал на каменный пол башни и попытался побороть подступающий «приступ»
«Не сейчас, — мысленно молил он, — только не сейчас!»
Сознание помутилось, благоразумие подло спряталось, картины прошлого мелькали перед глазами, словно вынуждая идти и принять бой, Гарри боролся с подступающим безумием из последних сил и… проиграл.
Спустя мгновение его губы искривила мрачная усмешка, и он исчез…

Пожиратели наступали, под их натиском ученики все ближе и ближе подходили к воротам, времени на то, чтобы подобрать раненых товарищей не было, как и не было ни малейшего сомнения в то, что Хогвартс после нескольких таких боев, падет к ногам Темного Лорда.
На опушке темного леса появились дементоры, они взяли школу в кольцо, но пока не предпринимали попыток вступить в бой, хотя само их присутствие сильно нервировало оборонявшихся.
Антуан насвистывая какой-то легкомысленный мотивчик, появился на поле битвы, врезал кому-то в ухо, едва не получил авадой в затылок, но вовремя увернулся, обернулся, погрозил кулаком меткому пожирателю и исчез.
Потом через минуту вновь появился, погрозил пожирателям пальцем и сказав что-то вроде.
— Что за люди пошли? Проходу не дают, фейерверки устраивают, орут во все горло. Непорядок.
И врезав ближайшему пожирателю, вновь исчез.
— Он сошел с ума — обреченно заметил Снейп, после того как Антуан появился на поле с книгой «История Хогвартса» в руках, хихикнув ударил ей по голове одного из командующих армией Темного Лорда и крикнув «Не поймаешь, не поймаешь» снова исчез.
— По крайней мере, все не настолько плохо — сам себя утешил Мастер Зелий, — он вроде бы безобидный псих, — Северус краем глаза заметил как его «братец», появился рядом с дементорами и подпалив мантию одного из них, дико хохоча куда-то убежал, — ну почти безобидный… — пробурчал алхимик.
— Северус, что он творит? — крикнул Дамблдор, пробиваясь к Мастеру Зелий
— Мне кажется Альбус, что он сошел с ума, — честно ответил Снейп, уворачиваясь от сногсшибателя, — по крайней мере, он вроде не очень опасен…
— Даже не надейся, — как-то не очень радостно сказал директор, — у людей с психическими отклонениями настроение меняется очень быстро…
Оба мужчины вздрогнули, представив, что может натворить Черный Феникс в гневе, алхимик, знающий больше чем Дамблдор, вдобавок сильно побледнел.
— Мне кажется, что он различает, где свои, а где чужие, — не очень уверенно откликнулся Рон, отбивая летящее в него проклятие.
— Я в это надеюсь, мистер Уизли, не хочу получить Историей Хогвартса по голове.
— А он уже без книги, — вытянув шею отрапортовал Рон, — но кажется…ой, он снял браслет…
Спустя пару мгновений Черный Феникс во всей своей красе, появился перед раздраженными пожирателями.
— Ну что малыши? Поиграем в солдатики? — с угрозой в голосе спросил он, вытаскивая оружие из ножен, — всем занять свои позиции, выстроится в три ряда, гоним этих ребятишек к мамочкам! — проорал он.
И все ученики, учителя, авроры и даже директор потеряли контроль над своими телами.
Словно издалека они наблюдали, как их тела подчиняясь четким приказам Феникса, то отступали, то меняли местами ряды, то вновь наступали, они дрались как неживые, не чувствуя боли и даже смерти.
Пожиратели, напуганные таким напором, поспешили отступить.
Первый бой закончен. Оборонявшиеся медленно приходили в себя, они смотрели на свои руки, двигали пальцами, словно пытаясь увериться, что их тела снова им подчиняются, ходили по полю боя и искали своих друзей. Увы, были и те, кто не смог пережить это насильственное подчинение разума, они либо умерли, либо сошли с ума, другие умерли во время боя, но поддерживаемые магией Черного Феникса они продолжали бой до тех пор, пока сила, питавшая их, не исчезла.
В этот день погибло более сотни человек со стороны света и около трехсот со стороны Темного лорда. Черный феникс с хмурой миной ходил и что-то искал в траве, ученики кидали на него опасливые взгляды и обходили стороной, никому не хотелось связываться с магом, способным на ТАКОЕ. Вот он нагнулся, что-то поднял с земли, покрутил в руках и, хмыкнув, бросил обратно, браслет был сломан.
— Полагаю, все вы понимаете, что сегодня нас спасло лишь чудо — поднявшись со своего места, заявил Дамблдор, обводя выживших пристальным взглядом, на мгновенье дольше остановив свой взор на Черном Фениксе, который подперев рукой щеку, скучающе смотрел на еду, — думаю, все вы поняли что война это отнюдь не веселое занятие и готовиться к нему надо соответственно. Я решил провести сегодняшнее собрание здесь, в большом зале, потому что не имею больше возможности скрывать от вас правду, да и глупо бы это было после того как вы, сами приняли участие в этой войне, и видели смерть ваших друзей и знакомых. Как вы уже успели заметить Антуан Снейп, преподаватель ЗОТС, не совсем тот за кого себя выдавал, а… хотя думаю, он в представлении не нуждается. Черный Феникс любезно согласился на мое предложение стать преподавателем, и если того потребует нужда, защитником Хогвартса, к сожалению как вы знаете в результате дуэли с Вольдемортом он получил травму и долгое время не мог колдовать, к счастью сегодня он поборол не только свою болезнь, но и пожирателей. Феникс, не знаю, как ты это сделал, но я преклоняюсь перед твоей силой, и счастлив, что ты здесь, с нами. Ты сумел подарить нам надежду на то, что мы выиграем эту войну. К сожалению жертв сегодня было немало, нас покинуло много хороших волшебников и этот бокал я поднимаю за тех, кого сейчас уже нет с нами.
Все встали и, подняв кубки, немного отпили.
— Однако времени горевать у нас нет, — продолжал директор, — пожиратели наверняка предпримут вторую попытку к наступлению, поэтому, я бы хотел услышать от Черного Феникса рассказ о том что произошло с нами во время боя.
Все уставились на бывшего Снейпа, тот с флегматичной миной на лице изучал свою тарелку с едой. Все молчали. Наконец поняв, что от него просто так не отстанут, Поттер, испытывая потребность сказать какую-нибудь гадость, не очень громко, не отрывая глаз от тарелки, заявил.
— То, что я к вам применил, очень опасно для жизни и рассудка. Я удивлен, что так много человек выжило.
Почти все вздрогнули.
— Судя по тому, что тех, кого в принципе убили, продолжали бой, я предполагаю, что это из раздела некромантии? — попытался еще раз директор но удостоившись пристального, слегка раздраженного взгляда огненных глаз, понял, что выбрал не самое лучшее время для допроса.
— Альбус, у меня плохое настроение, я устал и не хочу, и даже не собираюсь рассказывать вам про те вещи, про которые вам знать не положено, а тем более их повторять. Как я уже сказал я удивлен, что большая часть выжила, это не шутка, и не попытка доказать всем, что я брат Северуса, или вашей преподавательницы по предсказаниям, — раздались слабые смешки — То, что сегодня было сделано, я сделал неосознанно, потому что был… слегка не в себе, и вообще я хочу спать, отвалите.
Черный Феникс исчез.
— Весьма содержательно, — буркнул зельевар.
Больше комментариев не последовало.

Глава 37.

Занятия были возобновлены, лишь на третий день, после первой попытки Пожирателей захватить Хогвартс. Но никаких Древних рун, Нумерологии, Предсказаний, были только ЗОТС, Трансфигурация и Заклинания. В свободное от уроков время, студенты либо помогали преподавателям укреплять замок, либо проводили дуэли между собой, стараясь создавать заклинания как можно быстрее и сильнее и затрачивая как можно меньше усилий.
Наверное, никогда, со времен раздора между Основателями, факультеты не были так сплочены. Даже Слизеринцы, большую часть которых составляли дети Пожирателей, трудились наравне со всеми, и даже предлагали весьма неплохие идеи по укреплению замка. Хотя не исключено, что облагоразумились они после того, как Черный Феникс, не скупясь в выражениях и угрозах объявил во время обеда, что любой кто будет отлынивать от «общественных работ», или еще хуже «пытаться пакостить, или передавать информацию пожирателям» будет считаться предателем и дезертиром и убиваться лично Черным Фениксом, вне основной очереди.
Слизеринцы помнящие, что у Антуана Снейпа, слова с делом до сих пор не расходились, не решались открыто выражать свое возмущение и недовольство. Лишь по ночам, они собирались в гостиной своего факультета, и шепотом обсуждали сложившуюся ситуацию. Было явно видно, что Дамблдор практически полностью отошел от дел. Все основные вопросы решал Черный Феникс, он же занимался укреплением замка, обучением студентов, и слежением за пожирателями. При всем, при этом он точно знал, кто, где из обитателей замка, сейчас находится. Куда, зачем и во сколько ходил. Почему не сделал домашнее задание, и о чем думает. Надо ли говорить, что подобная осведомленность пугала не только студентов, но и преподавателей? Дабы не смущать учителей, Гарри завтракал, обедал и ужинал в своем кабинете, иногда компанию ему составляли профессор Снейп, и изредка Дамблдор. Естественно от учеников не укрылись дружеские отношения между «маньяком-убийцей» и «пожирателем смерти». Многие посмеивались и утверждали, что две родственных души, друг друга нашли. Другие, например Слизеринцы, утверждали, что Снейп как работал шпионом, так и сейчас работает, а вся эта история с его разоблачением ни что иное, как хитроумная манипуляция директора Хогвартса, который поняв, что Черный Феникс, та еще пташка, приблизил к нему своего человека, чтобы следить, а по возможности и контролировать неожиданного и кровожадного союзника. Третьи, в основном Гриффиндорцы, с большей частью которых у Антуана успели установиться дружеские отношения, утверждали что Снейп, хоть и бяка и бука, в одном лице, но он единственный человек, чья «безупречная репутация» и жизненный опыт, позволяли общаться с Черным Фениксом на равных. Кто сумеет найти общий язык, как не два человека с темным прошлым и огромным количеством скелетов в многочисленных шкафах? Ну а в том, что у Феникса темное прошлое, никто не сомневался…
Однако находились люди, психическое состояние которых, зельевар оценивал как крайне тяжелое. Они восхищенными глазами смотрели на Поттера, стараясь не пропускать ни одного сказанного им слова. Иногда клянчили автографы, пользуясь тем, что в военное время своих не убивают, и восторженно попискивали, когда удавалось раздобыть фотографию или вырезки из старых газет где фигурировало имя Черного Феникса. От назойливых поклонников репутация маньяка-убийцы, не спасала, она наоборот, лишь усугубляла ситуацию, придавая образу «мрачного полуотрицательного героя», некоторую особую пикантность и притягательность.
Многие девушки томно смотрели на своего преподавателя и очаровательно улыбались, однако благоразумно этим и ограничивались, памятуя о непредсказуемом характере Феникса, и его не совсем адекватном поведении, которое хоть и изменилось после боя под стенами Хогвартса, но в какую сторону было не понятно. Слишком уж пугала эта необычайная осведомленность, вряд ли кому-нибудь понравится, если его будут читать как открытую книгу.

Так или иначе, а жизнь продолжалась тех, кто погибли, похоронили, а те, кто выжили, готовились к новой битве.
Наконец-то была установлена связь с министерством, правда заградительный щит, установленный Вольдемортом, пришлось преодолевать на своих двоих, что стоило лишних десяти минут Поттеру и жизни троим пожирателям, решившим было покарать нарушителя границы.
Уже через неделю, отряд численностью в пятьсот человек, состоящий в основном из аврор и добровольцев решивших помочь спасти детей, сумели прорвать кольцо оцепления и пробиться в Хогвартс. После чего началась «генеральная уборка» запретного леса.
Министр, решивший было присвоить эту небольшую победу себе, был убит в своем кабинете на следующий же день после выхода заказанной им статьи. И что самое смешное сделано это было по приказу Вольдеморта. Все естественно решили, что это очередная попытка посеять панику, но были и те, кто качали головой и крутили пальцем у виска. Нужно быть самоубийцей, или полным кретином, чтобы делать подобные заявления, все-таки у Темного Лорда тоже есть гордость, а подобная статья, скорее всего, была расценена как оскорбление.
Вскоре щит, который Вольдеморт установил вокруг Хогвартса, был разрушен, и многие родители поспешили забрать своих чад из школы, опасаясь повторения штурма, и многие поспешили уехать. Однако были и те, кто решили остаться, считая своим долгом быть рядом с директором и защищать замок от посягательств врага. Таких было немного, естественно большую часть составляли гриффиндорцы.
Штаб квартира ордена феникса была перенесена в Хогвартс, и теперь в большом зале постоянно ошивалась целая толпа народа, разной степени угрюмости и потрепанности. Иногда доставляли раненых, иногда убитых, но жизнь бурлила, словно лава в кратере вулкана, и времени на то, чтобы оплакать очередной труп, просто не было.
Уроки были отменены, хотя какие уроки, когда учеников наберется едва ли тридцать человек? Как ни странно единственным кто следил за студентами, был Снейп, который по одному ему известной причине взялся их опекать. Большую часть времени они проводили в подземельях, где зельевар заставлял варить их зелья для лазарета, но вместо того чтобы сопровождать сей процесс привычными язвительными комментариями, алхимик либо угрюмо молчал, либо рассказывал о заклинаниях, зельях и свойствах трав.
Черный феникс сразу после разрушения "отражающего щита" установленного Вольдемортом, куда-то исчез и не подавал признаков жизни. Дамблдор было предложил его поискать, но Снейп категорически запретил это делать.
"Во-первых, это бесполезно, он хорошо умеет прятаться. Во-вторых, если он не появляется, то наверняка занят чем-нибудь важным. А в третьих он жив-здоров и вполне адекватен. Нагуляется, придет"
Директор не стал спрашивать, откуда у алхимика, такая информация, очевидно, решил, что феникс иногда присылает весточки другу. Естественно никаких весточек не было, но как хранитель Северус действительно чувствовал, что с его «подопечным» все в порядке, да и что может случиться с магом обладающим подобным могуществом? Как он понял из скупых рассказов Поттера, единственным кто мог причинить ему вред, был Вольдеморт, но по уверению Черного Феникса, тот лучше позволит отрезать себе руку, чем убьет собрата. Руку и отрастить, при желании можно, а вот исправить баланс магии в мире…

Он объявился через три недели, после смерти министра. Возник посреди большого зала, во время очередного совещания и игнорируя нацеленные на него палочки, кивнул директору.
— Ну наконец-то, — Дамблдор приветливо улыбнулся, и привстав с кресла, сообщил всем присутствующим — рад представить вам господа, нашего неожиданного союзника. Думаю, что большая часть ордена с ним уже знакома, но тем, кто не в курсе, поясняю, Черный Феникс связался со мной в конце прошлого года и предложил свою помощь в борьбе с Вольдемортом. — Гарри скривился от подобной формулировки, но промолчал, — Этот год он, под личиной Антуана Снейпа, брата Северуса, преподавал ЗОТС, и во время штурма школы, именно он был тем человеком, что нас спас. А теперь Антуан, если у тебя нет срочных дел, присоединяйся, мы тут как раз обсуждаем, как нам обезопасить больницу Св. Мунго от пожирателей.
— Это не потребуется, — туманно отозвался бывший Снейп, — я за Северусом пришел, можно его забрать на пару часов?
— Конечно, — немного недоуменно отозвался директор, — стой, — неожиданно встрепенулся он, — почему не потребуется?
— Да так — туманно отозвался Феникс, — Северус пойдем, поговорить надо!
Алхимик хмуро поглядел на «братишку» и тяжело вздохнув, поднялся с кресла. Сам виноват, знал с кем связывался.

