Форум | belpotter.by

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Фанфики » про Фенрира, но всё равно снупин 8)


про Фенрира, но всё равно снупин 8)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название: нет у него названия
Автор: йа
Рейтинг: G
Пейринг: эмм... намекается на снупин
Тип: пре-слэш
Жанр : общий
Саммари: Люпин в общине...
Комментарии: Мне оч хотелось написать про Сивого, но как-то вот всё равно снупин получается))
Отказ от прав: и не подумаю 8Р

Крохотная деревня встретила Ремуса тишиной и запустением. Однако он быстро понял, что это – показное. Из окон домов на него настороженно смотрели десятки глаз, внимательных и недоверчивых. В который раз ощутив себя белой вороной, Ремус поправил за спиной рюкзак и быстро пошёл к самому приличному на вид дому.

Едва он поднялся по скрипящим ступенькам на крыльцо, как дверь отворилась и на порог вышел тот, кого Ремус и искал – Фенрир Сивый. Почёсывая живот, он скептично оглядел Ремуса с ног до головы и удивлённо спросил:

- Люпин, ты ли это?

- Я вот… - пожал Ремус плечами, с грустью понимая, что вся его надежда на конспирацию накрылась блестящим медным тазом. Это с Фенрировым-то нюхом повестись на удочку с Многосущным зельем? Глупый, глупый оборотень…

- Ну? Чего на пороге торчишь? Проходи!

Схватив Ремуса за плечо, Сивый втащил гостя в дом.

- А ты чего это вдруг черноволосым стал? – удивлялся оборотень, помогая Люпину избавиться от рюкзака и плаща. – Помню, такой мальчишка был красивый! Волосики шоколадные, глазки медовые, шейка молочная! Нет, ну это правда ты? - И он шумно втянул в себя воздух возле лица Ремуса. – Люпин!

Сивый сжал Ремуса в объятьях так крепко, что у того затрещали рёбра, а ноги на пару мгновений оторвались от пола. Не совсем понимая, откуда столько радости, Ремус запротестовал:

- Отпусти сейчас же!

Вместо внушительного приказа получился жалкий крысиный писк, который, впрочем, так развеселил Сивого, что он отпустил свою жертву.

- Я знал, что ты вернёшься, Люпин! – сияя, сообщил Сивый. – Ко мне все возвращаются, так-то оно… Ну ты пока проходи, а я по-быстрому чего-нибудь сварганю!

Оставив Люпина одного в гостиной, радушный хозяин умчался в кухню, откуда явственно тянуло запахом свежего мяса, к счастью, всего лишь бараньего.

Разувшись, Ремус присел на краешек скрипучего цветастого дивана, которого словно вытащили из помойки, так непрезентабельно он выглядел. Хотя, догадываясь о быте и нравах современных оборотней, Ремус вполне мог предположить, что так оно всё и было…

В полутёмной гостиной Фенрира не было ничего занимательного, кроме нескольких детских портретов, нарисованных мелками прямо на серых обоях. Среди прочих испуганных лиц Ремус с удивлением заметил и себя – пухлощёкого и большеглазого.

- А, любуешься моей картинной галереей?

Сивый внёс в гостиную поднос, груженный бутербродами, и водрузил его на колченогий столик. После чего подошёл к стене и, любовно проведя грубой ладонью над острым личиком одного из мальчиков, рассказал:

- Все эти вервольфики сейчас со мной – от кого родители отказались, кто сам ушёл… Знаешь, мои сынки всегда ко мне возвращаются, только ты вот что-то долго шёл. Но сейчас мы тебя накормим, и ты нам всё расскажешь – как жил, как был…

После пятого большого бутерброда с ветчиной в Люпина уже ничего не влезало. Ремус не столько наелся, сколько нервничал из-за слишком навязчивого внимания Сивого. Старый оборотень интересовался мельчайшими деталями из его жизни, особенно заинтересованно расспрашивал, как проходят полнолуния и как ему удалось отучиться семь лет в Хогвартсе.