— Ну? и где ты шлялся столько времени? — с интересом вопросил он, прикрывая дверь своего кабинета.
— Где только не шлялся, — немного устало отозвался Поттер, он уже успел занять место Зельевара, и теперь с удобством располагал ноги на письменном столе, — В Индии был, в России был, в Китае был, даже в Африке несколько стран посетил.
— Ну и?
Но Поттер лишь отмахнулся
— Ничего особого. Я в прочем и не надеялся особо. В принципе без согласия Тома все равно ничего не получится, а он наверняка заартачится… Просто замкнутый круг какой-то, чувствую себя белкой, которую поместили в колесо. Бегаю, бегаю, а все попусту. Все время одно и то же.
— У любого начала есть конец — рассудительно заметил Алхимик, — чай будешь?
— Конец говоришь? — неожиданно вызверился Феникс, он резко вскочил с кресла и «наградил» зельевара таким взглядом, что тот сам того не осознавая вжался в стену. — Хочешь знать, какой конец вас всех ожидает? — голос Поттера слегка подрагивал от едва сдерживаемой ярости, а глаза горели, словно два факела, — я тебе скажу. Перво-наперво исчезнут маги, потом все маглы, потому что ничтожная толика магии присутствует в любом существе, потом погибнет эта планета, она превратиться в необитаемую пустыню. Да я, к чертовой матери, даже не уверен, что все ограничится нашей планетой. Возможно, что после того как мы с Томом выпьем из нее всю энергию, она рассыплется на тысячи маленьких кусочков, и соответственно возрождаться нам будет негде, но магическая энергия будет поддерживать наше сознание и будем мы с Вольдемортом бороздить пространства вселенной, как бестелесные, но могущественные духи. Думаю, именно так появляются боги, — последняя фраза была произнесена едва слышным шепотом.
Огненные глаза начали потухать, пока не приобрели практически нормальный, по человеческим меркам, темно коричневый оттенок, испугавший алхимика гораздо больше, чем все, что было до этого.
— Но если погибнут все люди, то, как вы будете возрождаться? — Снейп старался говорить спокойно и размеренно, надеясь что его вопрос не вызовет никаких непредсказуемых реакций. Ему повезло.
— Когда меня сбросили в арку смерти — медленно, словно нехотя начал Феникс, — я долгое время считал, что я падаю. Словно летишь в бездонный колодец, но нет ни света, ни стен. И через какое-то время, ты начинаешь страстно желать одного — упасть, и умереть. Разбиться в лепешку, лишь бы больше не чувствовать этого непрерывного падения, — он надолго замолчал, но зельевар не стал его торопить. — Я даже не знаю, сколько прошло времени, для меня этот полет длился целую вечность, но однажды я увидел свет и понял, что на самом деле никуда не падаю, а неподвижно вишу, если можно так конечно выразиться, ведь никакого тела у меня не было. Пройдя сквозь этот свет, я оказался в привычном для меня мире, но меня никто не видел, поскольку я опять же не имел материального воплощения. Были люди, которые ощущали мое присутствие и с которыми я мог общаться. Они называли меня богом. Они верили в меня, и я постепенно становился все сильнее и сильнее, и эта сила была другой, потому что ее не сковывали никакие рамки. А потом меня просто напросто вышвырнуло. Словно кто-то дернул за веревочку, и я вновь оказался в человеческом теле.
— И этот кто-то Вольдеморт? — полувопросительно заметил Снейп
— Да. Мы с ним связаны гораздо сильнее, чем я предполагал.
— А вдвоем прыгать в арку вы не пробовали?
— Нет. Когда меня кинули в эту арку, магическая энергия высвободилась и разрушила место, где проходила казнь. Арку засыпало. Том сумел погасить волну, и она не стала разрушительной настолько, насколько могла стать. Следующие несколько жизней я на него обижался и порывался отомстить. Потом арка затерялась... А сейчас я даже боюсь представить, что станет с миром, если мы вдвоем войдем в эту арку. Это будет апокалипсис.
— Я уверен, что волну можно будет как-нибудь погасить, — задумчиво заметил Снейп, в мире есть места, где можно творить магию, не опасаясь, что ее отголоски выйдут за пределы круга…
— Ты имеешь в виду Стоунхендж? Возможно, если поставить арку в центр круга… Но опять же есть небольшая проблема и ее зовут Том. Он меня убьет, как только я заикнусь об очередном эксперименте.
— Ты же говорил, что он не станет тебя убивать, — слегка нахмурился алхимик.
— Значит покалечит, — не сдавался Феникс.
— Ты просто ленишься
— Нахал! я можно сказать ночи не сплю, все думаю, как мир спасти…
— Ты думать прекращай, — прервал его словоизлияния зельевар, — делом займись.
От подобной наглости Черный Феникс опешил и минут пять пораженно молчал, пока посмеивающийся алхимик создавал чай и пирожные.
— Может ты и прав — неожиданно злым тоном, сказал Поттер, и в его глазах вновь начало разгораться пламя. Выглядело это довольно жутко, создавалось впечатление, что в его голове, вместо мозгов, была одна большая топка. — Я бы даже сказал наверняка. Вместо того чтобы сидеть тут, и гонять чаи, нужно сходить к Тому и поговорить с ним, может он что дельное посоветует… Если директор будет спрашивать, скажи что я вернусь и все объясню. Передавай привет всем, и не скучай, может, я еще загляну…
— Стой, а что ты насчет св. Мунго говорил? Ну, насчет того что защита не потребуется? — спохватился Снейп
— А больницы больше нет. Я пришел слишком поздно, там уже камня на камне не осталось. Да не стоит так нервничать Северус, рано или поздно это должно было произойти, наверняка Дамблдору уже сообщили, пока мы тут с тобой сидели. Ладно, я пошел. Пожелай мне удачи.
— Удачи, — пробормотал алхимик.
И его подопечный вновь исчез, оставив после себя лишь горстку пепла.

Глава 38.

В зале, где очутился Поттер, было темно и тихо, и лишь толпа безликих и недвижимых, словно статуи, Пожирателей, указывала на то, что здесь в данный момент проходит собрание. Вторжение чужака не осталось незамеченным: толпа мгновенно ощетинилась палочками, и, очевидно, собиралась использовать их по назначению, но Черный феникс благоразумно юркнул за трон Вольдеморта, откуда недовольно возвестил:
— Вот так всегда! Стоит придти поговорить, а тебе уже угрожают. Между прочим, я не драться пришел, но если вы настаиваете…
— Заткнись! — рявкнул Темный Лорд, рывком вставая с кресла, и с яростью глядя на два огненных глаза, взирающих на него поверх спинки трона. — Что тебе надо?
— Я же сказал: поговорить пришел, но вижу, ты занят… и вообще, не кричи на меня!
Темный Лорд моргнул, но следующую фразу произнес почти спокойно:
— Ты не вовремя.
— Да я уже понял, — Феникс досадливо посмотрел на пожирателей, пожал плечами и осторожно спросил. — Ты когда освободишься?
— У тебя что-то серьезное, или просто пообщаться не с кем? — саркастически вопросил Вольдеморт, задумчиво оглядывая ряды своих приспешников.
— Хм, ну как сказать? — задумался Поттер. — Мне не горит, но хотелось бы поскорее обсудить кое-что с тобой.
— Если ты собираешься просить меня прекратить военные действия, то можешь сразу уходить.
— Да воюй сколько влезет, если еще не наигрался, — отмахнулся феникс. — У меня есть еще одна идея… ну ты понимаешь, о чем я. И мне хотелось бы обсудить ее с тобой…
— ЧТО? — взревел Темный Лорд, выхватывая палочку, — Я ЖЕ СКАЗАЛ: БОЛЬШЕ НИКАКИХ ИДЕЙ!
— Поэтому то я и хочу сначала обсудить ее с тобой, — пояснил Поттер, — заметь какой я хороший — я не похищаю тебя и не тащу сразу на заклание! Ну ладно, я зайду через часик. Пока! — он помахал ручкой Лорду, и, посмотрев на Пожирателей, подленько улыбнулся. — Счастливо оставаться! — его голос был полон ехидства. Напоследок он гаденько хихикнул и исчез.
А бедные Пожиратели Смерти, расширившимися от ужаса глазами смотрели на взбешенного Темного Лорда, судорожно сжимающего в руке палочку…

— Сделал гадость — на сердце радость! — счастливо возвестил Поттер, появляясь посреди кабинета Зельевара. Снейпа там не оказалось, зато обнаружились оставшиеся в школе дети. Большая их часть, с воплями ужаса, отскочила к двери, остальная же сплотилась вокруг преподавателя по Защите.
— Ты жив! — счастливо взвизгнув, Джинни повисла на шее у Черного феникса, ни на секунду не прекращая говорить. — Мы так волновались! Директор ничего не рассказывает, а Снейп как заведенный твердит, что это не нашего ума дело. Мы уже начали думать, что с тобой что-то случилось, и они не хотят нас расстраивать.
— Профессор Снейп, мисс Уизли, — Гарри хитро прищурил глаза и, искренне улыбнувшись, заявил. — Можешь мне поверить, я сам рад, что со мной ничего не случилось. Ну-ка дай-ка я на тебя полюбуюсь, — он отстранил девушку, внимательно осмотрел ее, и восхищенно округлил глаза. — Три недели прошло, а так изменилась! Похорошела, посерьезнела. Повезет твоему избраннику! — он весело подмигнул покрасневшей девушке, и протянул руку Рону.
— Я рад, что с тобой все в порядке — серьезно сказал тот, пожимая протянутую ладонь — в следующий раз, когда вздумаешь пропасть, предупреждай нас, ладно?
— Обещаю! А где Гермиона?
— Она, как самая умная, готовит более сложные зелья в лаборатории профессора Снейпа, — пояснил Невил, нерешительно улыбаясь.
— А Северус где?
— Мы не знаем, мы как раз подходили к кабинету, когда он выбежал отсюда как ошпаренный. Наверное, он у Директора.
— Жаль, жаль — Гарри задумчиво покрутил головой, прикусил губу, нахмурился, фыркнул, махнул рукой и спросил, — а вы-то как тут оказались? Неужто Северус за вами приглядывает? — увидев утвердительные кивки, он растеряно протянул — Во дела! А я то думал, что кроме меня он ни с кем не общается. Я то и сдачи могу дать, если что, а вы как справляетесь?
— Он редко на нас обращает внимание, ему тоже дел хватает — к нам присоединилась целая куча оборотней, да и некоторым раненым требуются сложные зелья, так что он с утра до вечера их готовит.
— Зелья это хорошо, — кивнул Черный Феникс, задумчиво посмотрев на других учеников, которые, немного отойдя от испуга, вновь занялись своими делами. — Ладно, — наконец решил он, — пойду я, значит, Северуса поищу, вдруг где-нибудь какой-нибудь завалялся…
— Зайдешь еще к нам? — осторожно поинтересовалась Джинни, умоляюще глядя на преподавателя ЗОТС. — Мы сидим тут как в камере! Нам никто ничего не рассказывает. На нас никто не обращает внимания. Даже тренироваться в заклинаниях запрещают!
— Это почему же? — всполошился Поттер, растеряно моргнув.
— Потому что боятся, что мы сбежим и пойдем драться! — обижено пояснил Невил. — У нас даже палочки отбирают, когда некому за нами следить!
Все наперебой начали жаловаться. Оказывается, палочки им иногда не возвращали по несколько дней. Практически все домовики были заняты в больничном крыле. В большом зале постоянно проходили собрания Ордена. Туда никого не пускали, и если бы у Снейпа не было собственной кухни в подземельях, то бедные дети умерли бы с голода!
Правая бровь Черного Феникса по мере описания этих страданий медленно, но верно, ползла вверх.
— Ну дела, — ошарашено протянул он. Потом поправился — Вернее, что это за дела! — он тряхнул головой, зло сверкнул глазами и пулей вылетел из кабинета.

В кабинете у Директора сидело девять человек: Дамблдор, Грозный Глаз, Артур Уизли Тонкс, Снейп и еще несколько Авроров. Все были хмуры и подавлены. Еще бы: была разрушена больница св. Мунго, одно из трех стратегически важных зданий, причем все произошло так быстро, что никто ничего не успел ни предпринять, ни сообщить аврорам о нападении. Каких то десять минут и больницы нет…
— Как такое вообще возможно? — шептал Артур, его покрасневшие глаза были сфокусированы на чернильнице, стоящей на директорском столе. Кожа была не просто бледна, а отдавала в синеву, руки сильно тряслись.
Все молчали, понимая, что сказать нечего. Молли уже не вернешь, как и Билла, что был недавно убит во время очередной стычки с Пожирателями. Сочувствовать? Глупо. Это война, где ежедневно погибают сотни людей. Просто нет времени оплакивать потери. Говорить, что справедливость восторжествует и те, кто сделал зло, поплатятся? Еще глупее!
— Что я скажу детям? — шептали дрожащие губы.
Директор устало откинулся на спинку кресла, его мысли были более глобальны, но отнюдь не менее печальны. Он винил себя за все эти смерти. Если бы он раньше понял что представляет собой Том, он бы… он бы что-нибудь обязательно сделал. И не было бы этой глупой войны.
Если бы да кабы… старик обреченно прикрыл глаза.
Внезапно дверь распахнулась с такой силой, что портрет, висящий на стене, упал на пол. В кабинет буквально влетел Черный Феникс. Желтые глаза пылали яростным огнем, мантия за спиной развевалась, словно огромные черные крылья, а руки то и дело сжимались в кулаки. Оглядел всех, он немного стушевался и посмотрел на Артура. На секунду прикрыл глаза, чтобы никто не заметил мелькнувшую в них боль, от пришедшего извне знания, и подошел к мужчине.
— Мне жаль, — прошептал он, опуская голову, — я не смог придти вовремя.
Гарри ожидал всего, что угодно: криков, слез, обвинений, упреков.… Но мистер Уизли лишь прерывисто вздохнул и с болью в глазах посмотрел на Феникса.
— Ты сделал все, что мог, — его голос был тих и печален, — я не в праве никого винить. Мы все знали, на что идем, вступая в орден. Ты много раз спасал нас, и если бы не ты, мы бы уже давно все погибли. Но… — его голос сорвался, а на глазах выступили слезы, — я не знаю, что скажу детям!
Черный Феникс и сам стушевался. Он умел убивать, он умел побеждать, он умел сражаться, но утешать? Его ладонь нежно опустилась на затылок убитого горем мужчины, и тот обмяк, погрузившись в глубокий сон.
У него есть всего полчаса до встречи с Темным Лордом, времени, на то чтобы утешать кого-то, нет. Даже если это Артур Уизли, человек который относился к Гарри Поттеру, как к собственному сыну.
— Я полагаю, что мистеру Уизли место в Больничном крыле, — ни к кому конкретно не обращаясь, заметил Феникс. — Я думаю, его надо туда доставить, да господа Авроры? — его взгляд весьма красноречиво прошелся по каждому из четверки мужчин, и те, кинув косой взгляд на Дамблдора, поспешили убраться из кабинета, прихватив с собой спящего Артура и упирающуюся Тонкс. Просто так, от греха подальше.
Директор Хогвартса недоуменно посмотрел им вслед и перевел взгляд на Черного Феникса, который вновь принял жутко злой и рассерженный вид.
— Я многое вам прощаю Дамблдор, и на многие ошибки не обращаю внимания, — начал он тихим, вкрадчивым голосом, постепенно, шаг за шагом приближаясь к старику. — Я понимаю, что вы, возможно, самая лучшая кандидатура, которая могла возглавить Орден. Единственный, кого боится Том, — его голос был полон сарказма, понятного лишь ему и Снейпу, — но, раз вы решили вступить в игру, то следовало лучше подготовиться к войне. Почему вы не послали кого-то следить за больницей? Почему вы не поставили оповещающие заклинания? Почему, Дамблдор?! Почему вы скрываете от детей правду? Неужели инциденты с Гарри Поттером ничему вас не научили? — Гарри оперся руками о стол и долгим, немигающим, страшным взглядом посмотрел на Директора. Огонь, горящий в его глазах, начал светлеть, пока не приобрел светло желтый оттенок, что, очевидно, подразумевало крайнюю степень бешенства. — Гарри всю свою жизнь прожил в неведении. Из-за вас Дамблдор. Если бы вы были осмотрительнее, то он был бы жив. Однако, я не ставлю вам это в вину, понимаю, что вы хотели сохранить у него хотя бы относительную иллюзию детства. Я виню вас в том, что вы скрываете от его друзей правду! Вы считаете, что они недостойны узнать всей правды? Думаете, испугаются или побегут убивать Вольдеморта?
Улыбка, появившаяся на лице Черного Феникса, была такова, что Дамблдор, который внимательно и с пониманием отнесся к выплеску отрицательных эмоций соратника, чуть не свалился со стула. Однако он быстро взял себя в руки и, поправив очки-половинки, предложил:
— Может чаю?
С огромным трудом Гарри удалось побороть желание изувечить старика, и загнать гнев вглубь своего сознания. Однако смотреть на него стало по настоящему страшно, потому что огненные глаза, обычно сверкавшие насмешкой, пониманием и ехидством, приобрели слепящий, белоснежный оттенок, в котором терялся даже зрачок. В этих глазах таилась смерть. Зельевар, почувствовавший это раньше всех, подошел к своему подопечному и вцепился ему в плечо правой рукой.
— Возьми себя в руки! — гаркнул он.
Феникс мгновенно развернулся. Черные глаза встретились с белыми. Беспокойство и страх столкнулись с яростью и бешенством.
— Не беспокойся, Северус, — Гарри мягко улыбнулся своему другу и Хранителю, и успокаивающе похлопал его по руке. — Я не собираюсь причинять ему вреда, и я достаточно хорошо себя контролирую. У меня было достаточно времени, для того чтобы этому научиться. Сядь.
Зельевар послушно сел в кресло. Правда, в то, что было поближе. С таким расчетом, чтобы успеть встать между этими двумя, если вдруг они решат подраться. За Поттера Снейп не волновался, однако Дамблдору он задолжал свою жизнь, и не собирался смотреть, как с ним делают что-нибудь нехорошее.
— Антуан, — начал Альбус. Потом нерешительно посмотрел на соратника, — я могу тебя называть этим именем?
— Можете.
— Антуан, — Директор встал со своего кресла, строго посмотрел на Черного Феникса и, скрестив руки на груди, заявил, — будь благоразумен. Это дети, они пережили много больше, чем выпадало большинству взрослых. Они достаточно умны, но слишком горячи и молоды. У них нет опыта, требующегося, для того чтобы выжить. Я просто хочу, чтобы они жили! Если уж я не смог уберечь Гарри, то их я уберегу любой ценой. Даже если мне придется запереть их в подземельях! Это моя война, моя и Тома.
— Вы идиот, Дамблдор, простите за прямоту. Вы так наивно считаете, что живы до сих пор лишь благодаря счастливому случаю и удачливости? — Феникс слегка наклонил голову к левому плечу, усмехнулся, и, насмешливо прищурив глаза, развел руки в стороны. — Расскажу вам страшную тайну: Том никогда не старался вас убить, уничтожить Орден Феникса и Министерство. Все, что он делал — это стравливал волшебников. Можете произвести расчеты, за последние два года по вине пожирателей погибло около двух тысяч волшебников и всего сто маглов. Из этих двух тысяч всего триста магглорожденных — остальные полукровки и чистокровные. Можете мне поверить на слово, Хогвартс он бы своим слугам захватить не дал. Только если численность учеников немного поубавить. Даже Поттера он не очень то стремился убивать, только если на пути попадался, хотя причина вроде бы была. Просто ему нужен противник, тот, кто возглавит людей. Тот, против кого можно будет бороться.
— О чем ты говоришь? — изумленно пророкотал Хмури, привставая с кресла.
— Неужели еще не дошло? — Черный феникс расхохотался, и театрально воздев руки к потолку, провозгласил — Вы все участвуете в грандиозном спектакле, разыгранном Томом, господа. Он придумал эту войну, чтобы сократить численность магов. Вы же ему в этом помогаете. В идеале я должен был занять ваше место, Дамблдор, возглавить воинство света. А пока вы все сражались, мы бы с Томом пили чай и травили анекдоты. Меня эта роль не прельстила. Простите Директор, но вы всего лишь ребенок по сравнению с ним, как по возрасту, так и по силе. Все ваши гениальные планы ему по барабану, даже если вы сможете его убить, он вернется, еще сильнее, еще могущественней лет эдак через сорок. Но вы меня не можете понять, просто потому, что ничего на самом деле не знаете.
В отличие от вас я могу закончить эту войну. И я собираюсь это сделать. В ваших интересах мне помочь, а не пытаться ставить палки в колеса. Через пять минут у меня назначена встреча с Томом, и если все пройдет гладко, то в течение месяца вы избавитесь от него, меня и целой толпы Пожирателей, а следующие поколения волшебников будут необычайно могущественны.
Это я все к тому, что, на мой взгляд, вы не сильно отличаетесь по опыту и могуществу от тех детей, что практически целый день безвылазно сидят в подземелье, и не имеют возможности даже нормально питаться, не говоря уж о том, чтобы набираться опыта. У вас не такая уж большая разница в возрасте Дамблдор, подумаешь сотня лет. Это не тысячи отделяющие вас от Тома.
Ладно, мне пора на встречу и не дай Мерлин, я услышу, что вы забираете у них палочки. Это не ваша война Дамблдор, это война моя и Тома. Хотя это не война, это, как я уже сказал, спектакль. Северус, — Черный Феникс подошел к зельевару и положил руку ему на плечо, — я прошу тебя проследить за ребятами. Займи их так, чтобы они выли от нагрузок. Учи всему, что может помочь. Полагаю, что большинство из них станет новыми членами Министерства Магии. Все мне пора. Прощайте. — Поттер на мгновение замешкался, но все же решил договорить, подошел к столу недобро посматривая на директора и продолжил — И последнее, Дамблдор, мне пофигу на то, каким тяжелым было ваше детство, это не должно мешать вам мыслить здраво и вести себя по отношению к Рону, Гермионе, Джинни и остальным, как подобает дальновидному лидеру, то есть с уважением и пониманием. Вы довольно неплохо воспитали Поттера, хоть это и стоило вам немало крови, однако эта ваша детская закомплексованность здорово мешала. Как я понимаю, сердобольные люди вас с детства растили как убийцу Гриндевальда и вы решили оградить Гарри от подобной перспективы, поскольку были уверены, что Том жив, и рано или поздно эти двое встретятся. И вы посчитали, что лучше поздно, чем рано.
— Но пророчество… — слабым голосом начал старый маг, буквально падая в кресло.
— Пророчество сбудется. Рано или поздно, так или иначе. Мне пора. Думаю, у вас будет возможность поговорить с тем, кто все это затеял. Прощайте. — И Черный Феникс исчез.

Глава 39.

Комната, где он оказался, была оформлена в черно-багровых тонах. Несколько портретов на стенах, два кресла у камина и множество бутылок на столике у стены, придавали помещению образ эдакого места отдыха от рутины жизни.
— Добро пожаловать, присоединяйся, — сидящий в кресле Темный Лорд отсалютовал прибывшему стаканом с вином и вновь уставился недвижимым взглядом на огонь в камине.
— Благодарю, — Гарри подошел к столику, покопался в бутылках, и, налив себе немного вина, сел в кресло, с удовольствием вытянув гудящие от усталости ноги.
Некоторое время они сидели молча, наслаждаясь кратковременным покоем и отдыхом, потом Вольдеморт вздохнул, и одним глотком осушив бокал, швырнул его в камин.
— О чем ты хотел поговорить? — его голос звучал устало и безразлично.
— У меня появилась идея. Не сказать, что блещет оригинальностью, но есть реальный шанс, что на сей раз получится.
— Ты каждый раз так говоришь, — махнул рукой Темный Лорд
— Слушай, — Черный феникс кинул косой взгляд на Тома, — я прекрасно понимаю, что у нас нет права на ошибку, но впервые появилась действительно реальная возможность все прекратить, и у меня есть доказательства. У тебя найдется где-нибудь поблизости омут памяти?
— Зачем тебе?
— Потому, что я могу тебе показать. Однажды я это пережил, но ты вытянул меня обратно в этот мир. Поверь это абсолютно уникальная возможность. Я сомневаюсь, что мы обретем покой, в том смысле, на который надеемся но, по крайней мере, мы не будем угрожать этому миру.
— Не будем… — эхом отозвался Вольдеморт. Он встал с кресла и насмешливо посмотрел на Гарри, — Поттер если это очередная шутка, то я не знаю, что с тобой сделаю.
— Не убьешь и то ладно, — весело оскалился Черный феникс.
— Ну, тогда пойдем. Как там Дамблдор?
— О… маразм прогрессирует, я ему только что головомойку устроил, а то заколебал уже. Видел бы ты его лицо… — усмехнулся Гарри, следуя за Лордом по узким коридорам подземелий.
— Ты ему рассказал правду?
— Часть. Не хватало мне еще перед ним оправдываться. Но того, что я рассказал, хватит, чтобы он задумался и переосмыслил всю свою жизнь.
— Надеюсь, он с честью выдержал знание, что мир вращается вовсе не вокруг него? Инфаркта не предвидится?
— Хм… — Черный феникс почесал висок и неуверенно пожал плечами, — я за этим как-то не следил, но он вроде бодренький старикашка, выдержит. Я Северуса там оставил, если что он его с того света вытащит.
— Кстати, насчет Северуса, — Вольдеморт кинул заинтересованный взгляд на Поттера, — как тебе удалось его завербовать? Насколько я помню, он тебя на дух не переносил?
— Ну… На самом деле он сам предложил мне помощь, конечно он не знал кто я. Ты не представляешь, сколько крику было, когда он узнал… — гриффиндорец мечтательно покачал головой, и рассмеялся.
Несколько раз мимо них проходили Пожиратели, Феникс, не сдерживаясь, хохотал над выражениями их лиц, когда до них доходило, кто идет рядом с Лордом.
— Лицевые мускулы у них на удивление подвижны, — чуть ли не рыдал от смеха Гарри, — ох Том, ты где их набрал? В цирке? Ты видел, как того громилу перекосило? А тот, ну с которым мы на повороте столкнулись? Глядя на него, я сразу поверил, что наши предки обезьяны! Ха!
— Прекрати глупо ржать! — беззлобно шикнул на него Вольдеморт. — А то всех распугаешь!
— Ох, — Черный феникс тряхнул головой и ладонью потер слезящиеся глаза, — знаешь, еще пара таких рож, и тебе придется меня тащить, потому что ноги мне откажут! Давно я так не смеялся!
— Правда? — наигранно удивился Лорд, — а мне казалось, что ты все время только и делаешь что веселишься.
— Жалкий поклеп! В последнее время я жутко серьезен, и даже устраиваю скандалы, вот у Дамблдора спроси, он тебе докажет!
— Шут!
— Сноб!
— Идиот!
— Не правда!
— Докажи!
— Иди ты в баню, тугодум красноглазый. Я по делу пришел, а ты меня обзываешь! Я требую уважения к своей персоне! Вот! — Феникс остановился посреди коридора, скрестил руки на груди и с неприступным видом уставился в потолок.
— А больше ты ничего не требуешь? — вкрадчиво поинтересовался Темный Лорд.
— Ну… раз ты спросил — Гарри начал загибать пальцы на правой руке — значит так, хочу большой замок где-нибудь на берегу моря, целую кучу шикарных машин, мира во всем мире и еще…
— Все хватит, — Вольдеморт настойчиво подтолкнул Поттера в спину, — пойдем!
— Ты сам спросил, так что будь добр, выслушай!
— Не заставляй меня накладывать на тебя заклинание, я сейчас не расположен, шутки шутить! — сквозь зубы поцедил Том, с усилием продвигая Черного феникса по коридору, упираясь руками в его спину, тот сопротивлялся. — Да ну тебя! Буду я с тобой еще нянчится и ждать пока ваша светлость соблаговолит одарить меня своим вниманием, — внезапно заявил Темный Лорд и резко отскочил в сторону. Лишившись опоры, Поттер упал на пол, затейливо выругался и, поднявшись, отряхнулся. Выглядел он при этом страшно недовольным.
— Бяка ты! — Гарри обижено посмотрел на Лорда, тот сделал вид, что не понимает о чем речь. — Ладно, — Поттер нехорошо улыбнулся и зло прищурил глаза, — ладно, пойдем, но я тебе отомщу, жди и трепещи!
— Трепло! — заключил Вольдеморт и, не дожидаясь Черного Феникса, пошел вперед.
— Зануда! — почти радостно завопил ему вслед Гарри.