Фенрир искренне расстроился, когда узнал, что за всю жизнь Ремус убил всего одну захудалую кошку.

- Это просто дико! – Сивый от возмущения даже выбил из рук Люпина бутерброд. – Ты сильный, взрослый оборотень! Ты не должен сдерживать свою сущность – это твоя природа, нельзя держать её взаперти, ведь рано или поздно ты всё равно перегрызёшь кому-нибудь глотку! Я поверить не могу! Немыслимо! Ты – пил волчье зелье?! Какой ужас, Люпин! Но хорошо, что ты меня нашёл, теперь ты этой гадости даже не увидишь! Так, собирайся! Я должен представить тебя братству.

Пока Сивый метался по дому в поисках ботинок, Ремус успел тысячу и один раз пожалеть, что согласился на эту авантюру. Да, Фенрир не знал, что он, Люпин, здесь только по заданию Ордена Феникса, но если все жители общины будут такими неуправляемыми и буйными… Ничего не получится.

Собрание проходило в большом амбаре. В нём был деревянный помост и будка, символизировавшие, вероятно, сцену и ораторскую трибуну, а перед помостом стояло несколько рядов простых скамеек. Народ в амбаре собирался споро, и через каких-то десять минут Ремус смог насчитать под одной крышей никак не меньше тридцати взрослых мужчин и женщин и около десяти подростков.

Все они хмуро разглядывали Люпина, которого Сивый держал за плечо, не давая тихо улизнуть. Стоять на сцене под обзором нескольких недружелюбных десятков глаз было неуютно и непривычно, а ведь добряк Фенрир наверняка потребует, чтобы он и речь толкал…

- Братья и сёстры! – громогласно начал Сивый, когда установилась такая тишина, что Ремус расслышал, как под балками жужжит одинокий комар. – Сегодня к нам прибыл ещё один брат. Его зовут Ремус Люпин и он очень замечательная личность, желающая присоединиться к нашему набирающему силы братству. Кроме того, Ремус – мой маленький желтоглазый Реми – волшебник…

По помещению прокатился ропот – удивлённый и местами возмущённый. Ремус поёжился – что они, волшебников не видели?

- Да! Волшебник! – Сивый сверкнул глазами, и все снова притихли. – И предупреждаю: рядом с Ремусом забудьте, чему учил я вас! Да, волшебники – наши враги ещё в большей мере, чем обычные люди. Они знают о нашем существовании и пытаются извести наш род на корню, но мы не сдадимся! Мы, гордые волки…

И дальше Сивый понёс такую ахинею и агитацию, что Ремусу стало страшно – он попал прямо в лапы фанатику. Чем громче и убеждённее Фенрир говорил, тем сильнее он потрясал Ремусовой рукой, за которую по-прежнему цепко держался. Оставалось только терпеливо ждать, когда же это всё закончится.

А в зале откровенно скучали. Два молоденьких парня курили вонючие сигареты, прислонившись к стене, и о чём-то говорили. Группа дамочек среднего возраста разглядывала Ремуса с самым заинтересованным видом и явно обсуждала его внешность. Многие мужчины привычно колупали ножиками лавочки под собой. Один только Сивый ораторствовал и надрывался, пока не сорвал голос.

- Говори ты, - прохрипел он и, отпустив, наконец, Ремусову руку, подтолкнул его к краю сцены. Сам же налил себе воды из графина, стоящего на тумбе, и шумно прополоскал горло. Затем спустился в «зрительский зал» и приготовился внимательно слушать.

- Привет всем… - Люпин неловко улыбнулся и замялся. Но мгновенно собрался и, глубоко вздохнув, продолжил: – Вы уже слышали, меня зовут Ремус. Если хотите, называйте Лунатиком, так меня называли друзья в школе.

- Друзья? В школе? – громко переспросил один из курящих парней. – Ты учился в школе, Лунатик, в человеческой школе? И у тебя были там друзья?