После детального исследования памяти Черного феникса Том выглядел как человек внезапно открывший для себя, новую истину, задумчивым и обнадеженным.
— Это меняет все! — Темный Лорд носился по комнате возбужденно размахивая руками, выглядел он при этом довольно комично, и Гарри не сдерживаясь хихикал, развалившись на огромной кровати.
Внезапно Том остановился рядом и грозно зашипел:
— Прекрати ржать и слезь с моей кровати! Додумался в сапогах забраться! Ты еще ноги на подушку положи свинья!
— Можешь не переживать за меня, мне и так удобно — отмахнулся Поттер — ты не отвлекайся, думай, у тебя это хорошо получается! — он на секунду замолк, потом философски заметил — по крайней мере иногда. Эй ты что делаешь?! А ну положи подушку на место и прекрати меня бить! А потом еще меня ребенком называешь! Я же сказал положи подушку и не бей меня по голове, прическу испортишь!
Хитроумным маневром Черный феникс отвоевал подушки и чтобы у Тома не возникало желания взять реванш спрятал их под одеяло и улегся сверху.
Темный Лорд обижено фыркнул, и это было так непривычно, что Гарри не удержался от нервного смешка. Если бы кто год назад сказал ему, что Вольдеморт будет пытаться избить его подушкой, а потом будет дуться на него как малое дитя, самое малое что ждало этого человека это койка в больнице св. Мунго. Но Гарри Поттер и лорд Вольдеморт это лишь верхушка айсберга, и разве можно всерьез дуться на человека, что прошел с тобой практически все круги ада? Да у них возникали конфликты, да они воевали между собой и даже иногда убивали друг друга, но дружба зародившаяся в их первой жизни и закалившаяся в таких экстремальных условиях была гораздо крепче самолюбия и глупой гордыни.
Сколько жизней, сколько попыток. Удивительно, что они сохранили хоть какие-то остатки здравого смысла и не сошли с ума, хотя, если подумать, врят ли их можно назвать психически нормальными, все эти перерождения сильно повлияли на психику. Какая уж тут нормальность когда зачастую на вопрос — кто ты? Не знаешь что ответить? А действительно кто? Разве можно утверждать, что-то определенное когда ты одновременно являешься несколькими десятками отдельных личностей и каждая из них обладает своими странностями и привычками? Кто посмотрев на Черного феникса скажет что он больше всего на свете желает покоя? Все видят в нем жизнерадостного война. Живое воплощение огня — подвижный, веселый, легко воспламеняющийся, готовый как безвозмездно дарить тепло друзьям так и беспощадно сжигать врагов без долгих размышлений и последующих угрызений совести. Но это лишь мастерская игра одного актера, который оттачивая свое мастерство пронес этот образ через все воплощения.
Том выбрал другой путь, он всегда был более серьезным нежели его друг, и роль шута его не прельщала. Легких путей он не искал и не подводил под каждой своей личностью общую черту одного образа, наоборот он подчеркивал индивидуальность каждого воплощения, старался полнее раскрыть, и сыграть свою роль на отлично. Сейчас он Лорд Вольдеморт тот кого боятся и ненавидят, он выбрал соответствующую внешность, и теперь внушает страх одним своим видом.
— Не делай такое задумчивое лицо, ты меня пугаешь. — Темный Лорд аккуратно присел на краешек кровати, даже сейчас он не вышел из образа, спина прямая как будто за место позвоночника железный лом, в глазах величие и чувство собственного достоинства, а весь облик просто кричит о силе, могуществе и гордости. Ну не мог этот человек только что драться подушкой и дуться как ребенок.
— Это ты меня пугаешь, — тяжело вздохнув признался феникс. — Вот смотрю и пугаюсь. Может сделаешь лицо попроще, а то такое ощущение, что с манекеном разговариваю. Расслабь лицевые мускулы. Кстати что делать то будем?
— Сухари сушить — огрызнулся Темный лорд — вдруг за аркой не кормят.
— Я же серьезно — обиделся Гарри.
— Это надо решать не только нам, — Том лег на спину и скрестил руки за головой, — кто будет нас страховать?
— М-м-м, — Гарри принялся загибать пальцы — ну Дамблдор наверное, Снейп, может Грюм. Врят-ли твои пожиратели захотят участвовать в этом мероприятии, но можно рассчитывать на аврор, они будут счастливы избавиться от меня и тем более тебя.
— Вот с ними и надо обсуждать.
— Как ты себе это представляешь? — язвительно поинтересовался Поттер — мы приходим в министерство, все такие крутые, служащие сразу рассредатачиваются по стеночкам, дабы мы не дай Мерлин не зашибли кого случайно. Вытаскиваем министра из туалета, где он старается просочиться в канализацию, чтобы избежать встречи с нами, и требуем выделить отряд аврор чтобы они нас упокоили?
— В любом случае договариваться будешь ты, и не спорь, если я появлюсь в министерстве, то сильно сомневаюсь что кто-то будет с тобой разговаривать.
— Может с Дамблдором сначала? Пускай он и разруливает ситуацию.
— Флаг тебе в руки.
— А с пожирателями что? Наверняка потребуют ликвидировать их.
— Только когда мы будем уверены, что нас "упокоят" должным образом, с торжественными похоронами и слезливыми проводами.
Поттер фыркнул и иронично заметил:
— Насчет слезливых проводов можешь не волноваться, весь магический мир будет просто рыдать от счастья. А насчет торжественных похорон, не уверен. Хоронить то будет нечего, да и мы врят-ли сможем оценить.
— Ага, вместо похорон они устроят грандиозный праздник — саркастически заметил Вольдеморт.
— Ну и пускай празднуют, тебе жалко что ли?
— Не знаю как ты, а я не хочу чтобы моим последним воспоминанием в этой жизни был торжественный рев толпы, фанфары и взрывы фейерверков, — невесело усмехнулся Темный лорд.
— Ты слишком серьезно все это воспринимаешь. Будь проще...
— Сказала амеба инфузории туфельке, — с каменным лицом закончил за него Вольдеморт.
— Ну наконец-то я услышал хоть какое-то жалкое подобие шутки! — обрадовался Гарри, он скатился с кровати, встал на колени и воздев руки к потолку провозгласил: — счастье то какое, наконец то наш любимый и уважаемый Лорд Вольдеморт перестал строить из себя флегмачного пессемиста! Это стоит...
Договорить он не успел, метко пущенная подушка угодила ему в лицо. Сила снаряда была такова, что неудачливого оратора "уронило" на пол, впрочем ненадолго, он вскочил и отправил подушку в обратный полет, Том предвидя подобную ответную реакцию скатился на пол, отгородившись от возмущенного друга кроватью.
— Ух хулиган — возмущенно завопил Феникс потрясая в воздухе кулаком. Он запрыгнул на кровать, и попытался добраться до обидчика, однако споткнулся об оставшуюся под одеялом подушку и с ужасающим воплем кувырком полетел прямо на Темного Лорда. К сожалению долетело только тело, голова же пребольно стукнулась о деревянное основание кровати, и по ощущениям была готова расколоться минимум на три части.
В этот момент в дверь кто-то робко постучал, Великий Лорд, Вершитель судеб а если короче просто Вольдеморт с тяжелым вздохом, ползком выбрался из под ругающегося Черного Феникса, поднялся, и придерживая спину рукой, как закоренелый ревматик, поплелся к двери.
За дверью, в раболепном поклоне застыл никто иной как Хвост.
— Господин… — взвыл он дурным голосом.
Вольдеморт шикнул на него, и кинул косой взгляд через плечо, в сторону кровати, где сейчас затаился Поттер. К несчастью для Питера Черный Феникс его услышал и опознал, очень медленно, черноволосая, вихрастая голова высунулась из укрытия, в огненных глазах царило предвкушение скорой расправы над предателем, Том фыркнул, уж больно сейчас его друг походил на затаившегося крокодила, увидевшего жертву.
— Господин, — повторил Хвост — плохие новости Господин!
— Что случилось? — холодно спросил Лорд.
— Господин, все кто участвовал в нападении на больницу Святого Мунго погибли! — Хвост упал на колени и уткнулся носом в пол.
— Вы выяснили кто это сделал? — обманчиво мягко спросил Темный Лорд, с презрением глядя на трясущееся от ужаса тело у своих ног.
— М-м-мой Лорд, мы только узнали о том что они погибли, но мы подозреваем, что это был…
— Я. — Черный Феникс возник за спиной Темного Лорда, и слегка подвинув его протиснулся в коридор, присел на корточки рядом с Питером с брезгливым интересом рассматривая побелевшее от страха лицо. Потом перевел виноватый взгляд на Лорда и законючил:
— Дяденька, а дяденька, не ругай меня. Меня дедушка Дамблдор обидел, и я был так обижен, так обижен, что просто не смог удержаться. Ты же меня простишь, я знаю ты добрый! Ну прости меня-я-я. А то я сейчас схвачу тебя за ногу и буду плакать, пока ты меня не простишь, а если нет затоплю весь замок своими слезами, слюнями и соплями! Так что прости меня, дешевле отделаешься. Вот.
— Это что шантаж? — немного удивленно спросил Вольдеморт, прислоняясь к косяку двери, и скрещивая руки на груди.
— Ну… — Поттер задумчиво обозрел коридор, и спустя секунду закивал головой как китайский болванчик.
Темный Лорд немного подумал, а потом просто заржал.
— Что я сказал смешного? — возмутился Гарри
— Ох! Я просто представил эту картину! Представляешь, как бы суетились мои Пожиратели? Ха! — и грозный Вольдеморт согнулся пополам от хохота. — Им бедненьким пришлось бы тебя утешать, двое утирают тебе нюни, двое суют погремушки, трое отдирают тебя от меня, остальные убирают устроенный тобой потоп! — Выдавил он через душивший его смех.
Поттер тоже начал хихикать. Только Хвост переводил полные ужаса и непонимания глаза с Темного Лорда на Черного Феникса, чем только подогревал веселье.
— Т-о-о-о-м…
— Чего тебе изверг?
— А ты мне его отдашь?
— Кого?
— Не прикидывайся придурком, здесь присутствует только один человек с которым я желаю «побеседовать» — последнее слово было сказано таким тоном, что становилось сразу понятно что под ним подразумевалось.
Вольдеморт кинул задумчивый взгляд на Хвоста, которого от страха трясло так, будто он схватился за высоковольтные провода. На Черного Феникса, который уселся в позе лотоса прямо на холодном каменном полу, и по-птичьи наклонив голову серьезно, с едва различимым напряжением в глазах смотрел на друга. Еще раз посмотрел на Хвоста, и тяжело вздохнул.
— Ты же все равно поступишь по-своему, даже если я скажу нет, не так ли? Тебя никогда не смущало отсутствие разрешения… Что ж, то что он жив, действительно немного не справедливо к тем моим слугам, кто уже умер. Забирай.
— Мой господин!!! — заскулил Питер, пытаясь дотянуться дрожащими руками до края мантии Лорда, — Господин, пожалуйста! Прошу вас!
Черный Феникс одним слитным движением поднялся на ноги, и схватив предателя за воротник мантии, приподнял над полом безвольное тело.
— Слушай тварь, — с обманчивой мягкостью в голосе начал он, — я дам тебе сутки форы. Ты можешь перемещаться, колдовать, превращаться в крысу. Ровно через 24 часа я начну погоню. У тебя есть небольшой шанс выжить, — он с силой отшвырнул от себя скулящего пожирателя, тот ударился об стену и на четвереньках пополз к лестнице, а в след ему неслось — так воспользуйся же им тварь!
— Решил устроить себе разминку? — немного насмешливо вопросил Темный Лорд.
— Ага, — Феникс сделал шаг в сторону комнаты и тут раздался громкий визг и грохот.
Два самых великих мага застыли на месте, озадачено посмотрели друг на друга. И хоть и так все было понятно, подошли к лестнице, и с интересом посмотрели вниз, на мертвое тело предателя.
На Феникса было жалко смотреть, казалось, были разбиты его самые заветные мечты.
— А я столько всего понапридумывал! — пожаловался он Вольдеморту, тот лишь покачал головой. — Нет, ну это просто подлость, — продолжал изливать душу Гарри, — я можно сказать жил ради этого момента с третьего курса, хотел ему такие крысиные бега устроить, а он…
— Пойдем, нечего тут стоять, — Том сделал сложный взмах палочкой, и тело Питера Петигрю исчезло, — в конце концов, — продолжил он, уже в комнате, — он как был крысой, так ей и остался. По-моему такая глупая смерть, в самый раз для такого человека.
— Может ты и прав — в голосе Феникса слышалось понятное сомнение, — но он был такой крысой, что мне бы доставило необычайное удовлетворение что-нибудь с ним сделать собственноручно.
Несколько минут они посидели молча, наслаждаясь тишиной и покоем, потом Поттер встал и потянулся.
— Уже уходишь?
— Да, надо разобраться с делами, а то мне признаться, все это здорово надоело.
— Не тебя одному, — невесело усмехнулся Темный Лорд, — сообщи мне новости, когда поговоришь с Дамблдором.
— Обязательно. А ты пока подумай о своих пожирателях. Кого надо за решетку, кого можно отпустить погулять, кого лучше сразу убить. Ладно, я пойду, надо разобраться с нашим Великим Волшебником, надо послать его на пост министра. К детям его определенно допускать нельзя.
— Да иди уж, трепло, — беззлобно ругнулся Вольдеморт.
— Прогоняешь? — обижено спросил Гарри.
— Да.
— Ну и ладно. Я еще припомню, и как прогонял, и как подушками был… — Феникс резко отскочил в сторону, и небольшая статуэтка пролетела в нескольких сантиметрах от головы, — и как тяжелыми вещами швырялся! — закончил он, и исчез.

0

8

Глава 40.

Магический мир был потрясен.
Магический мир был поражен.
Волшебники и волшебницы всего мира, в нетерпении ждали сов, чтобы своими глазами увидеть и прочитать статью, расположенную на первой странице практически всех газет:
«Благодаря некому анониму, аврорами был обнаружен один из крупнейших тайников Темного Лорда! Полученные там сведенья помогли отыскать более десятка тайных мест и задержать более трех сотен Пожирателей Смерти. К сожалению авроры так и не смогли обнаружить Того-кого-нельзя-называть, но Нимфадора Тонкс — элитный аврор и член Ордена феникса, заявила, что ОН сейчас очень занят, и в данный момент опасности не представляет. Всех пойманных пожирателей допрашивали с помощью сыворотки правды, после чего было задержано еще двести человек. В данный момент все они помещены в Азкабан. Завтра в министерстве будет решаться их дальнейшая судьба».
— Странно, — Черный феникс сложил газету, и швырнул ее на пол, — я думал, что эту новость преподнесут более торжественно что ли… — он закинул ноги на стол, откинулся на спинку стула и занялся изучением потолка, в голосе его слышалось возмущение смешанное с обидой — а тут всего пять строк, никаких дифирамбов и полное отсутствие красочных эпитетов. Интересно почему? Неужто министр запретил раньше времени писать про геройство аврор и необычайную мудрость руководства?
— Да нет, — Вольдеморт на секунду перестал читать, и снисходительно посмотрев на друга, пояснил — просто, после одной статьи, корреспондентов и журналистов я приказал убивать в первую очередь. После министра естественно. — И он вновь уткнулся в свиток.
— А, — Гарри растеряно кивнул, и закручинился, — я то надеялся завтра узнать о себе много нового, кто ж теперь меня прославлять будет?
— Если дело только в желании потешить свое самолюбие, то иди и заплати кому надо.
— Ну-у-у, это тоже никуда не годится, — Поттер зевнул и посмотрел на часы. — Сейчас без десяти шесть, пора, наверное… их там больше пятисот. Легче весь Азкабан взорвать, чем по камерам их вылавливать. Может, поможешь?
— Ага, — Темный Лорд расчетливо посмотрел на Феникса и предложил, — тогда ты займешься расчетами и подготовкой.
— Ага! — возмутился Гарри, вставая со стула, — я что, на дурака похож? Фигу тебе, сам со своей макулатурой разбирайся, я вообще против этих расчетов! Один с пятьюстами справлюсь. И пусть тебе будет стыдно! Вот! — и он гордо подняв голову, походкой глубоко оскорбленного человека, вышел из комнаты, провожаемый насмешливым взглядом Лорда Тьмы.

Альбус Дамблдор после разговора с Черным Фениксом два дня не показывался на людях. Лишь изредка к нему в кабинет заходили Снейп и Грозный Глаз, о чем они говорили не известно, на вопросы членов Ордена они не отвечали. Однако по школе все же пополз слух, что директор и Черный Феникс что-то затевают, что-то такое, что коренным образом изменит ход войны. И они были правы.
На следующую ночь, после того как Дамблдор сел в кресло министра магии, в Азкабане произошли страшные по своей безжалостности убийства. Кто-то проник в тюрьму и хладнокровно вырезал практически всех пожирателей, посаженых туда на днях.
Министр Магии никак этот случай не прокомментировал, лишь печально прищурил глаза под очками-полумесяцами и предложил журналистам лимонных долек.
— Туда им всем и дорога! — громыхнул Грюм, в ответ на прямо поставленный вопрос. При этом его волшебный глаз так бешено крутился в глазнице, что у молоденького репортера сдали нервы, и он был отправлен в больницу.
За всеми этими потрясениями как-то заметно прошло назначение Северуса Снейпа директором Хогвартса, хотя, несомненно, в определенных кругах эта новость вызвала бурю отрицательных эмоций. Феникс тоже здорово удивился, когда Дамблдор предложил кандидатуру зельевара.
— Я думал, что директором станет тетушка Магги! — искренне изумился Гарри.
— Антуан, — и столько укора было в голосе старика, что Поттер невольно смутился. — Я же просил, не называть так Минерву!
— Простите, — Черный феникс сделал вид, что ему стыдно, и несколько раз несильно ударил себя ладонью по губам, — о мой болтливый язык! — трагически взвыл он, — как ты смеешь сравнивать несравненную Минерву МакГонагл с бульонными кубиками!? Ата-та тебе!
— Антуан! — похоже, Дамблдору было не до смеха, — прекрати дурачиться! Я и сам не прочь пошутить, но не стоит превращать в комедию все, что происходит вокруг тебя!
— Ах Альбус, — Гарри театрально упал на стул и принялся заламывать руки, со слезами на глазах он смотрел на Дамблдора, — как вы думаете она простит меня? — плаксиво вопросил он, — Альбус, не молчите, скажите мне правду как бы горька она не была!
Старый волшебник прокашлялся в бороду, поправил очки и серьезно заметил:
— Знаешь Антуан, я сомневаюсь, что Минерва в полной мере может оценить твою иронию, поскольку она не знает что такое бульонные кубики.
— Вот блин! — искренне возмутился Гарри, — что-то я об этом не подумал. Ну и ладно, не очень то и надо. Так что там с Северусом? Вы думаете, что это разумно?
Дамблдор довольно погладил бороду, празднуя маленькую победу.
— А вот ты мне и скажи, разумно или нет, все же ты его друг. Сможет он стать хорошим директором?
— Ну, это, несомненно, сложный и очень многогранный вопрос — начал Гарри, — но полагаю Северус справиться, хотя сомневаюсь, что он будет предлагать всем лимонные дольки, это несомненный минус...
— Антуан, — директор снял очки и начал протирать стекла полой мантии, выглядел он при этом страшно уставшим, словно этот разговор его сильно вымотал, — если ты считаешь, что это важно, то не лучше ли сделать директором домового эльфа?
— Нет, — Феникс покачал головой, сделав вид, что действительно обдумывает это предложение, — это будет слишком. Слизеринцы никогда не будут учиться в школе, где всем руководит домовой эльф. Но идея, несомненно, интересная... Полагаю, всех правонарушителей будут закармливать до смерти! С другой стороны, если директором станет Северус, ученики сами почувствуют себя домовиками. Ну, в общем, выбирая между ними, я выберу Северуса, — немного скомкано закончил он под печальным взглядом Дамблдора.
— Антуан, ты хоть когда-нибудь бываешь серьезным? — вопрос был задан таким тоном, что Гарри впервые решил ответить коротко и по существу.
— Поверьте Альбус, — огненные глаза опасно посветлели, — день, когда я стану серьезным, проклянет весь мир!
Что-то, в его словах, заставило старого волшебника совершенно иначе посмотреть на неожиданного соратника, не как на молодого, решительного, необычайно смешливого мага, а как на невероятно могущественное существо, способное беспрепятственно проникать в тщательно охраняемые помещения, подчинять своей воле опытных в легилименции и оклюменции магов, убивать без лишних сомнений и добиваться своих целей не считаясь ни с чем.
— Полагаю Северус действительно наилучшая кандидатура, — как ни в чем не бывало, продолжил Гарри, — думаю, многие ваши недоброжелатели заткнуться в тряпочку и будут умолять вас вернуться, после общения с ним. Ха, они-то бедняги думают, что вы, хитрый жук, пускай теперь пообщаются с ужасом Хогвартских подземелий, владыкой колб и склянок, повелителем ядов и химикатов, неподражаемым и неповторимым Северусом Снейпом!
— То есть, ты одобряешь? — пытливо уточнил Дамблдор, решив, что пока не время уточнять, какой смысл молодой маг вкладывал в свои слова. Для начала следовало разобраться с делами насущными, а потом, когда будет время всласть поломать голову над загадочной фразой, и не только над ней.
— Конечно одобряю! — важно кивнул головой Гарри, — еще как одобряю, но сомневаюсь, что он одобрит, он-то, бедняга, с незапамятных времен мечтает занять должность преподавателя по защите...
— Каждый должен чем-то жертвовать, — философски заметил директор, по мне так кресла в министерстве излишне жесткие...
— Не то что в Хогвартсе, — не то посочувствовал, не то позлорадствовал Феникс.
— Действительно, — согласился Дамблдор, — но, мне кажется, мы отклонились от темы. Что от меня требуется, кроме установки арки в Стоунхендже?

Так или иначе, маги, узнав, что министром стал Дамблдор, вздохнули с облегчением. Наконец-то появился человек, который возьмет власть в свои руки и даст достойный отпор Тому-чье-имя-нельзя-называть!
Все конечно громко возмущались безжалостностью убийцы, оборвавшего жизни заключенных в тюрьму Пожирателей Смерти, но тихо, между собой, маги одобряли этот поступок. Люди верили в Дамблдора, а благодаря столь радикальным методам борьбы, ведь никто не сомневался, что любитель лимонных долек узнал об убийствах раньше смотрителей Азкабана, люди поверили в победу. Исчезла атмосфера всеобщего испуга, исчезла подавленность. В Хогвартс начали возвращаться ученики, и Дамблдор официально заявил, что с мага известного под именем Черный Феникс, снимаются все обвинения. На вопросы журналистов министр таинственно ответил, что во время войны все средства хороши. Особенно когда война идет на два фронта, и бороться приходится не только против силы, но и против глупости.
Кто-то в этом заявлении услышал упрек, кто-то предупреждение, а кто-то угрозу. Какие-то гении провели параллели, и в мир вышла статья, в которой рассказывалось о "особом оружии" Альбуса Дамблдора, под именем Черный Феникс. Естественно сам Феникс был не в восторге от внезапно возросшей популярности, что незамедлительно доказал всем прокляв особо настырных поклонников, недоброжелателей и журналистов. А после того, как он прилюдно признался, что идея о ликвидации Пожирателей родилась в его голове, и он лично ее осуществил, желающих пообщаться с ним резко убавилось, впрочем, желающих подружиться тоже. Никому не хотелось становиться врагом мага, способного на такое, да что врагом, никто не хотел лишний раз попадаться ему на глаза, чтобы не дай Мерлин не вызвать его неудовольствие.
Через неделю, после того как министром стал Альбус Дамблдор маги решившие посетить Косой или Лютый переулки имели редкую возможность увидеть как по улице на огромной скорости, уворачиваясь от проклятий преследователя, мчится Черный феникс с абсолютно дикой улыбкой на лице, а за ним с криками:
— А ну стой мошенник гребаный! — бежит неизвестный темноволосый аристократ.
Как ни странно никто из прохожих не пострадал: никто не был сбит, никто не попал под проклятье, ни одна витрина не была разбита. Как будто бежали не люди, а призраки.
Когда на место происшествия прибыли авроры догонялки уже превратились в полноценную дуэль, правда словесную.
— Жулик! — рычал неизвестный мужчина, грозно потрясая пускающей искры, палочкой.
— Да как ты смеешь называть меня жуликом, мошенник! — с неизмеримым энтузиазмом кричал в ответ Феникс, стараясь чтобы расстояние между ним и "мошенником" не сокращалось.
— Что!? — возмущению мага не было предела, — ты еще имеешь наглость называть меня мошенником? бессовестный!
— Ты не прав, еще какой совестливый, просто не буду же я молча слушать, как ты на меня орешь. Отсюда следует вывод, чтобы принять активное участие в скандале нужно начать обвинять тебя, не важно в чем! Логично? Логично! — заговорчески подмигнув другу, ответил Гарри.
Том Реддл, а это был именно он, правда в своем человеческом обличье, зло рыкнул, явно выражая свое несогласие со словами Поттера, и левой рукой изобразил не совсем приличный жест, ясно дающий понять собеседнику, что он думает о нем и его логике.
— Фи, как вульгарно — хихикнул Феникс.
— Зато ясно, коротко и искренне! — гневно заметил Темный Лорд.
— Это кого ты назвал болтуном? — возмутился Гарри
Авроры, узнав в одном из главных героев, любимчика Дамблдора, поспешили связаться со своим руководством. Прибывший на Место происшествия Аластор Грюм смачно сплюнув на дорогу, отправил гонца к министру. Тот в свою очередь, в момент прибытия посланца обсуждавший с новым директором Хогвартса вопросы спонсирования школы, прихватив с собой Снейпа, без промедления отправился на место происшествия.
Маги почтительно расступились перед министром, пропуская его к аврорам, сиротливо стоящим у стены.
— Аластор? Кто это с ним? — немного удивленно вопросил Дамблдор, пристально вглядываясь в лицо "незнакомого" мага.
Северус Снейп мрачно хмыкнул, стараясь скрыть самодовольную усмешку, так и норовившую выползти на лицо. Он-то знал, КТО и с КЕМ сейчас ругались, и не сомневался, что сейчас и Альбус опознает в этом, уже не молодом мужчине, своего бывшего ученика. Однозначно, ради того, чтобы посмотреть на лица Дамблдора и Грюма когда до них дойдет, что перед ними Темный Лорд, стоило прожить эту жизнь!
И вот момент прозрения наступил!
— Быть не может! — изумленно пробормотал Дамблдор, судорожным движением поправляя очки. — Мерлин мой, да это же Том!
— Том? — вопросительно пророкотал Грюм, — погоди, — изуродованное шрамами лицо сильно перекосилось, а магический глаз перестал вращаться в глазнице, — ты хочешь сказать, что это Том Реддл?
— Тот-кого-нельзя-называть!? — ахнул кто-то из аврор.
Новость распространилась за считанные секунды, началась паника, маги спешно покидали место, где выясняли отношения два великих мага. Альбус Дамблдор и Аластор Грюм, застыли, не в силах поверить в то, что видели их глаза.
— Ты просто завидуешь моему таланту складно излагать свои мысли! — гневно вопил Феникс.
— Мысли? — расхохотался Темный Лорд, — под мыслями, ты имеешь в виду ту ерунду, что посещает твою голову? Единственное, что ты умеешь, так это складно врать, если к твоим паклам прицепить бубенчики, то ты будешь похож на того, кем в действительности являешься! Тебе следовало это сделать сразу, как появился, чтобы люди не обольщались на твой счет!
— Да ты на себя посмотри, червяк слизеринский! — не оставался в долгу Гарри, — побрил голову налысо, срезал нос, вставил в глаза фонарики и еще что-то про меня говорит!
— Это кто тут насчет фонариков в глазах заикнулся? — вскипел Вольдеморт.
— Брать надо! — с фанатичным блеском в глазах прошептал Грозный Глаз.
— Обоих?— уточнили авроры.
— Вам что, жизнь надоела? — Снейп с непередаваемым презрением покосился на окружающих его идиотов, — вы себя кем возомнили? Обоих… — последнее слово было сказано с такой издевкой, что покраснел даже Грюм, — суньтесь к ним, и от вас мокрого места не останется!
— Северус прав, — спокойно кивнул министр.
— Но Вольдеморт… Такой хороший шанс, здесь и Феникс, и я, и ты, мы втроем с ним легко справимся!
— Нет Аластор, — Дамблдор кинул на разгоряченного друга печальный взгляд, — вспомни, что говорил Антуан, неужели ты не понял, что они друг друга давно знают? Если мы сейчас нападем, не сомневаюсь, Феникс, встанет на его сторону.
— Но… — Грюм насупился
— Сэр, мы поставили противоаппартационный барьер, что дальше? — отрапортовали авроры.
— Ничего, — безмятежно отозвался министр, вытаскивая из кармана пакетик с лимонными дольками, — угощайтесь. И господа авроры, я настоятельно советую забыть, то, что вы тут увидите, в этой истории даже я ничего не понимаю.
— Но, что их связывает? — растеряно пророкотал Грозный Глаз. — Феникс… Он же боролся против Вольдеморта.
— Не против Вольдеморта, а за себя, — поправил его Снейп, — и… я не имею права раскрывать его тайны, но одно скажу, он сильно изменился после битвы за Хогвартс. Именно тогда он окончательно сформировался…
— Гм, — Дамблдор задумчиво кивнул, словно подтверждая свои мысли — значит сформировался… И после этого они с Томом нашли общий язык… Как ни странно это слышать, но сейчас они ругаются как хорошие друзья.
— Так и есть, — спокойно подтвердил Снейп.
В это время словесная дуэль перешла в новую стадию. Ни на секунду не прекращая ругаться, Темный Лорд и Черный феникс начали перекидываться заклятиями, причем такой силы, что даже министр почувствовал себя не в своей тарелке. Итогом стал вымокший до нитки Вольдеморт и позеленевший Черный Феникс.
— Гм, на чем мы остановились? — немного неуверенно спросил Поттер.
— Не помню, — пожал плечами Том Реддл, — но предлагаю прерваться, лично я проголодался.
— Пожалуй ты прав, — согласился Гарри, — я что-то тоже есть хочу. Предлагаю быстренько смотаться к тебе за вином, в Хогвартс за едой, и поесть, где-нибудь на природе, я даже знаю где.
— Хорошая идея, — согласился Темный Лорд, — только надеюсь не как в прошлый раз, когда мы угодили в зыбучие пески?
— Так это когда было? — возмутился Гарри, подхватывая Вольдеморта под локоток, — тем более ничего страшного не произошло.
— Ага, а мне пришлось поднимать в воздух чертову уйму песка, чтобы тебя откапать!
— Зато весело провели время, и увидели песчаного дракона!
— Ну для кого как… — проворчал Риддл, — сомневаюсь, что дракону было весело, ты так вцепился ему в хвост, что бедняга наверняка до конца жизни его поджимал.
И странная парочка исчезла, оставив аврор в совершенном недоумении.
— Но мы же поставили барьер, — вслух удивился один из них.
— Да насрать ему на вас, и на ваш барьер! — зло рыкнул на них Грюм, — убирайтесь отсюда, и что б ни слова никому, понятно?
— Да сэр! — без энтузиазма ответили авроры, и поспешили скрыться.
Директор Хогвартса, Министр магии и Глава аврориата молча покосились друг на друга.
— Может чайку? — нейтральным тоном предложил Дамблдор.
— Было бы неплохо, — согласился Снейп
Грюм угрюмо кивнул.