- Были, - сдержанно кивнул Ремус. – И сейчас есть.

Взгляды собравшихся стали куда более заинтересованными, дамочки больше не шушукались, а те мужчины на задней скамейке спрятали карты.

- Я расскажу вам немного о людях, если вы не против. – Ремус улыбнулся, когда услышал согласные возгласы, и продолжил: - Мне, наверное, просто повезло, но лучших людей, чем мои друзья, я никогда не знал…

Ремус быстро вошёл в раж, рассказывая о Сириусе, он упомянул Снейпа, который молчал, хотя мог рассказать всем о секрете Ремуса… Он долго живописал великие свершения и мудрые поступки Альбуса Дамблдора, а от него незаметно перешёл к рассказу об Ордене Феникса, о том правом деле, за которое борются его члены…

- Орден нуждается в сильных соратниках! – вещал Ремус, удивляясь силе убеждения в своём голосе. – Когда в наши ряды встанут оборотни, мы сможем выстоять против ига Тома Реддла, самонадеянно называющего себя Тёмным Лордом Волдемортом! Знайте, Реддл ненавидит всех, в чьей крови нет истинной волшебной! Он яростно уничтожает магглов, полукровок, магглорождённых волшебников, а оборотням ждать от него пощады уж точно не стоит! Да, Министерство магии всего полвека назад отменило закон о полном истреблении оборотней, но грядут большие перемены! Дамблдор – вот великий борец за справедливость, и в наших силах посодействовать ему в этом святом деле!...

Ремус совсем забыл, что всего двадцать минут назад на этом самом месте Фенрир с пеной у рта призывал сородичей идти с войной на волшебников. А сейчас он сам смущал умы своих слушателей призывами идти за Дамблдором… Интересно, во время этой речи у Альбуса уши, случайно, не горели? Ремус и сам не знал, откуда в нём разгорелся этот неуемный огонёк пропагандиста …

Оборотни расходились по домам со смущением на лицах. Несколько человек подошли к Ремусу и душевно пожали ему руку, поблагодарив на красивое выступление. Фенрир с хмурой задумчивостью попивал прямо из графина воду. Когда амбар опустел, он подозвал к себе Ремуса и с досадой сказал:

- Ох и взбаламутишь ты мне общину, Реми…

- Но я ведь прав, Фенрир, - осторожно сказал Ремус. -  И твои люди это понимают. Может, не все…

- Эх, Ремус ты Люпин, - криво усмехнулся Сивый. – Ты-то, конечно, прав, но как ловко у тебя получилось… Я, когда начинал, только раза с третьего добился, чтобы меня слушали… И всё-таки ты не прав. Ладно, пошли домой.

Фенрир, хрустнув коленными суставами, резко поднялся, Ремус удивлённо переспросил:

- Домой?

- Ну, ты можешь выбрать любой дом, тебя с радостью примет любая семья… - Фенрир пожал сильными плечами. – Но я думал, нам с тобой веселее будет.

- Ну хорошо…

Ремус почему-то почувствовал себя виноватым перед этим могучим и одновременно смешным созданием. Пришёл, называется, в чужое общество, наговорил, смутил умы… А Фенрир, вероятно, не один десяток лет собирал это братство. И вот сейчас всё повисло на самых настоящих соплях…

- Но Ордену действительно необходима поддержка оборотней! – строго сказал Фенриру Ремус, когда они подходили к дому Сивого.

- А я и не спорю, малыш, - хмыкнул тот.

Приняв холодный душ – горячей воды в этом доме попросту не было – Ремус блаженно растянулся на диване. Горло, конечно, побаливало от почти часового ора на сцене и диван попахивал пылью и клопами, но всё же Ремус вдруг почувствовал себя как дома… Впервые за много лет.

***
После не очень обильного обеда, Ремус засел за письмо Северусу. Отто прилетел к нему с запиской от Сириуса - в Ордене просто изнемогали от любопытства.