Глава 41.

Что бы ни происходило в мире, но некоторые вещи всегда остаются неизменными. Казалось, вместе с Дамблдором в министерство пришла привычная, скорее для
Хогвартса, наполненного неугомонными студентами, суматоха.
Туда-сюда бегали люди. Из кабинета в кабинет носились непонятные существа, завернутые с ног до головы в черные тряпки. По углам шарахались домовые эльфы, и что вообще удивительно, посреди этого бедлама, по коридорам важно вышагивали гоблины. Министр развил бурную деятельность, и уже через неделю было принято несколько законов, в которых с большинства разумных нечеловеческих существ снимались ярлыки «опасных зверей». Многим это не понравилось, многие открыто выступали против, но все же волшебники надеялись, что Дамблдор знает что делает, и что он сможет привести магический мир Англии хотя бы в относительное подобие порядка.
Да и к самому министру частенько заглядывали довольно странные личности, вот и в данный момент в кабинете у Альбуса Дамблдора сидел… вампир.
— Как я понимаю, вы хотите заключить…
— Не совсем, — прервал министра посетитель, — это будет просто взаимовыгодное сотрудничество.
— Гм… — мало кто видел Дамблдора настолько растерянным, — а в чем…
— Оно будет заключаться? О, это мы обсудим позже.
— А что…
— Мы будем обсуждать сейчас? — вампиру, казалось, доставляет необычайное удовольствие предугадывать слова и мысли сидящего перед ним старика.
Альбус Дамблдор немного опасливо кивнул головой, что необычайно развеселило посетителя, но он не подал вида и продолжил деловым тоном.
— Я хочу, чтобы наш разговор проходил в присутствии еще одного моего старого друга. Вы его знаете под именем Черный Феникс.
— Гм… но…
— Он гораздо старше, чем выглядит, — усмехнулся вампир, — мы с ним познакомились, более тысячи лет назад, правда звали его тогда иначе.
— Но…
— О, я предлагаю для начала его позвать.
— Но я…
— Давайте тогда просто посидим, и подумаем, что было бы не плохо, если бы он сюда пришел. Думаю, он откликнется.
— С чего вы…
— Я знаю его давно, — сарказма в голосе вампира хватило бы на десяток Снейпов, — он чувствуют, когда о нем усиленно думают. Сейчас он конечно очень знаменит, но существует вероятность, что, если вы серьезно отнесетесь к моим словам, то абсолютно случайно он сюда заглянет, например, чтобы справиться о вашем здоровье.
— А разве вы…
— Я не видел его довольно давно, однако он часто к вам приходит, так что вполне вероятно, что гм… когда он ощутит, что вы его ждете, то он придет. Просто давайте попробуем это.
Альбус Дамблдор довольно скептически отнесся к словам незнакомца. У него были знакомые вампиры, и он знал, что у этих существ довольно странные представления о мире, о жизни, и даже о правилах поведения, не говоря уж о специфическом вампирьем чувстве юмора. Могло ли все это быть простой шуткой?
Вампир прямо посмотрел на министра и отрицательно качнул головой.
Дамблдор откинулся на спинку кресла, закрыл глаза, соединив кончики пальцев обеих рук, и как можно четче представил себе Черного Феникса. Великий маг никогда не слышал о наличии подобной способности у людей, разве, что слухи про Вольдеморта, но они всегда казались ему нереальными. Если Антуан соблаговолит явиться хотя бы в течение получаса, то ему явно придется пересматривать свое представление о человеческих возможностях и о магии в целом.
— Очевидно, придется… — заметил вампир, когда спустя три минуты дверь кабинета распахнулась, и на пороге возник знакомый, силуэт.
— Ждали? Не ждали? А я пришел, — скороговоркой выговорил Черный феникс, оглядывая кабинет хозяйским взглядом, — а тут уютненько… Ах да, давно хотел поздравить вас, с новой должностью…
— Антуан…
Министр попытался прервать словоизлияния молодого человека. Однако ничего не получилось.
— Как вы себя чувствуете? Выглядите уставшим, вам не стоит перенапрягаться. А это кто? — Антуан, наконец, обратил внимание на наличие в кабинете еще одного человека.
Дамблдор только открыл рот, но Антуан широко улыбнувшись, сказал:
— Хотя какая разница? Честно, мне совсем не интересно. Простите, если прервал ваш, несомненно, увлекательный разговор, я уже ухожу.
— Заметьте Дамблдор, — насмешливо заговорил вампир, — я просто предугадываю ваши дальнейшие фразы. А это трепло говорит за двоих, согласитесь, я более гуманен.
— Гм? — на удивление лаконично вопросил Антуан, поворачиваясь в сторону насмешника.
— Угу, — весело ответил вампир, откидывая капюшон.
— Ого, — оценил Поттер.
— Ага, — поддакнул развеселившийся кровосос.
— М-м-м, — Гарри был в шоке.
На мгновенье, всего лишь на мгновенье в его взгляде промелькнуло что-то, что заставило Дамблдора, буквально прилипнуть к своему креслу. Боль? Тоска? Надежда? министр озадачено нахмурился. Определенно эти двое знают друг друга, и судя по нечленораздельному гиканью, довольно неплохо. Но тысяча лет? А может это и есть ключ к тайне Вольдеморта и Черного Феникса? Возможно ли то, что эти двое живут далеко не первую сотню лет? Но он помнил Тома маленьким мальчиком, и хотя в детстве, тот был склонен к насилию, Альбус был удивлен, увидев однажды, на месте симпатичного мужчины, настоящее чудовище. Слишком неожиданно… Окончательное формирование? Или только становление? Но, по-видимому, Том может возвращаться в свое настоящее тело… Настоящее?
Мысли великого волшебника приняли совершенно неожиданный оборот, голубые глаза пораженно расширились.
Вольдеморта невозможно отследить артефактами, так же как и Феникса. Возможно, причина в том, что они похожи? Нет, не внешностью, а чем-то иным. Однако из этого следует, что у Антуана есть другое имя, и другая внешность. Это не секрет, ни для кого. Но, похоже, что это очень важно.
Альбус нахмурился.
Впервые Феникс появился во время нападения на Гарри Поттера, на той злосчастной поляне. То, как он действовал, и то, что он говорил, доказывало, что маг молод. Он словно бросал безмолвный вызов всему миру. Его одежда, его вооружение, глупые карты, все выдавало в нем могущественного, сильного, но излишне молодого и импульсивного мага. Однако Антуан взрослел, и вместе с его отношением к миру, менялся и он сам. В тот день, когда умер Гарри, Феникс повзрослел окончательно. Игры закончились.
— Сегодня я умру, но феникс расправит крылья, — с ужасом в голосе прошептал старик, внезапно осознав истинный смысл, последних слов героя магического мира. Они то с Северусом думали, что мальчик имел в виду Орден Феникса.
Знал ли Гарри, кто такой Феникс? Определенно.
Понимал ли что будет после его смерти? Очевидно.
Специально ли он погиб? Судя по всему, да.
И последний вопрос: А стоило ли это того?
Министр глубоко задумался. Возможно.
Итак, великий маг подавил в себе ностальгические воспоминания. Окончательное становление Антуана закончилось во время битвы за Хогвартс. Это так, однако, причиной столь быстрой смены приоритетов стала затяжная болезнь, вызванная, как ни странно, заклинанием, восстанавливающим память. И если Феникс живет более тысячи лет, и почему-то все забыл, то заклинание, действительно могло быть довольно неприятным сюрпризом, со стороны Темного Лорда.
Они хотят умереть, и для этого просят поместить арку в Стоунхендж, зачем? Но, судя по всему, не слишком то Антуан уверен в успехе. Они бессмертны? Возрождаются? Вероятно. Ну и радовались бы. Но… «следующие поколения магов, будет чрезвычайно могущественны», значит ли это, что они забирают силу? Тогда понятно для чего нужен Стоунхендж, чтобы ограничить разрушения, которые, несомненно, произойдут, когда волна чистой магии, вырвется на свободу. Если они впитали силу хотя бы десяти поколений волшебников… то страшно представить, на что они в действительности способны.
Тогда Том…
Слишком много непонятного. Одни догадки.
Все это в мгновенье ока промелькнуло в голове министра.
А Антуан, все еще в шоке таращился на вампира.
— Это ты? — немного заторможено вопросил он.
— Вроде.
— Риндзин, я слышал, что ты погиб.
— Я тоже так долгое время думал — печально улыбнулся вампир, — меня спасла племянница. Кинула меня в склеп, там я и проспал несколько сотен лет, — А потом, весьма неожиданно, погиб ты. Я отправлял сообщение, но оно не нашло адресата, а на вызовы ты не откликался.
— Мне сказали, что ты умер, — медленно заговорил Гарри, серьезно и внимательно рассматривая друга, — и честно говоря, когда я видел твое тело, ничего живого там не обнаружил.
— Возможно, — легко согласился вампир, его улыбка, хоть и была далека от угрожающей, производила скорее негативное впечатление. Он насмешливо сощурил глаза, и в голосе его звучало ехидство, — но это вопрос уже к тебе. — Риндзин внезапно оказался рядом с Фениксом и, схватив того за воротник рубашки, разъяренно прошипел, — ты, что со мной сделал гад?
— Ну, много чего — уклончиво ответил Гарри, аккуратно отцепляя пальцы вампира от своей одежды, — например, кормил своей кровью, несколько раз чуть ли не собирал по частям. Слушай, прекрати мять мою одежду, я честно, сам ничего не понимаю. И может, обсудим это в другом, менее многолюдном месте, а то стоим как придурки на пороге…
— Гм, — Риндзин с вежливой полуулыбкой поправил смятый воротник, и вновь сев в кресло, уже спокойно заметил, — впрочем, я тут по делу.
— И…
— Чем ты можешь мне помочь? — с коварной улыбкой закончил за него вампир.
— Право, я абсолютно не понимаю о чем речь! — возмущенно затараторил феникс, не давая Ринзину даже открыть рот — все вы, что-то от меня хотите. Честно говоря, я вообще очень занят, мне срочно нужно кое-что сделать. Я сюда-то зашел о здоровье многоуважаемого министра справиться.
Дамблдор тихо прокашлялся в бороду, пытаясь скрыть смех.
— Вот видишь! — ликующе заметил Гарри, — я же всем говорю, что работать много вредно! Слышишь, как кашляет? Только, вот почему-то меня никто не слушает — уже более тихо, и как-то недоуменно закончил он. Но тут же встряхнулся и с нездоровым оптимизмом продолжил, — хотя, я не обижаюсь. Честно, не обижаюсь. Ибо зело грешно сие, на сирых и...
— Подумай, что ты хочешь сказать, и промолчи, — раздался властный голос. На пороге стоял Том Реддл и с презрительным упреком разглядывал одно закаменевшее, другое удивленное и третье виноватое, лица. — Друг мой дорогой, — обратился Темный лорд к Поттеру, — ты какого черта здесь делаешь? Ты забыл, где должен находиться? Или дорогу к отделу тайн запамятовал? Может напомнить?
— Не стоит его ругать, — мягко сказал вампир, поднимаясь с кресла и отвешивая Вольдеморту церемониальный поклон, — это моя вина. Я использовал вызов, поэтому он здесь.
— Вызов? — удивился Том, уже более внимательно разглядывая склонившееся перед ним существо, наконец, он заключил, — ты вампир. И я тебя знаю. Но насколько я помню, ты умер, и довольно давно?
— Звучит парадоксально — философски заметил Феникс.
— А тебя никто не спрашивает, — огрызнулся Темный Лорд, — ты, почему все еще здесь?
— Потому что, я до сих пор не знаю, зачем меня вызвали!
Взгляды всех присутствующих обратились к Риндзину, который терпеливо дожидался пока великие мира сего наговорятся, После чего горделиво приосанился, и торжественно возвестил:
— Альбус Дамблдор, — вампир сделал театральную паузу — в ответ на ваш, несомненно, великодушный жест, благодаря которому мы отныне имеем право голоса наравне с волшебниками, мы предлагаем вам взаимовыгодное сотрудничество. Мало кто знает, что некогда вампиры жили вместе с людьми, и активно сотрудничали...
— А нельзя покороче? — нетерпеливо попросил Гарри, на что Дамблдор лишь недовольно на него посмотрел, поддавшись вампирьему обаянию, Том проигнорировал, задумчиво изучая интерьеры кабинета, а вампир похоже даже не заметил.
— Это было одно из первых закрытых магических поселений, — продолжал Ринзин, невидяще упершись взглядом в стену. — Вампиров тогда было больше чем сейчас, и мы были довольно агрессивны ко всем другим народам, впрочем, другие народы были не менее агрессивны к нам. Волшебники подвергались гонениям едва ли меньше нас, и однажды произошло то, что должно было произойти, все маги и чародеи покинули магловские поселения, и под руководством молодого, но необычайно могущественного мага, которого прозвали Мороком, создали несколько закрытых для маглов поселений. И все было бы неплохо, да многие злоупотребляли магией, некоторые из-за нищеты, а многие просто, для того чтобы возвыситься. Видя, что его детище погибает, Морок составил определенные правила, и заключил союз с вампирами, по которому мы были обязаны ночью патрулировать улицы, и ловить тех, кто их нарушает. Нарушившие правила были либо обязаны покинуть поселение, что было равносильно смерти, либо определенный срок служить донором для вампиров. Поселенцы, поняв, что теперь им не нужно круглосуточно опасаться за свою жизнь и следить за своим имуществом, были очень благодарны. И на их деньги был сооружен дом, для тех, у кого не было возможности даже нормально питаться. Там они могли за кровь получить одежду и еду. К сожалению после смерти Морока начались разногласия, и нам пришлось покинуть поселения.
— Это будет непросто, — покачал головой министр. — Маги весьма негативно отнесутся к этой идее.
— Это вы зря. — Лорд тьмы вальяжно развалился в созданном им же, широком кресле. — Вампиры невосприимчивы к магии, что в нынешней ситуации немаловажно. Вы понимаете, о чем я?
— Да, — Дамблдор немного расслабился, поняв, что Том, похоже, не собирается делать ничего… противозаконного. — Кажется, понимаю. После вашей смерти высвободится огромное количество энергии, накопленное за прошлые жизни... — министр зорко следил за реакцией последующей на его слова, правильно ли он все понял? Увидев утвердительный кивок, он продолжил, — соответственно маги, рожденные после, будут гораздо сильнее.
— Во много раз, — кивнул вампир, — маги нанимали энергетических вампиров, чтобы они присматривали за детьми, иначе те могли погибнуть во время всплесков магической энергии. Стихийно выплескивая энергию, они могли убить не только себя, но и тех, кто находился рядом, настолько мощно это происходило.
— Энергетические вампиры, это сквибы — пояснил Лорд, — они имеют зачатки магии, но магическую энергию не вырабатывают. Зато если ее много, могут поглощать. А если концентрация велика, то и колдовать. Сейчас об этом уже не помнят.
— Это и есть взаимовыгодное сотрудничество, — закончил вампир.
Дамблдор задумался.
— И все это придумал один человек?
— Да. Это еще не все. Дементоры, как и сейчас применялись для казней, однако после, тела отдавали вампирам, или сквибам, не пропадать же добру. Так же, они и боггарты служили для охраны поселений, дементорам тоже кушать надо... Кентавры были курьерами. Оборотни патрулировали улицы в дневное время суток… Каждый делал то, что мог. У каждого народа было свое место, и все были довольны. К сожалению только Морок мог удерживать этот шаткое равновесие. У него был особый дар убеждения…
— Очевидно, он был… — министр попытался подобрать подходящие слова, — весьма необычным человеком? Гм, с особым мышлением?
— Ага, — непонятно почему развеселился темный лорд, — скажите прямо: безумцем.
— Гением — сварливо поправил его вампир.
— Не вижу разницы!
— Разница велика.
— Не…
— Несомненно? Не спорю.
— Я…
— Не то хотел сказать? Вполне вероятно.
— За…
— Замолчать? Не вижу достойной причины.
— Ты…
— Это я озвучивать не буду, — скривился вампир, — ругаться вредно.
Вольдеморт раздраженно уставился на Черного феникса.
— Я то что, — невинно отозвался тот, — он может улавливать фразы, когда они уже сформировались, но еще не сорвались с языка. Никакие защиты не действуют, сам проверял. — Антуан хихикнул, а потом доверительно сообщил, — единственный способ его переговорить, это говорить не думая, я имею в виду, вообще не думая.
— Думаю, у тебя с этим проблем не возникает? — немного грубовато вопросил Реддл.
— Ты прав, — Гарри сладко улыбнулся, — у меня было время, чтобы научиться этому.
— Ага, — вампир хихикнул, — первое время такую ерунду нес. Хотя сейчас тоже… проскакивает иногда, — стушевался он, под злобным огненным взглядом.
— Так о чем это мы? — встрепенулся Министр, — ах, ну да. Вы говорили, что Морок имел особое влияние на различных существ. Но, я сомневаюсь, что подобных людей сейчас можно где-либо встретить, — он внимательно смотрел на вампира.
— Нет, но… — Риндзин тонко улыбнулся, — вы можете попросить у него пару уроков, пока он еще здесь.
Дамблдор медленно перевел глаза на Антуана, боясь поверить, просто, не будучи способным, поверить. Однако в огненных глазах не было веселья, совсем. Мудрый, спокойный, слегка ироничный взгляд никак не вязался с обликом Черного феникса. Да, пару раз Альбус видел его без привычной маски. В первый раз после разрушения больницы, тогда все были слегка не в себе. Второй, когда они обсуждали кандидатуру Северуса на пост директора. Третья несколько минут назад. Но сейчас все было по-другому.
— Разногласия порождают споры. Споры порождают конфликты, — мягко улыбнулся Антуан, его глаза словно заглядывали в саму душу, согревая ее, даря ощущение неземного покоя и уверенности, а слова, словно река, текли свободно, плавно и величественно. — В свое время их всех объединила необходимость. Маги, вампиры, кентавры, дементоры, к каждому народу нужен свой подход.
Вы министр. Вас не зря избрали им. Вы действительно сильнейший маг этого поколения, звезды благоволят вам. От вас требуется всего ничего, поверить в себя и людей, поверить в магию, в магические народы и будущее. И только тогда, когда поверите вы, поверят и люди. Сейчас у меня есть дела, — взгляд, который бросил Антуан на Тома был полон укора, — но я зайду к вам. Тому, чему я вас буду учить, нельзя быстро научиться, я пришел к этому через много лет. Однако вам, я покажу дорогу, по которой нужно идти, и немного подтолкну вас. Я дам вам возможность побыть мною, и увидеть то, что поможет вам в дальнейшем. Потом, вы будете должны выбрать себе приемника и передать ему эти знания. Сейчас же я прощаюсь. Арку, как оказалось можно перенести только с помощью физической силы, заклинания на нее не действуют.
Антуан исчез.
Министр, как впрочем, и остальные, пришел в себя не сразу.
— Надо же, — немного недоуменно произнес Вольдеморт, — я уже и забыл, каким он был когда-то.
— Очевидно, это было очень давно, — так же задумчиво согласился Дамблдор. — Но что это было? Словно помешательство какое-то. Как странно. Но я не просто ему поверил, я не мог не поверить.
— Да, он умеет пудрить мозги, — согласился Темный Лорд.
— Об этом я и говорил, — горделиво напыжился вампир, — ладно, мне пора идти, позже я вас навещу министр.
Том кивнул вампиру и словно прислушался к чему-то, едва заметно улыбнувшись, сказал:
— Спрашивайте Дамблдор. Пока есть возможность, утоляйте свое любопытство.

Прошло несколько часов, поток вопросов иссяк, но было еще, кое-что, что интересовало министра.
— Скажи, а кто из вас сильнее, — спросил он.
— Наверное, я, — пожал плечами Вольдеморт.
— Я так почему-то и думал, — кивнул Дамблдор.
— Но вы неправильно сформулировали вопрос. Если бы вы спросили, кого вам следует больше опасаться, или кто из нас двоих опаснее, я бы ответил иначе.
— Но почему?
— А потому что Дамблдор, несмотря на все метаморфозы со своим телом, я более человечен, чем он, — улыбка на лице Тома была наполнена печалью. — Я не отпустил его тогда, когда следовало, испугался остаться в одиночестве. После того как он упал в арку, я сначала радовался, через пять лет начал волноваться, а через десять был готов сделать что угодно, лишь бы он вернулся. Я бы прыгнул за ним, не будь последствия этого настолько губительны для мира. Однако моего желания было достаточно, чтобы выдернуть его душу из арки, однако он стал… чем-то иным. Знаете, есть легенда, — Вольдеморт откинулся в кресле и, прищурившись, изучал потолок, — что души людей состоят из первозданного огня, у обычных людей он слабо тлеет, у верующих превращается в маленький огонек и если его раздувать, то человек может однажды стать чем-то большим, чем он был раньше. Теперь я в нее верю. Из арки я выдернул не просто душу своего друга, а душу ставшую уже чем-то большим, чем душа. Подробности я вам рассказывать не буду, сам не до конца все понимаю. Но думаю его глаза, уже говорят о многом.
— Хочешь сказать, что глаза отражают его душу? — серьезно спросил министр.
— Я в этом уверен, — Темный лорд усмехнулся, — и, судя по всему, у него огонек не просто горит, а я бы даже сказал, полыхает. То, что он может превращаться в феникса, только подтверждает то, что он уже не человек.
— Ну, прожив столько, сколько прожили вы, я сомневаюсь, что можно остаться обычным человеком, — качнул головой директор, — думаю, что в арке Антуан переосмыслил всю свою жизнь. Связь с тобой, не дала ему умереть, а десять лет немалый срок, конечно, его душа приспособилась к иным условиям жизни.
Вольдеморт хмыкнул, и с интересом поглядел на Дамблдора.
— Знаете, почему я вас уважаю? — спросил он, — нет? Вы только сегодня узнали обо всем, а уже рассуждаете как знаток. Можете считать мой рассказ исповедью, хоть я и не раскаиваюсь, что сделано, то сделано. Арка уже установлена. Ваш учитель скоро будет здесь, а через пару дней, мы уйдем, так что, не тратьте зря время. — Темный лорд поднялся и направился к выходу, однако уже на пороге его догнал вопрос.
— Скажи Том, ты был близок к исполнению своего плана. Магический мир был почти у твоих ног. Зачем ты пробудил его тогда? — спросил министр, напряженно ожидая ответа.
— Ну, — Том усмехнулся, — возможно, я просто испугался. Я узнал, что он может превращаться в феникса, и, прикинув свои шансы в бою, против него, решил рискнуть, ведь от ножа в спину меня спасало только его благородство. Тем более рано или поздно это должно было случиться. И… возможно я скучал. Верите, нет, поневоле начинаешь ценить людей, с которыми прошел ад. Я пока не прощаюсь.
Темный Лорд? Вольдеморт? Нет, Том Риддл, покинул кабинет. Теперь директор прокручивал все прошедшие события, немного по иному трактуя каждое событие, пользуясь полученным знанием.
Внезапно старик замер.
Как он мог быть настолько слепым?
Гарри Поттер!
Кажется, Дамблдор, наконец, узнал имя второй ипостаси Черного феникса.

Глава 42.

— Здравствуйте Альбус. — Антуан возник посреди кабинета министра, и сел в кресло, ничуть не смущаясь под пристальным взглядом министра.
— Привет Гарри, — нарочито спокойно поприветствовал его Дамблдор, хотя ни о каком спокойствии и речи не шло. Будешь тут спокойным, когда узнаешь ТАКОЕ. Он не знал чего ожидать: возмущения, уверений, что он ошибся, криков. Но Гарри лишь улыбнулся. Тепло и печально. Необычайное спокойствие охватило министра, все возмущенье как рукой смело, оставив лишь радость, оттого, что мальчик жив, и печаль, оттого, что он скоро уйдет.
— Догадались, значит — тихо заключил Черный Феникс, — что ж, — он немного поерзал в кресле, — наверное, мне стоит извиниться перед вами? Но честно, я хотел как лучше.
— Я знаю Гарри, — Дамблдор ласково улыбнулся, — можешь не извиняться. Я не могу тебя винить, за то, что ты сделал. Хотя признаться, я обижен, что ты мне ничего не сказал.
— Ну, как я уже говорил, я хотел как лучше. Да и не так уж сильно я соврал. Гарри Поттер действительно в какой-то степени умер. Я уже не он.
— Я знаю. Но, наверное, мне стоит извиниться, — Дамблдор поправил очки, и немного виновато посмотрел на Гарри, — я мог попытаться выкрасть тебя из Азкабана, но побоялся, что министр нанесет удар по школе.
— Не стоит, — Черный феникс жестом заставил волшебника замолчать, — я все понимаю. И я вас давным-давно простил. Но, я хочу напомнить, что времени не так много, а работа нам предстоит огромная. Предлагаю начать урок.
— А кто еще знает? — не удержался от любопытства министр, голубые глаза вновь, как когда-то, весело замерцали.
— Только Вы, Том и Северус, но он узнал абсолютно случайно, и ругался еще громче, чем когда узнал о своем назначении директором!
Два мага весело рассмеялись, и стена отчуждения, невольно возникшая между ними, бесследно исчезла. Гарри Поттера больше не существовало, но все же какая-то его часть все еще жила в Черном фениксе.

— Северус? — Гарри нерешительно остановился на пороге кабинета директора, созерцая результат своих трудов, а именно ошалевшего от обилия бумаг и писем, срочно требующих его внимания, Снейпа.
— ТЫ! — рявкнул он, заметив посетителя, — у тебя совесть вообще есть? — директор на манер палочки направил перо на друга. — Думаешь, я не знаю, чья это работа? Конечно твоя, я в этом не сомневаюсь! Они мне пишут, я им отвечаю, а они снова пишут, и мне опять приходится отвечать! Невозможно. Все!! Я увольняюсь! — Снейп грохнул кулаком по столу, сломав перо.
— Северус, — голос Черного феникса звучал необычайно мягко, — я пришел сказать, что через пару дней уйду.
— Уйдешь? Куда? — недоуменно спросил Снейп, внезапно лицо его побледнело, а глаза пораженно расширились. — Ты хочешь сказать... — запинаясь, проговорил он, — что ты уходишь совсем? Ну, то есть, я хотел сказать...
— Странно, — Гарри мягко улыбнулся, Дамблдор тоже избегал говорить слово — умрешь. Да Северус. Я собираюсь уйти. И честно говоря, надеюсь, что навсегда.
— Ну, — директор спустя минуту, преувеличено спокойно начал разглядывать останки пера, стараясь не встречаться взглядом с другом, — я рад, за тебя. Надеюсь, что все получится.
— Северус, посмотри, пожалуйста, на меня. Нет, не на стену, за моей спиной, а мне в глаза.
Снейп сделав нейтральное лицо, с деланным безразличием ответил на взгляд. Однако столько теплоты, нежности и боли было в огненных глазах, что директор почувствовал себя маленьким глупым ребенком, обижающийся на друга, который собирался его бросить, вновь оставить наедине с тоской и одиночеством. Против его воли, на самом дне черных глаз все же отразились истинные чувства: обида, горечь и страх.
— Глупый, упрямый дурак — печально усмехнулся Феникс. — Ты иногда хуже маленького ребенка. Честно. Северус, прекрати дуться. Мне до дрожи в коленях страшно, что у нас с Томом ничего не получится и весь мир полетит в тартарары! Мне больно, при мысли, что я могу больше никогда не увидеть тебя, Дамблдора, Рона, Гермиону. Ты не представляешь, сколько вы для меня значите!
Слова, тон которыми они были сказаны, печаль в глазах и мягкая улыбка, подчистую уничтожили и обиду, и горечь, и страх, оставив после себя, лишь светлую печаль.
— Ублюдок! — Снейп отвел глаза и с силой сжал переносицу, — прекрати это! Я знаю, что ты как-то на меня воздействуешь! Немедленно прекрати! Уходи! Покинь мой кабинет!
— В общем, я бы хотел, чтобы ты присутствовал там... Когда... Ну, в общем, ты понял...
— Немедленно покинь мой кабинет! — проорал Снейп, со злостью швыряя в друга первым, что попало под руку, а именно чернильницей. Однако Черный Феникс исчез до того, как сосуд попал в него. О его посещении напоминало лишь чернильные пятна на стене и полу, чернильница, валяющаяся под креслом, и пепел.
Снейп зарычал и грохнул кулаком по столу. Не успокоившись на этом, швырнул в окно книгу по зельям и смахнул все, что было на столе, на пол. Вскочил на ноги и пнул стул, на котором сидел, тот с ужасающим грохотом врезался в стену.
В дверь постучали, и директор замер на месте, диким взглядом осматривая кабинет, который больше напоминал руины.
— Северус, ты в порядке? — раздался обеспокоенный голос Минервы.
— Да, да конечно. — Забормотал он, усиленно кивая головой, даже не думая о том, что его не видно, и не слышно, за толстой, магически укрепленной дверью.
— Северус? — в голосе было беспокойство.
— Все в порядке, — наконец осознав, что от него требуется, проорал директор, — что-то случилось?
— Ты опаздываешь на совещание…
— Я… я занят! У меня назначена встреча с министром, проводите без меня! — и Северус Снейп, стремительно приблизившись к камину, швырнул туда весь горшок с летучим порохом, и проорал:
— Кабинет Министра магии!