Ремус писал именно Снейпу, потому что Сириус терпеть не могу переписку. Накарябает пару скучных строчек, и считает, будто большое дело сделал. Снейп, хотя и возмущался, что ему надоело, когда глупые сычи глупых оборотней отвлекают его от изящного искусства составления зелий, но всегда отвечал. Конечно, письма его состояли в основном из упрёков и насмешек, но это было уже что-то.

«Привет, Северус!

Как идёт работа? Гарри не слишком много себе позволяет? Сколько котлов он почистил на последней отработке? А как твоя жизнь вообще? Не соскучился ещё по нашим трогательным посиделкам у твоего камина?

Ах да, заранее прошу твоего прощения за то, что моя птица оторвала тебя от несомненно важных дел. И не вздумай отправлять его назад голодного – однажды он мне чуть палец не отхватил. Хотя тебя бы этот прискорбный факт только порадовал…

А знаешь, здесь весьма мило. Жизнь, конечно, скучновата, но зато я узнал очень много нового о жизни своих мохнатых собратьев. Подробности расскажу как-нибудь при встрече, если у тебя будет желание… Фенрир тихо страдает – я отвернул от его диких идей больше половины общины, - хотя делает вид, что всё так и должно быть. Когда я ехал сюда, то не думал, что мне удастся так хорошо с ним поладить, а оказалось, что ему именно общения и не хватало. Его здесь мало кто воспринимает всерьёз – три-четыре наиболее смурных мужика с семьями, не больше… Мы, конечно, по разную сторону баррикад, но он, по крайней мере, не собирается становиться на сторону Волдеморта. (И не надо кривиться, я этого змееголового называл, называю и буду называть его кличкой.)

Не знаю, сколько здесь пробуду. Альбус говорил, что даёт мне месяц, но если дела и дальше пойдут такими быстрыми темпами, то я смогу уложиться и в две недели.

Ну, пока всё. Возвращайся к своим пробиркам, не смею тебя больше задерживать. Очень жду ответа.

Глупый Оборотень.

P.S. Покорми птицу!!!»

Ремус ещё раз недовольно перечитал написанное – уж очень письма выходили сбивчивыми, когда он писал Снейпу. Затем  исправил пару ошибок и выпустил Отто в окно.

***
В какой-то момент на собрании в амбаре Ремус больше не смог толкать пропагандистские речи. Начиная взывать к чувству социальной справедливости оборотней, он замечал, как многие скучнеют и принимаются усердно выпиливать на лавках фигурки.

Ремус понял: оборотням не нужен был ни Орден, ни Волдеморт, ни ещё какой хозяин. Они просто хотели жить, и чтобы их никто не трогал. Среди братьев мало было преданных Фенриру, хотя его авторитет никто не оспаривал. Изматывающие прятки с Министерством очень утомили всех этих людей, и сейчас им хотелось покоя.

Конечно, Ремус не раз слышал, как кто-то из тех молодых оборотней, кто родился с ликантропной кровью в жилах, убеждал товарищей следовать за Сивым. Он-то знает, чего нужно сильному здоровому волку – больше свободы и мяса. И ни под какие знамёна Дамблдора становиться себе дороже, - кто знает, к чему приведёт такой союз.

Самое странное, что Ремус был полностью согласен с этим мнением. Медленно, но он понял, что затея Дамблдора - привлечь на сторону Ордена ещё и оборотней - была мягко говоря, непродуманной. Даже такой мудрец, как Альбус, не мог знать всех нюансов мышления этих тёмных созданий. Неприятно, но это было именно так.

И когда Ремус замолчал и ушёл с помоста, никто этого даже не заметил. Оборотни посидели какое-то время на своих местах, а потом помещение незаметно опустело. Ремус снова остался наедине с Фенриром, который победно улыбался:

- Видишь, как оно всё получается. Может, кто-то и пойдёт за тобой и твоим этим святым Альбусом … Но большинство махнёт на тебя рукой, плюнет и вернётся к своим делам – воспитанию волчат, например.

Ремус согласно кивнул:

- Это я уже понял. Осталось только убедить в этом Орден. Кое-кто сочтёт, что я просто не справился с заданием.

- Вот что я тебе скажу, мой мальчик. – Сивый положил руку Ремусу на плечо и доверительно притянул его к себе. – Я могу тебе только пообещать, что мои люди не ввяжутся в эту вашу магическую войну. Но клясться, что кто-то из них будет выбирать – тёмному волшебнику перегрызать горло или магглу, как вы говорите, - не стану. У вас своя война, у нас – своя. Ты уж извиняй.

А через пару дней после этого разговора в общину нагрянули нежданные гости – Люциус Малфой собственной персоной с двумя телохранителями. Бледный аристократ с такой брезгливостью вошёл в дом Фенрира, что Ремус, в тот момент отдыхающий на полюбившемся диване, фыркнул.

- Где Сивый? – поморщившись, спросил Малфой. – У меня к нему дело.

- Если ты пришёл вербовать оборотней, то можешь со спокойной совестью уходить, вряд ли местные ребята оценят твои модные изыски.

- Твоего мнения, вшивый волк, я не спрашивал.

- Покажите и мне вшивого волка! – потребовал Фенрир, выходя с баночкой пива из кухни. Люциуса ощутимо передёрнуло от отвращения при виде такой безвкусицы – Сивый был в старых джинсах, линялой футболке и вельветовом пиджаке, которым почему-то очень гордился.

- Здравствуй, Фенрир, - процедил Малфой.

- Здравствуй, здравствуй… - кивнув Сивый, отпив большой глоток пива. – А кто это тут у нас такой холёный да испуганный?

- Дело есть. – У Люциуса только слегка щека дёрнулась, выдав его волнение. – Мы можем поговорить с глазу на глаз?

- Отчего ж и не поговорить? – удивился Фенрир. – Попрошу подняться в мои апартаменты. С глазу на глаз!

По каменному лицу Малфоя пробежала тень недовольства, но он был вынужден оставить своих громил в гостиной – кто ж отважиться спорить с диким оборотнем, который пьёт маггловское пиво и у которого зубы заострены, как кинжалы.

Крэбб и Гойл, вечные спутники всех Малфоев, при всей своей угрюмости и непрошибаемости выглядели неуверенно. Они перетаптывались у дверей и исподлобья поглядывали то на «картинную галерею», то на Люпина.

Развалившись  на диване как можно вольготней, он читал полученное утром письмо. Снейп оставался в своём репертуаре, и Ремус только нежно улыбался, вчитываясь в мелкий убористый почерк.

«Здравствуй, бесконечно глупый Люпин.

Если ты и правда думаешь, что мне нравится читать твои скучные писульки, то ты жестоко ошибаешься. Я яростно зевал до самого постскриптума, а потом заметил, что твоя невоспитанная птица склевала очень важный ингредиент серьёзного опытного зелья. Я страшно взбешён, Люпин. Или купи себе другую сову, или это для тебя сделаю я.

Отвечаю на твои вопросы. Работа идёт как ей и положено идти – Дамблдор генерирует идеи, мерзкие дети выводят меня из себя, Помфри не может без подсказки приготовить самый просто целебный отвар, из-за границы понаехало гостей, Филч злобствует. Поттер снова вляпался: каким-то неизвестным никому, даже Альбусу, способом он подкинул в Кубок Огня пергамент со своим именем и сейчас делает вид, что не при делах. Очень надеюсь, что на первом же испытании его загрызёт дракон. Моя жизнь тебя не касается, Люпин, и не смей о ней спрашивать. Я ведь не интересуюсь, как именно и с кем ты проводишь свой скучный досуг. По посиделкам не скучаю – скучал во время посиделок, но признаю: ты своими глупостями умеешь отвлекать от скуки.

Надеюсь, общая картина течения моих дел тебе понятна?

Если вздумаешь снова мне писать, знай: опять увижу в окне этот голодный комок перьев – получишь бандеролью жаркое из старой жёсткой птицы.