Альбусу Дамблдору пришлось отпаивать директора Хогвартса успокоительным пока тот метался по кабинету, и что-то неразборчиво шипел, то и дело недоуменно пожимая плечами. Лишь через час, Снейп наконец пришел в себя и смог более-менее связно объяснить что произошло.
— Мальчик мой, — министр сочувственно смотрел на человека, ставшего ему почти сыном. — Северус, ты же знаешь, кто он, и сколько всего выпало на его долю, дай ему возможность уйти спокойно. Он очень ценит тебя Северус, он может говорить, что угодно, и вести себя как… прости конечно, идиот, но… он другой.
— Я знаю, — все еще нервно огрызнулся Снейп.
— Я имею в виду, не то, что эта его показная веселость, лишь маска. Я говорю, что он сам другой. Он не похож ни на меня, ни на тебя, даже на Тома не похож. Верь в него мальчик. Такие не умирают. Я уверен, он вернется, не совсем человеком, но он будет рядом, даже если ты его не увидишь. Верь в это Северус. Сегодня, я получил хороший урок, как можно заставить сбыться свои желания. В них просто нужно поверить всей душой, без сомнений, фанатично верить, и они сбудутся. Я буду верить в него и Тома, — министр лукаво улыбнулся, — ты поможешь мне, совершить невозможное Северус?

— Стоунхендж, — тихо прошептал Гарри, подставляя ветру, разгоряченное долгим полетом, лицо.
— Время пришло, — Том последний раз обвел взглядом квиддичное поле Хогвартса и посмотрел на друга, — нам пора.
— Я знаю, но дай мне еще минуту, — взмолился Поттер.
— Перед смертью не надышишься, — серьезно заметил Вольдеморт, — пойдем, а то я струшу, и тебе придется меня волоком тащить.
Гарри неуверенно хихикнул, и крепко сжав руку Темного Лорда, шепнул:
— Прощай Хогвартс.
— Прощай, — эхом откликнулся Том.
И спустя мгновенье они исчезли.

Волшебники затихли, стоило только двум магам материализоваться рядом с Стоунхенджом.
Гарри мгновенно отыскал взглядом Северуса и послал ему полную благодарности улыбку, тот в ответ неуверенно усмехнулся.
Рон, Гермиона, Невил, Луна, Джинни, Фред, Джордж, Артур, Грюм, Тонкс, МакГонагл и еще многие…
Здесь собрались только те, кто лично знали Гарри Поттера, и кто никогда в нем не сомневались.
И судя по всему, старик все же рассказал им правду.
Гарри молча подошел к ним, напряженно на него взирающим, и заметил:
— Думаю, представляться не имеет смысла. Дамблдор ведь рассказал вам, и, судя по всему, накачал успокоительным по самые уши. Это хорошо. — Поттер горько рассмеялся, — я сволочь. Хоть я вам и не врал, но не говорил правды, но теперь это не имеет смысла. Я ухожу. Ухожу с Томом туда, куда мы стремимся много лет. Мне жаль, что так вышло. Честно жаль. У меня не хватает слов, чтобы выразить все мои чувства к вам друзья мои.
— Гарри — тихо всхлипнула Гермиона, уткнувшись, в плечо Рона.
— Не плачь Гермиона, — тихо попросил Гарри, — и все вы, не грустите. Моя жизнь была предопределена еще до моего рождения. Но я рад, что имел возможность побыть какое-то время с вами. Не воспринимайте мой уход как смерть. Это просто освобождение от почти двух тысяч лет безнадежных поисков.
Альбус Дамблдор, — голос прозвучал, словно удар кнута, и все вздрогнули, — вы были мне как отец. — Черный феникс внимательно разглядывал старого волшебника, — вы многое мне дали. Я оставляю вам самое дорогое, что у меня есть, опыт и знания. Не все конечно, — он усмехнулся, — но, то, что пригодится этой вам, и этой стране. Будьте же достойным хранителем.
Дамблдор поклонился.
— Рон, Гермиона. Вы двое всегда были для меня парой костылей, на которые я опирался. Вы, именно вы, не давали мне упасть. Ради вас я жил, ради вас я выживал.
Гермиона снова всхлипнула, да и у Рона глаза странно поблескивали.
— Я дарю вам домик в Лютом переулке, помнишь его Рон? Простите, что стер вам тогда память, но это было необходимо. Все что вы там найдете, ваше. Правда, книги я сжег, прости, конечно, Гермиона, но информация о Двуликих должна быть захоронена в веках и забыта. И, — Черный Феникс улыбнулся, — возможно, это для вас значит немного, но я желаю вам счастья. Я всегда мечтал стать крестным вашему ребенку, но не доживу до его рождения. Однако я стану его персональным ангелом-хранителем.
— Ты даже не представляешь, как мне хочется тебе врезать, — покачал головой Рон.
Гарри весело рассмеялся, но, посерьезнев, продолжил.
— Джинни, ты была мне как сестра, хотя будь я обычным человеком, я уверен, что у нас бы было будущее. Возьми мою молнию и мантию-невидимку, они спрятаны в выручай-комнате.
Фред, Джордж, вы всегда меня восхищали вашей жизнерадостностью, ну же, не кисните. Возьмите эти записи, я писал их всю ночь. С их помощью вы сможете создать настоящие шедевры. Так когда-то развлекался я. Возможно, вы даже сможете переплюнуть бога озорства? — Феникс весело улыбнулся.
— Артур Уизли, вы были для меня как отец. Простите. Простите, что заставил вас переживать. Простите, что не сумел спасти вашу жену и вашего сына. Моя вина перед вами неизмерима. Я оставляю вам дом Сириуса, и мне бы хотелось, чтобы однажды, этот дом стал для вас не напоминанием о войне, а настоящим семейным гнездышком, куда будут слетаться все Уизли.
Тонкс. Аластор. — Гарри весело посмотрел на аврор, — я думаю, что по маскировке у меня были бы высшие балы, да?
— Из тебя бы получился замечательный аврор, Поттер, — кивнул Грюм, — как и убийца.
— Ваши слова, для меня много значат, — Черный феникс пропустил мимо ушей шпильку, — однако меня всегда угнетали методы министерства при допросе. Держите. Это пирамидка правды, она вынуждает людей, находящихся поблизости к ней, говорить только правду.
Гарри подошел к каждому присутствующему на поляне, сказал несколько слов, и оставил какой-то подарок. Остался лишь Снейп.
— Северус. — Гарри положил руку на плечо хранителя, — спасибо. Спасибо за все. Ты стал для меня хорошим другом, и не раз помогал мне. Специально для тебя я сотворю маленькое чудо.
Гарри сделал шаг назад и соединил ладони. По его рукам медленно потек огонь.
Подул ветер, взъерошив непослушные волосы и смахнув с них искры. Полы плаща развевались, и пламя по краям одежды трепетало. А в ладонях рождалось нечто.
Все, затаив дыхание, следили за происходящим, Том лишь улыбался, он, наконец, увидел истинную форму друга. Черный феникс, наконец, освободил свою душу. И это действительно был уже не огонек. И это была уже не просто душа. Душа, для которой тело не значило НИЧЕГО.
Огонь был везде, он был в волосах, и при порывах ветра, его можно было увидеть. Он был в глазах, они сияли неземным светом. Он был в коже, она вся состояла из белого огня. Он был в одежде, и языки пламени, словно преданные собаки лизали землю у его ног.
Гарри протянул руки к Снейпу и все ахнули, на ладони словно маленькое солнце, лежало яйцо феникса.
— Это мой дар тебе Северус, — голос Поттера звучал приглушенно, — возьми его, только осторожно, не обожгись.
Дождавшись пока директор Хогвартса наколдует себе специальные перчатки, и бережно возьмет яйцо феникса, Гарри улыбнулся, и, подав знак Тому, пошел к арке. А люди смотрели им вслед, и не могли вымолвить ни слова. Им только что открыли одну из величайших тайн мироздания, и они не могли поверить в то, что видели их глаза. Перед ними был Бог. Как некогда маглы считали волшебников богами, так и сейчас волшебники считали богом Черного феникса. И возможно не так уж они и ошибались?
— Вместе? — улыбнулся Поттер, глядя на арку.
— Вместе, — эхом отозвался Риддл.
— А можно я тебя за руку возьму?
— Боишься?— улыбнувшись, подначил друга Вольдеморт.
— Ага, — Гарри тяжело вздохнул, — ужасно боюсь, что мы там, можем друг друга потерять.
— А ты меня не обожжешь? — сварливо вопросил Том, скептически глядя на огненные ладони друга.
— Нет, — Черный феникс крепко сжал руку Темного Лорда, и прошептал, — пойдем. Раз, два, три.
Они одновременно сделали шаг вперед, и пропали, лишь занавес печально колыхнулся. Что-то сверкнуло. Камни задрожали, но устояли, хоть и пошли трещинами. Альбус Дамблдор облегченно выдохнул.
— Похоже что все, — спокойно сказал Риндзин, стоя за спиной министра, — я больше не чувствую их присутствия.
— Я тоже, — Снейп все еще на вытянутых руках, держал яйцо феникса, и выглядел еще угрюмей, чем обычно. Однако в его глазах была улыбка. — Они вернутся, — его голос звучал уверенно. Вот увидите. Такие не умирают, да Альбус?
Дамблдор улыбнулся, и громко сказал, чтобы услышали все.
— Конечно Северус. Они еще вернуться. И мы все можем им в этом помочь, не так ли господа маги? Неужели вы считаете, что это конец?

Эпилог

Прошло два года. У Рона и Гермионы родился сын. Ему дали имя Гарри Рональд Уизли. Мальчику достались огненно рыжие волосы отца, а от матери нос, губы и овал лица.
Все волшебники из уст в уста передавали историю его рождения. Дескать, при родах, акушеры видели, образ до боли знакомого, молодого черноволосого человека, что-то шепчущего на ухо Гермионе. Роды прошли просто великолепно. После первого крика, изданного младенцем, человек исчез, предварительно успокаивающе улыбнувшись нервным акушерам, и озорно подмигнув счастливому отцу. Рон Уизли, на все вопросы, лишь улыбался, и шутил, что Гарри обещал стать персональным ангелом-хранителем мальчика, так что ничего странного, что он пришел поддержать подругу, и лично встретить своего подопечного.
Глаза у младенца были ярко зеленого цвета.
Мальчик рос необычайно умным, но до жути проказливым. Его магический потенциал, превышал все показатели, даже детей родившихся сразу после высвобождения магической энергии.
Конечно, в магическом мире намечались проблемы, но это как всегда. Оказались востребованы сквибы. Ринзину пришлось обучать их, использовать свои таланты. Позже, в Хогвартсе даже открыли новый факультет для обучения сквибов, ведь у них тоже появилась возможность колдовать.
Ночью на улицах стали чаще мелькать вампиры. Маги постепенно привыкали к новой жизни. Она не так уж сильно отличалась от прошлой и сулила свои выгоды.
Гарри Рональд Уизли быстро рос. Он успешно колдовал без палочки, даже в присутствии двух сквибов. Но как ни странно никаких разрушений не чинил. Он много и охотно рассказывал родителям, про своего невидимого друга, который иногда к нему заходит, рассказывает интересные истории и учит колдовству. На вопросы родителей, как выглядит этот человек, мальчик уверенно описывал его:
— Высокий, черноволосый, у него прикольная прическа. Он очень веселый, много шутит и смеется. И словно бы состоит из огня. Он просил, чтобы я называл его Двуликим.
Тот же человек частенько появлялся и в Хогвартсе, и в министерстве, и вел долгие беседы с директором и министром.
Много позже Гарри занял кресло министра магии, за считанные месяцы полностью перекроил все законы Магического мира Англии. Даже его недруги говорили о нем с уважением и опаской. Открыто, же выступать против него, не решался никто. Все знали, что этого человека охраняет нечто такое, по сравнению с чем, даже внезапно возросшая магия казалась детским лепетом. Прецеденты, конечно, были, но все они закончились весьма плачевно, и отнюдь не для министра.

— Жалеешь? — Снейп внимательно смотрел на Поттера, который шаловливо тыкал пальцем в некогда подаренного Северусу феникса, тот возмущенно огрызался, стараясь ухватить клювом палец наглеца.
— Нет. — Гарри улыбнулся. — Я не так уж много потерял Северус. Да, я не могу общаться с большой частью знакомых. Но растут новые маги. Твои дети, дети Гарри, те, кто в прошлых жизнях были моими хранителями, и их дети, они могут меня видеть. Так я могу принести больше пользы волшебному миру.
— Как там Темный Лорд?
— О, обживается, — Гарри хихикнул, — он пока еще не привык к новому образу существования. Я то уже был, за аркой, и знал, куда и на что, иду.
Внезапно раздался лай, и в комнату, сквозь стену влетел большой черный пес. Снейп пораженно распахнул глаза.
— Только не говори мне, — пораженно прошептал он, но тут же замолк, собака превратилась в человека. — Блэк!
— Как приятно, меня еще помнят! — хохотнул Сириус, и с величайшей почтительностью склонился перед крестником. — О ваша божественность, — едва не лопаясь от смеха, взвыл он, — вас зовет красноглазый ублюдок, и говорит, что надерет вам кое что, поскольку вы не сказали ему, что это насколько ужасно!
— Как неподобающе, — опешил Гарри, — меня? Отшлепать? Ладно Северус, пойду, посмотрю что там с ним случилось. Как бы он глупостей не наделал. Пойдем Сириус.
— Поттер. Стой! — Снейп пораженно разглядывал бывшего недруга, и с вопросом в глазах посмотрел на Черного феникса. — Он что, работает у тебя посыльным?
— Да Северус, — Гарри улыбнулся, — если ты захочешь, то тоже можешь к нам присоединиться. Мне требуются, как ты выразился, посыльные. Чао. Если тебя срочно потребуется моя помощь, ты знаешь, как со мной связаться.
И Черный феникс, озорно подмигнув, шагнул сквозь стену и исчез, черный пес, насмешливо гавкнув, последовал за ним. А Северус Снейп еще долго пытался понять, в чем же заключается смысл жизни, и стоит ли сомнительно комфортабельное послесмертие, места подле новых Богов волшебного мира.

0

9

Читайте и комментируйте! Мне очень понравилось!!

0

10

Rusia,
Thx, люблю читать длинные фики!

0

11

Rusia написал(а):

Мне очень понравилось!!

Мне тоже. Я прям даже спал мало, когда читал его.

0

12

Alisa написал(а):

Thx, люблю читать длинные фики!

А уж как я люблю их загружать, учитывая ограничения по количеству символов... :)
А вообще этот фик появился только недавно (точнее он недавно был дописан) и сразу мне как-то запомнился.

0

13

Я читала этот фик полтора часа, но очень интересно. У меня есть пару фанфиков. но не собственного сочинения, а с других сайтов. Очень рекомендую: "Гарри пишет письмо врагу"(это стишок, он очень короткий, но клёвый) и "кровавый закат".

0

14

Клёво,я даво так не ржала. :D

0

Похожие темы


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Фанфики » Двуликий