Твой Сопливус.

P.S. Птица поела сама. Ах, да, я уже писал об этом. Но возьми себе на заметку».

Ремус никогда всерьёз не думал, что у Снейпа могут быть к нему какие-то чувства, кроме раздражения. Однако так приятно было оттого, что, несмотря на всё это, Северус не прерывал их неустойчивых отношений.

Переговоры Фенрира и Малфоя длились долго, Ремус от нечего делать даже перебросился парой фраз с Крэббом. Или с Гойлом – разницы не было, всё равно ничего путного ему не ответили. Они обеспокоено посматривали на лестницу, ведущую наверх, наверное, опасались за жизнь Малфоя.

- Не переживайте вы так, - хмыкнул Ремус, - Сивый предпочитает детей не старше десяти лет. Мясцо Люциуса будет несколько жестковато…

Люпин с удовлетворением отметил, как у обоих верзил позеленели лица.

Через несколько минут спустились и переговорщики. По лицу Люциуса нельзя было ничего сказать, но Фенрир улыбался так широко и счастливо, что сомнений не оставалось – аристократ своих целей добился.

Гости надолго задерживаться не стали, наотрез отказавшись пропустить «в душевной компании по рюмашке», и, когда они ушли, Ремус осторожно поинтересовался:

- А о чём был разговор?

- Тебе не понравится, - отозвался Сивый. – Я очень люблю тебя, крошка Реми, но вынужден буду завтра проводить тебя домой. Ради твоей же безопасности. Эти Пожиратели предложили мне ужасно выгодную сделку, и устоять я не смог, уж прости. Но за тебя я переживаю и не хочу, чтобы ты видел, что будет здесь твориться завтра…

- А что завтра? – не понял Ремус.

- Полнолуние, мой друг, полнолуние. – Сивый основательно приложился к бутылке.

- Действительно…

Странно, что Ремус не чувствовал обычной перед такими ночами усталости. Вероятно, на самочувствии сказывалось присутствие других оборотней, которые наверняка умели получать от трансформаций удовольствие. И странно, что Ремус за три недели своего пребывания здесь ни разу не задумался, чем же занимаются все эти люди во время волчьей луны.

Заметив смущённость Люпина, Фенрир жизнерадостно хохотнул:

- Вот потому я и беспокоюсь о тебе – уж больно ты не похож на всех нас. Катился бы ты, а?

Ремус устало прикрыл глаза, затем встряхнулся и принялся собирать в рюкзак свои нехитрые вещи. Надо уходить отсюда сегодня же, и чем скорее, тем лучше.

***
Под прицелом пронзительных глаз Дамблдора Ремус нервно елозил на стуле. Да, он сделал всё, что мог, но как объяснить директору, что в кои-то веки его в общем-то хорошая идея не нашла оправдания? Фенрир продался Малфою, кто-то из оборотней пойдёт за Фенриром – за что интереснее бороться: за кусок мяса или за туманную идею?

Но выслушав Люпина, Альбус лишь печально покачал головой:

- Что ж, оборотни не наш контингент… Прискорбно, что Люциус смог предложить Фенриру более выгодные условия, но опускать руки нельзя. Тем более в настоящий момент. Необходимо срочно выяснить, как имя Гарри попало в Кубок и кто за этим стоит. А кроме того, у Ордена появилась штаб-квартира – Сириус передал мне ключ от особняка, который перешёл ему когда-то по наследству. Только вот дом сейчас в ужасном состоянии, кому-то придётся взять на себя ответственность за приведение его в порядок.

Несколько пар глаз выразительно уставились на Ремуса.

- Хорошо, - выдохнул он. – Когда приступать к работе?

Отредактировано Avada Kedavra (21.09.2007 14:45:59)

0

2

Стёбный фанф!

0

3

кстати, да, стёб слегка получился 8)

0


Вы здесь » Форум | belpotter.by » Фанфики » про Фенрира, но всё равно снупин 8)